Материал №54880:
Конечный тупик

  • Елена Ларина Автор

    11.09.2017 21:51  8.8 (53)

    Верхние сословия – это едва ли не самый сложный субъект для нооскопирования.  Ноо – это сознание, разум, смысл. В рамках этих концептов анализировать нынешние реалии достаточно сложно. Также не поворачивается язык назвать российских бенефициаров последних 30 лет элитой. В.Парето и Г.Моска как минимум сильно обиделись бы за такое использование их термина. На помощь приходит Рана Фоохар – автор одной из наиболее читаемых в нынешней Америке книг  «Makers and Takers:... Полный текст статьи
    Конечный тупик

    Верхние сословия – это едва ли не самый сложный субъект для нооскопирования.  Ноо – это сознание, разум, смысл. В рамках этих концептов анализировать нынешние реалии достаточно сложно. Также не поворачивается язык назвать российских бенефициаров последних 30 лет элитой. В.Парето и Г.Моска как минимум сильно обиделись бы за такое использование их термина. На помощь приходит Рана Фоохар – автор одной из наиболее читаемых в нынешней Америке книг  «Makers and Takers: The Rise of Finance and the Fall of American Business».  Наиболее точный по смыслу перевод названия – «Созидатели и отниматели: подъем финансов и упадок американского бизнеса». Более политкорректный – «Производители и получатели: подъем финансов и падение американского бизнеса».  Будем использовать более политкорректный и нейтральный вариант – производители и получатели. Верхнее российское сословие, это в своей подавляющей массе – получатели, бенефициары отрицательной конвергенции. Она длится вот уже более четверти века в США и в России, в странах ЕС и даже как это ни парадоксально в успешном Китае.

    В 2002 г. замечательный российский мыслитель, историк и геополитик Вадим Цымбурский  опубликовал в «Русском журнале» статью «ЗАО «Россия».В ней есть такие строки: «Кто-то на днях высказался по радио, что Послание Путина к Федеральному собранию – это как бы обращение президента открытого акционерного общества “Россия”. Я бы добавил только: закрытого акционерного общества. Именно так. Распорядительные органы этого закрытого акционерного общества заняты утилизацией имперских накоплений в пределах российских границ и в формах санкционированных мировой экономикой и глобальным властным порядком. В одной моей рецензии я даже предлагаю подходящее название: The Great Russia Utilization Inc. То есть это просто компания по утилизации того, что осталось от великой России.

    Чтобы уяснить для себя, как стало возможно такое положение, следует, вероятно, вспомнить траекторию нашей демократии за последние полвека… Пик развития нашей демократии достигнут в 90-е, когда между “элитами” и “народом” установился своеобразный консенсус невмешательства: вы в своей сфере, мы – в своей. Власти даже не нужно, чтобы народ присутствовал при ее деяниях, состоящих в утилизации ресурсов. Самое интересное, однако, в том, что наступает момент, когда ресурсов становится достаточно мало, остается все меньше того, что еще можно утилизировать. И тогда ресурсом, подлежащим утилизации, становится само население».

    На наших глазах окончательно перестал действовать социальный контракт, заключенный еще во времена Леонида Ильича Брежнева между властью и населением.  Суть его – в смене акцента с развития и реализации способностей на удовлетворение потребностей. Именно тогда, во времена застоя,  был сделан выбор между прошлым и будущим. В пользу прошлого.

    История бенефициаров утилизации или получателей, делится на три ярко выраженных периода. Первый начался еще в последние годы существования СССР с выходом законов и постановлений о ликвидации государственной монополии на внешнюю торговлю, создании СП, переходе к конвертируемости рубля, разрешении посредническим кооперативам заниматься внешнеэкономической деятельностью и т.п.  Первая волна бенефициаров – это продавцы Родины. В их число вошли представители советской оргпреступностии, первые кооператоры, работники внешнеторговых объединений, сотрудники спецслужб и т.п.

