Самое обсуждаемое

Материал №54284:
Россия и Иран: сближение в условиях западных санкций неизбежно

  • Валентин Катасонов Автор

    11.08.2017 09:01  8.8 (17)

    Россия и Иран – соседи. Однако товарооборот между странами невелик. Отчасти это объясняется похожестью экономик: Россия и Иран являются странами с ярко выраженной нефтяной ориентацией экспорта. В Иране экспорт нефти даёт 80% от общего объёма экспортных поступлений и 50-60% государственных доходов. В России соответствующие показатели не намного меньше. Это, конечно, снижает возможности развития торгового оборота между двумя странами. Взаимная торговля в отдельные годы едва поднималась выше планки... Полный текст статьи

    Россия и Иран – соседи. Однако товарооборот между странами невелик. Отчасти это объясняется похожестью экономик: Россия и Иран являются странами с ярко выраженной нефтяной ориентацией экспорта. В Иране экспорт нефти даёт 80% от общего объёма экспортных поступлений и 50-60% государственных доходов. В России соответствующие показатели не намного меньше. Это, конечно, снижает возможности развития торгового оборота между двумя странами. Взаимная торговля в отдельные годы едва поднималась выше планки в 1 млрд. долл.

    Таблица 1.

    Торговля России с Ираном (млрд долл. США)

     

    2010

    2011

    2012

    2013

    2014

    2015

    2016

    Экспорт

    3,36

    3,28

    1,90

    1,17

    1,33

    1,00

    1,88

    Импорт

    0,27

    0,35

    0, 43

    0,43

    0,36

    0,24

    0,30

    Оборот

    3,60

    3,63

    2,33

    1,60

    1,69

    1,24

    2,18

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: ITC Trade Map.

    И это притом, что численность населения в России превышает 140 млн. человек, а в Иране – около 80 млн.

    Экономические отношения несколько оживились, когда началось снятие экономических санкций в отношении Ирана после достижения в 2015 году договорённостей по иранской ядерной программе. В 2016 году объём российско-иранского товарооборота увеличился по сравнению с предыдущим годом на 70,1% и составил 2,18 млрд. долл. И тем не менее по итогам прошлого года доля Ирана во внешнеторговом обороте России составила лишь 0,4%, доля России во внешнеторговом обороте Ирана – 4,2%. Надо сказать, что статистика взаимной торговли обеих стран существенно занижает реальные объемы экспорта и импорта. Для снижения рисков санкционного характера значительная часть двухсторонней торговли осуществляется через третьи страны. Сделки оформляются на Кипре, в Швейцарии, Объединённых Арабских Эмиратах, Сингапуре, Гонконге. Реальный товарооборот российско-иранской торговли экспертами оценивается в 4-5 млрд. долл.

    Санкции – импульс развития российско-иранских отношений

    Подписание 2 августа президентом США закона об экономических санкциях должно стать новым дополнительным импульсом для развития торгово-экономических отношений наших стран. Примечательно, что указанный закон определяет вопросы экономических санкций сразу против трёх государств – Российской Федерации, Ирана и КНДР. Не знаю, насколько Россия готова сближаться с КНДР, но для сближения с Ираном есть все предпосылки. Определённая подготовительная работа проведена. Эксперты утверждают, что в короткие сроки торговлю между нашими странами можно довести до уровня 10 млрд. долл. в год.

    На чём может строиться развитие российско-иранских торгово-экономических отношений? Торговля между Россией и Ираном была и остаётся несбалансированной: российский экспорт в Иран в несколько раз превышает импорт России из этой страны. В то же время у России есть некоторые товары, представляющие интерес для Ирана. Это оборудование для атомных электростанций, иное энергетическое оборудование, железнодорожный подвижной состав, суда, автомобили, чёрные металлы, древесина и изделия из неё и т. д. Очень заинтересован Иран в закупках российских самолётов, оружия и военной техники.