    До сих пор отсутствует сколько-нибудь достоверная оценка  объема  массовых хищений в основном в виде внешнеэкономической деятельности. Именно эти ресурсы стали базой российского квазикапитализма по Гайдару и Чубайсу. Некоторое представление о содеянном могут дать следующие цифры. В начале 80-х гг. цены на сталь находились на уровне 300-400 долларов за тонну, в середине 80-х поднялись до 500-600 долларов, а затем стали ощутимо падать. На многие виды редкоземельных металлов цены за 1987-1995 упали в два и более раза. Масштабы вывоза советских нефтепродуктов, включая бензин, мазут и т.п. в Западную Европу не только по кооперативным, но и военным каналам были таковы, что, например, в ФРГ цены на бензин дешевых марок упали в 1988-1993 г. на 30%, а топочного мазута – почти на 40%. В эти же годы заметно снизились экспортные цены на цемент, поставляемый, прежде всего на Ближний Восток, в Китай, страны Персидского залива, и минеральные удобрения.

    С середины 90-х гг. главным источником утилизационных, а по сути, воровских доходов стала уже не продажа по демпинговым ценам ресурсов на экспорт, а приватизация советских активов. Не будет преувеличением назвать бенефициаров приватизации, многие из которых до сих пор входят в состав верхнего сословия, рейдерами в законе. Достаточно странное впечатление производит, например, сегодня М.Ходорковский, который рассказывает, как они собственным умом и руками подняли из руин нефтепромыслы и превратили их в компанию мирового класса «Юкос». Не менее поразительны его высказывания, что никакой семибанкирщины не было, а крупный бизнес был вынужден делать то, что хотел Б.Н.Ельцин. Понятно, что в 90-е гг. процесс передачи крупной собственности был планомерным, и случайных людей среди мультимиллионеров и миллиардеров не было и нет. При этом в основе приватизации лежало беспрецедентное ограбление страны и народа.

    Вот что на этот счет пишет Сергей Чернышев:

    «Никто не тормознул аукционы в ожидании, покуда рынок одумается и отслюнит за приватизационный чек толстую стопку гринов. На одну чашу весов сложили основные материальные активы страны, на другую — ваучерную массу, скупленную у населения за указанный бесценок. А куда денешься? Считается, считать рынок умеет. Индустриальные гиганты сбыли по цене ларьков.

    Тем самым по факту было признано: из общенародного достояния безвестно сгинули 1 триллион 496 миллиардов долларов. Щепки делят — лес горит.

    Где-то между 1990 и 1994 годами неслышно грянула глобальная катастрофа, на вторую по размерам экономику мира обрушился невидимый астероид, и 99,7% ее стоимости испарились».

    Мои знакомые имели возможность в конце 90-х гг. после прихода к власти правительства Е.Примакова-Ю.Маслюкова ознакомиться с подлинными документами Госкомимущество, включая постановления, внутренние приказы и т.п. Из них следовало, что перед проведением массовой приватизации и чековых аукционов активы были целенаправленно обесценены в среднем в 12-15 раз.

    Это обесценивание позволяет пролить свет на одну из главных загадок российской истории последних 25 лет.  Почему для новых собственников оказалось выгодным выбрасывать оборудование, зачастую на тот период новое и современное, в буквальном смысле на свалку, и превращать заводы в мебельные магазины, торговые центры, таможенные склады и т.п.?  Ответ прост. Собственность была получена за копейки и соответственно даже после уничтожения активной части основных фондов, здания и сооружения в реальности стоили намного больше, чем за них заплатили. Соответственно, главным бизнесом длительное время была перепродажа приватизированной собственности от начальных собственников конечным. В число последних входили  крупные торговые и складские сети, иностранцы к концу 90-х – началу нулевых потянувшиеся в Россию, и тогдашние олигархи.

    С середины нулевых началось  формирование третьей генерации получателей – королей госзаказа. По состоянию на 2016 г. они выглядят так, а на 2017 – так.  В настоящее время государство и госкомпании контролируют примерно 70% российской экономики. Как заявил в прошлом году руководитель ФАС Игорь Артемьев, доля государства и госкомпаний в ВВП выросла с 35% в 2005 г., до 70% – в  2015 г. По данным экспертов, доля продолжает увеличиваться и в настоящее время ориентировочно достигла почти 75%.

    При этом эффективность работы госкомпаний невысока. Об этом в интервью ТАСС на Петербургском международном экономическом форуме заявила глава Счетной палаты Татьяна Голикова. По ее словам, ежегодно институты развития получают около 500 млрд. рублей. При этом цепочка, по которой проходят деньги, позволяет им фактически растворяться без следа.

    “Мы вроде бы видим государственные корпорации, которые являются 100-процентными слугами государства, но, с другой стороны, в их периметр входят акционерные общества, куда попадают, соответственно, бюджетные деньги, и там уже проследить что-либо сложно”, – объяснила Голикова.