    За счёт чего Иран может оплачивать покупку больших партий российских товаров, если торговля остаётся несбалансированной? Нефть и нефтепродукты Ирана России не нужны, а со свободно конвертируемыми валютами у Ирана сегодня большие трудности. Особенно учитывая, что Запад после недолгого размораживания экономических отношений с Ираном опять стал восстанавливать санкции. В частности, был приостановлен процесс разморозки иранских валютных резервов, на что рассчитывал Тегеран, начав в 2015-2016 гг. переговоры с Россией о масштабной программе сотрудничества.

    Согласно последним данным Международного валютного фонда (на май 2017 года), международные резервы Ирана составили 115 млрд. долл. Вашингтон в течение буквально нескольких месяцев проводил «дозированную разморозку» (были разблокированы резервы в объёме нескольких миллиардов долларов), но сегодня «холодильник» санкций опять включён на полную мощность. Кстати, печальный опыт Ирана, утратившего контроль над международными резервами, – серьезное предупреждение российским денежным властям, которые по крайней мере 2/3 международных резервов России размещают в тех странах и в тех финансовых инструментах, которые прямо или опосредованно контролируются Вашингтоном.

    Торгово-экономические отношения Москвы и Тегерана надо развивать, имея в виду, что у Ирана имеется активное сальдо в торговле на национальные валюты с рядом стран, куда он поставлял и продолжает поставлять свою нефть. Это Китай, Индия, Южная Корея, Япония, Турция. Продажа чёрного золота в эти страны осуществляется за юани, рупии, доны, иены, лиры. Покупка в долларах США и евро исключается, так как сделки в таких валютах сразу же попадают в поле зрения тех организаций, которые обязаны контролировать исполнение экономических санкций.

    Судя по некоторым оценкам, особенно большое количество национальной валюты накоплено на счетах иранских экспортеров чёрного золота в китайских банках. Часть из них используется Ираном для закупок китайских товаров, но остаются значительные свободные суммы в юанях, которые не могут быть конвертированы в доллары или евро. Такие денежные остатки могли бы быть использованы для закупок Ираном российских товаров. Однако для этого нужны соответствующие договорённости между Россией, Ираном и Китаем (или иной третьей страной, у которой имеются счета иранских экспортёров в местной валюте).

    О проекте совместного российско-иранского банка

    Начиная с 2014 года Россия и Иран ведут переговоры о создании совместного банка, который мог бы обслуживать взаимные торгово-экономические связи в национальных валютах – российских рублях и иранских риалах. У Ирана в этой области имеется опыт: Тегераном были созданы совместные банки с Венесуэлой и Египтом. Судя по той информации, которая попадает в СМИ, можно предположить, что сторонами обсуждается концепция банка как клирингового центра, в котором бы участвовали не только Россия и Иран, но также страны, с которыми Иран имеет активное сальдо торговли. Прежде всего, это Китай, Индия, Турция. Официальная позиция Китая и других заинтересованных третьих стран по поводу подобного клирингового банка пока не известна. Обычно Пекин в подобных ситуациях проявляет повышенную осторожность. Впрочем, если Трамп реализует свои неоднократно делавшиеся заявления о введении санкций против Пекина, тогда вопрос о создании многостороннего клирингового банка будет решён положительно почти автоматически. Недавно Трамп заявил, что может ввести санкции против Пекина за то, что тот продолжает торговать с КНДР.

    «Экономика сопротивления» Ирана

    Думаю, что даже если к проекту совместного банка не присоединятся Китай или иные ведущие партнеры Ирана, он всё-таки будет создан как двухстороннийклиринговый центр, который будет работать с рублями и риалами.