    Закупки госкорпораций при этом проходят практически без государственного контроля.

    “Как вы знаете, они сами пишут свое положение о государственных закупках. Эти положения очень сильно отличаются друг от друга. И если мы будем сравнивать конкурентность государственных закупок к конкурентности там, то это две принципиально разные вещи. Достаточно сказать то, что они используют порядка 5 тысяч различных видов закупок, присутствуют на 170 электронных площадках, и очень сложно сопоставить даже что-то, какие-то общие их признаки”, – рассказала Голикова.

    Раскрыть масштаб проблем, по ее словам, поможет механизм казначейского сопровождения госзакупок, который постепенно внедряется в некоторых госкомпаниях. “Я думаю, что в ближайшем обозримом будущем мы сможем увидеть некоторые проблемные зоны”, – заявила глава СП.

    По данным Федеральной антимонопольной службы, лишь 5% госзакупок в России проходят на конкурентной основе. Остальные 95% достаются заранее определенным поставщикам. В результате как минимум 10% рынка контролируют картели, цены завышаются на 20-30%, из-за чего бюджет теряет до триллиона рублей в год.

    Едва ли не лучшее объяснение происходящему дал в книге «Бизнес в стиле распил» д.э.н.  Марат Мусин: «Существует общемировая тенденция, которую мы предлагаем назвать управленческим империализмом. Мы считаем, что современный этап развития представляет собой эпоху управленческого империализма. Основным законом данного этапа является закон управленческой интервенции (замещение интересов): интересы управления всегда ущемляют интересы доверителей – труда и капитала». С трудом все ясно. А главным собственником капитала в госкомпаниях является государство, т.е. в конечном и последнем счете – население, народ..

    Сменяющие друг друга поколения получателей по большому счету к настоящему времени завершили процесс утилизации наследия Советского Союза. Итоги этого процесса достаточно подробно описаны в серии постов «Невеселые  картинки»«Юбилейно-новогоднее. В жанре эпитафии-поздравления»«Околонуля 2016» и «Как Алишер Бурханович стал спонсором протестных акций».

    В данном контексте хотела бы обратить внимание на другое. Не удовлетворяясь гигантскими легальными доходами, определенная часть получателей активно участвует в преступных и коррупционных схемах. По данным Марата Мусина, полученным с использованием уникального аналитическо-расследовательского автоматизированного комплекса «Ариадна» по состоянию на 2012 г. «только внутри страны ежегодно легализуется преступных доходов до 12% к среднегодовому ВВП. По более сложным транзитным схемам дополнительно легализуется еще примерно 7% ВВП. Эти преступления также связаны с коррупцией, на которую приходится ежегодно 27% ВВП». Итого, согласно расчетам М.Мусина, полностью, либо частично незаконным образом в 2012 г перераспределялось более 45% ВВП. Участвовали в этом процессе не только местные бенефициары, но и зарубежный, казалось бы, респектабельный  бизнес. Значительная часть этих денег была нелегально экспортирована за рубеж. За последние 25 лет сумма нелегального вывоза капитала составила 1,5-1,7 трлн.долларов.

    А теперь, собственно, о сути данного поста. Когда авторы призывают бенефициаров утилизации позаботиться о народе, будущем страны, о стариках, детях, больных и т.п. это выглядит, по меньшей мере, наивно. Мой посыл иной. Пора позаботиться хотя бы о самих себе.

    Недавно международный коллектив во главе со знаменитым Томасом Пикетти опубликовал доклад «От Советов к олигархам. Неравенство и бедность в России. 1905-2016 гг.». Характерно, что доклад подготовлен Бюро экономических исследований, которое тесно взаимодействует с британским разведывательным сообществом. Доклад опубликован в августе 2017 г. В нем можно найти такие строки:

    «Объем оффшорного капитала россиян превышает примерно в три раза уровень валютных резервов страны. К 2015 г. объем активов, выведенных в оффшоры, составил около 75% от национального дохода страны. ..

    То есть за рубежом — в Великобритании, Швейцарии, Кипре и других подобных оффшорных центрах — содержится столько же финансов богатых россиян, сколько все население России держит внутри своей страны».

    Недавно опубликован доклад о богатстве в мире – The Wealth Report 2016. Исследование, проведенное совместно с консалтинговыми компаниями Wealth-X и New World Wealth, основывается на данных опросов 400 представителей ведущих мировых частных банков и инвестиционных консультантов, в управлении которых находятся активы около 45 000 ультрахайнетов (персон с накопленным имуществом более 30 млн.долларов) совокупной стоимостью более 0,5 трлн. долларов

    В докладе приведена и структура инвестиций ультрахайнетов в среднем по миру и из России и стран СНГ.

     

     

    В 2015 г. в России и странах СНГ ультрахайнеты больше инвестировали в элитную жилую недвижимость (28%), на коммерческую недвижимость пришлось 8%, акции и облигации составили 19% в структуре активов.

    При этом богатые россияне и жители СНГ лидируют в мире по доле наличных средств в портфеле инвестиций (21%). Наименьшую долю в структуре инвестиций ультрахайнетов в России и странах СНГ составили предметы роскоши (1%) и драгметаллы (2%).

    Цифры получены на основании опросов менеджеров крупнейших банков, не содержат экспертных оценок относительно богатства, запрятанного в оффшорах. Между тем это очень важно. Уже после издания доклада был опубликован бестселлер Брука Херрингтона Capital without Borders. Wealth Managers and the One Percent и прошла пресс-конференция юридической налоговой сети. На ней выступил Николас Шэксон – автор опубликованной на 30 языках, включая русский, книги «Люди обокравшие мир. Правда и вымысел об оффшорных зонах». Если обобщить данные Херингтона и Шэксона, то структура богатства российских бенефициаров выглядит кардинальной иной, нежели по данным The Wealth Report 2016.

    Не менее чем 30% приходится на наличные, более 35% – на коммерческую недвижимость, более 15% – на так называемое демонстративное потребление, включая личные поместья, яхты, самолеты, машины, драгоценности и т.п. При этом доля акций высокотехнологичных компаний в инвестиционных портфелях российских получателей является одной из самых низких в мире, сравнимой с портфелями выходцев из стран Тропической Африки и Андского пояса. Очевидно, что эта структура гораздо больше соответствует видео- и фотоконтенту о жизни русских миллиардеров и мультимиллионеров, который в изобилии присутствует в сети.

    Приходится констатировать: утилизация советского наследства даже не привела к первоначальному накоплению капитала. Общественное богатство огромной великой страны оказалось потраченным на замки, суперджеты, майбахи и челси с арсеналами. Присвоенные деньги не пошли на развитие производства, приобретение оборудования и уж тем более на поддержку науки, создание новых университетов или музеев. Это характерно для Америки конца XIX – начала XX веков, а не для России конца XX – начала XXI веков. Народные деньги, по сути, оказались потраченными либо на себя любимых, либо на бессмысленную демонстрацию богатства, характерную для нуворишей.

    Уже более пяти лет назад, примерно за 1,5-2 года до кипрской конфискации, я опубликовала серию постов «Законы загонной охоты». Новая ее фаза начнется, скорее всего, в ближайшее время.  Связана она с глубокими глобальными процессами. В Соединенных Штатах Трамп, в последнее время наладивший рабочие отношения с лидерами демократов, вовсю двигает радикальную налоговую реформу. Одним из основных ее пунктов является принудительная репатриация средств американских корпораций, в первую очередь технологических гигантов, из оффшоров в США. Корпорации, естественно, сопротивляются. Но постепенно поддаются. Известно, что во время встреч с министром финансов Стивеном Мнучиным американский бизнес поставил вопрос о необходимости равного режима репатриации не только для американского бизнеса, но и бизнеса других стран.

    По этому поводу известно следующее. Подготавливаются документы, которые обяжут все банки в мире, имеющие корреспондентские счета в долларах США, включая оффшорные банки, обязать передавать Министерству финансов и соответственно его подразделению – финансовой разведке США – данные обо всех конечных бенефициарах всех компаний, имеющих счета в банках. Поскольку практически все банки мира, включая оффшорные, обязательно ведут расчеты в долларах, а соответственно имеют корреспондентские счета в американских банках, понятны последствия этой меры. Все компании мира, включая оффшорные, по сути, теперь уже официально и легально окажутся под колпаком финансовой разведки США. И соответственно потенциально под санкциями. Об этом уже рассказывал Лоре Пойтрас Эдвард Сноуден применительно к АНБ.