    Эксперты, следящие за экономикой Ирана, знают, что, несмотря на непрерывные (начиная с 1979 года) санкции, эта страна продолжает развиваться. Резкое ужесточение санкций в 2012 году (прежде всего, запрет на поставку нефти в Европу) подтолкнуло Иран к радикальным реформам, направленным на диверсификацию экономики, отход от ориентации на экспорт нефти и нефтепродуктов. Вскоре после этого в стране был принят план под названием «Экономика сопротивления», который, по сути, представляет собой план мобилизационной экономики. Сам термин появился еще в 2007 году как альтернатива действовавшей модели под названием «Экономика воздержания».

    Новую модель всячески поддерживает верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Модель предусматривает проведение импортозамещения, индустриализации, повышение в экспорте готовых изделий. Имеются и позитивные изменения в структуре иранской экономики. Динамично растёт чёрная металлургия, глубокая переработка углеводородного сырья (химия), машиностроение. В машиностроении особенно выделяется автомобильная промышленность. В стране работают автомобильные предприятия, включая Iran Khodro Industrial (IKCO), Pars Khodro, Saipa, Kerman Khodro, Bahman Autos и Kish Khodro. Пока их нельзя ещё назвать чисто национальными заводами – в их капитале участвуют европейские (преимущественно французские) автогиганты; к тому же достаточно велика доля импортных комплектующих в производстве автомобилей. Однако правительство ставит задачу повышения локализации иранского автопрома (переход на комплектующие местного производства).

    Эксперты обращают внимание на то, что модель «Экономика сопротивления» имеет много схожего с моделью, формировавшейся в СССР в 1930-е годы в ходе социалистической индустриализации. Многие государственные и общественные деятели проявляют большой интерес к экономической истории СССР и его опыту сосуществования с Западом во время торговой и кредитной блокады, холодной войны.

    В последние несколько лет в Иране наметился процесс увеличения удельного веса несырьевых товаров в экспорте Ирана. Примечательно, что наряду с термином «Экономика сопротивления» популярным в Иране стал лозунг «Сделано в Иране». Если в России будет провозглашён лозунг «Сделано в России» и начнётся его практическая реализация, торговые обороты между нашими странами смогут вырасти как минимум на порядок, снизив уязвимость обеих стран перед западными санкциями.

    Россия как торговый партнёр и торговый посредник Ирана

    Есть ещё один достаточно хорошо проработанный проект взаимного сотрудничества, который следует запустить в кратчайшие сроки. Речь идёт о достигнутой в начале 2014 г. между Тегераном и Москвой договорённости о том, что Россия готова выступать в роли торгового посредника для продажи иранской нефти объёмом около 500 млн. баррелей в сутки. Предусматривался её реэкспорт и закупка на полученную валюту необходимых Тегерану товаров, в первую очередь зерна, некоторых видов техники и стройматериалов. Соглашение не было подписано, поскольку у Тегерана в 2015 году возникла надежда, что эмбарго на экспорт чёрного золота будет с Ирана снято. Однако, судя по всему, оно, наоборот, будет восстановлено в полном объёме.

    Нынешние санкции Вашингтона пока не предусматривают жёсткой блокировки экспорта нефти Россией, поэтому следует довести подготовленное соглашение до подписания и начать его практическую реализацию. Нельзя, впрочем, исключать, что Вашингтон со временем попытается заблокировать и российский экспорт нефти; тогда придётся искать другие обходные пути. Обе страны имеют богатый опыт жизни в условиях санкций, и этот опыт приобретает сейчас особую ценность. О вековом опыте жизни России в условиях экономических санкций я уже писал. Об иранском опыте преодоления санкционного давления – в следующей статье.

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Ксент Член клуба

    11.08.2017 10:28

    75% 1.9

  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    11.08.2017 10:52

    95.3% 3.5

    +
  • вольный маляр-штукатур Член клуба

    11.08.2017 14:45

    83.3% 0.7

  • Валерий ГОСТЬ

    12.08.2017 07:45

    0% 0.0

  • smedi ГОСТЬ

    12.08.2017 10:01

    50% 0.1


Ответить    Последний комментарий