    Известно, что самой большой прачечной мира остается Великобритания, а точнее оффшоры, находящиеся под юрисдикцией Короны. В настоящее время идут кулуарные и очень тяжелые переговоры об условиях выхода Великобритании из ЕС. И ранее ЕЦБ, комиссии ЕС и правительства основных стран еврозоны постоянно высказывали Великобритании претензии в отношении оффшоров и анонимных компаний, где европейский бизнес скрывает от налогообложения деньги. В ходе нынешних переговоров вопрос поставлен ребром: либо Британия также как и ЕС вообще откажется от оффшоров и во всех случаях от сохранения анонимных конечных бенефициаров, либо цена за выход Великобритании из ЕС существенно возрастет. Известно, что Тереза Мэй уже дала соответствующее поручение с тем, чтобы ныне действующий в Великобритании режим обнародования конечных бенефициаров любой британской компании был распространен и на все оффшоры, находящиеся под британской юрисдикцией.

    Наконец, не так давно Банк банков – Банк международных расчетов в Базеле сообщил о высокой вероятности в ближайшие годы очередного глобального финансового экономического кризиса. При этом было обращено особое внимание центральных банков и правительств на то, что необходимо использовать очередной циклический кризис для оздоровления глобальной финансовой системы.

    Что под этим имеется в виду конкретно, расшифровано не было. Однако Председатель совета директоров БМР Й.Вейдманн активно поддержал три инициативы. Во-первых, директиву Европейского Союза о реструктуризации банкротства банков, предусматривающую, что  бремя спасения кредитных учреждений должно быть переложено на акционеров и кредиторов организаций, а ни в коем случае, не на центральные банки. Во-вторых, высоко оценил действия индийского правительства по изъятию в этом году из оборота не менее 80% наличных денег – рупий. Наконец, в-третьих, было отмечено в ближайшем будущем большой потенциал для повышения прозрачности финансовой системы и контроля за переводами может иметь внедрение блокчейна, наряду с деанонимизацией оффшорных счетов.

    Надо понимать, что, судя по всему, в ближайшие годы загонная охота будет иметь гораздо более масштабный и жесткий характер. Она отнюдь не ограничится российскими деньгами. Именно поэтому нувориши с яхтами, самолетами и дворцами, хранящие деньги в кэше на оффшорных счетах и в недвижимости,  по определению займут первые места в очереди на реквизицию. Заключительный пост будет посвящен не прошлому, а будущему.

    В ходе  недавнего общения с воспитанниками  центра “Сириуса” в Сочи  Владимир Владимирович Путин сделал важнейший вывод: «”Глобальные изменения происходят всегда, просто с разной скоростью. В средние века это была одна скорость изменений, в ХХ веке – другая, в наше время эта скорость значительно увеличена. Связано это с накоплением знаний: чем больше знаний у человечества, тем быстрее изменения. Кроме этого, конечно, есть такой феномен, как “накопление, накопление и скачок… Так что мы на пороге этого скачка, похоже, находимся”.

    Поскольку нооскопия – это технология упреждающего управления попытаемся в заключительном посте наметить возможные  в конкретных российских реалиях позитивные следствия из принципиального вывода Президента.


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Heinrich Psscht 6 место

    12.09.2017 07:45

    80.8% 2.1

    +
    • Алексей Булатов 15 место

      12.09.2017 09:08

      92.2% 1.1

      +
    • Пан Вотруба, счетовод 69 место

      13.09.2017 06:33

      85.7% 0.8

      +
      • Heinrich Psscht 6 место

        13.09.2017 07:48

        80.8% 2.1

        +
        • Пан Вотруба, счетовод 69 место

          16.09.2017 16:09

          85.7% 0.8

  • КОТ 27 место

    12.09.2017 00:06

    89.1% 1.1

  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    11.09.2017 22:59

    95% 3.7

  • STOIK 12 место

    11.09.2017 22:42

    92.8% 2.2

  • Алексей Булатов 15 место

    11.09.2017 23:48

    92.2% 1.1

  • Александр SPb 23 место

    12.09.2017 00:10

    80.3% 0.9

  • Дядя Ваня 74 место

    12.09.2017 10:42

    84.3% 1.0

  • Nick Trofimov 8 место

    12.09.2017 06:44

    86.9% 1.2

    +
    • Nick Trofimov 8 место

      12.09.2017 18:11

      86.9% 1.2


Ответить    Последний комментарий