Источник — Материал №56464:
Об эксплуатации, мнимой и реальной

  • Алексей Григорьев 380 место

    28.12.2017 14:00  7.2 (32)

    Об эксплуатации, мнимой и реальной
    Продолжаю знакомить читателей с Новой политэкономией. Как было сказано в предыдущей статье, я отношу прибавочную стоимость к разделу, где рассматриваются проблемы труда, капитала, эксплуатации. Это большой раздел, в котором я разбираю много разных проблем. Для продолжения нужно было выбрать какую-то одну тему. Подсказку я нашел в комментариях. В этой статье я рассмотрю проблему эксплуатации. По-моему, это будет вполне логичным продолжением. Постараюсь быть последовательным и понятным. Если прочитав... Полный текст статьи
    Об эксплуатации, мнимой и реальной

    Продолжаю знакомить читателей с Новой политэкономией. Как было сказано в предыдущей статье, я отношу прибавочную стоимость к разделу, где рассматриваются проблемы труда, капитала, эксплуатации. Это большой раздел, в котором я разбираю много разных проблем. Для продолжения нужно было выбрать какую-то одну тему. Подсказку я нашел в комментариях. В этой статье я рассмотрю проблему эксплуатации. По-моему, это будет вполне логичным продолжением. Постараюсь быть последовательным и понятным.

    Если прочитав мою предыдущую статью, кому-то показалось, что я вообще отрицаю эксплуатацию, уверяю, что это совсем не так. Речь идет не о том, что эксплуатации вообще не существует, а о том, что довольно часто она нам мерещится там, где её нет, но мы её не замечаем там, где она процветает. Видимо потому, что считаем это нормальным, обычным - традиционным. Т.е. ровно так, как это всегда было в истории Человечества. В своё время люди тоже не считали рабство чем-то неприемлемым, для них это было нормально и обычно, причем для всех и для аристократов и для рабов. В середине 19 века Маркс увидел источник эксплуатации в самом капиталистическом производстве, и он был абсолютно прав. Он раскрыл механизм эксплуатации и это открытие прочно связало эксплуатацию с производством и с частной собственностью на средства производства. Однако время идет и становится понятно, что эксплуатация не связана только лишь с производством и что частная собственность не есть её главная причина. Полагаю, что правильное понимание данной проблемы является очень актуальным, особенно для России с её обостренным чувством справедливости. Как и в предыдущих статьях, в этой статье также не будет никаких сверх новых фактов или чего-то такого, что не было бы всем известно. Я просто систематизировал «эмпирическую действительность» и подвёл некоторую теоретическую базу. Должен сказать, что проблема эксплуатации довольно сложная, поскольку представляет из себя сложную взаимосвязь экономики и психологии.

    Начать я хочу с того печального факта, что упразднение частной собственности на средства производства и их обобществление в СССР не дало долгосрочного положительного результата. Это стало ясно уже в 70-е годы 20 века, возможно раньше. Да это и не могло привести к запланированному успеху, потому что частная собственность совсем не причина эксплуатации, а лишь её инструмент. Более того, ситуацию усугубило фундаментальное непонимание того, что национализация средств производства — это далеко не обобществление. На этом я сейчас не буду останавливаться, поскольку уже написал об этом два года назад в своей статье «Догмы из прошлого» http://worldcrisis.ru/crisis/2121937. Полагаю, что многие помнят весьма распространенный в СССР на закате социализма тезис: «Сколько нам платят, на столько мы и работаем». Вроде логично. Только вот, так думали как раз не работяги, отдающие все свои силы производству, а те, кто не заслуживал даже той мизерной зарплаты, которую тогда платили. Да и сам тезис, по-моему, придумали именно они, чтобы оправдать своё безделье. Я сейчас говорю не столько о низком уровне зарплаты у большинства граждан, сколько о психологическом климате, о том, что в стране оказалась масса недовольных. И что самое проблемное, недовольных при любом раскладе, и при низкой зарплате и при высокой. Редко кто считал свою зарплату справедливой. Т.е. практически все на закате СССР стали считать себя эксплуатируемыми. Вообще-то, когда зарплата нищенская, это неудивительно, а вот когда высокая, странно?

    В сознании большинства людей эксплуатация, сводится лишь к присвоению прибавочной стоимости, а её причинами объявляются частная собственность на средства производства и даже сама система разделения труда. Но при такой трактовке получается, что любой наёмный труд уже есть эксплуатация. Правда, лично мне сложно представить, как можно вообще обойтись без наёмных рабочих, во всяком случае в ближайшие сто лет. А работать-то кто будет? Такое неадекватное понимание основывается, видимо, на описанном Марксом механизме эксплуатации через неоплаченный прибавочный труд при создании потребительной стоимости. В отношении производственного процесса и наёмного труда, эксплуатация предстаёт как присвоение капиталистом прибавочной стоимости. И трактуется она так: рабочие сделали, а капиталист присвоил то, что создано рабочими и, вроде как, им и должна принадлежать. В некоторой степени логично. Но так ли это на самом деле? Во-первых, то, что произвели рабочие даже не предполагалось, что будет принадлежать им. Более того им это и не нужно. Помню в 90-е рабочие были очень недовольны, что зарплату им выдавали их же продукцией. Во-вторых, даже сам Маркс вполне доходчиво объяснил, что созданная продукция принадлежит именно капиталисту. Он прямо написал: «...продукт есть собственность капиталиста, а не непосредственного производителя, не рабочего. Капиталист оплачивает, например, дневную стоимость рабочей силы. Следовательно, потребление её, как и всякого другого товара, — например лошади, которую он нанимает на один день, — в продолжение дня принадлежит ему... С его точки зрения процесс труда есть лишь потребление купленного им товара, рабочей силы, но он может потреблять её лишь при том условии, если присоединит к ней средства производства. Процесс труда есть процесс между вещами, которые купил капиталист, между принадлежащими ему вещами. Поэтому продукт этого процесса принадлежит ему в той же мере, как продукт процесса брожения в его винном погребе.» [Капитал, с.196] По-моему, исчерпывающе. А вот почему произведенный товар должен вдруг принадлежать рабочим, которым он вовсе не нужен, большой вопрос. Более того, большая часть новой стоимости создана машинами и оборудованием, а не физическим трудам рабочего. Вот такой получается «парадокс», затраченное время есть, а физического труда нет. За что же платится?

    Но разве не очевидно, что речь идет только о размере оплаты, о том, что в их понимании (чаще объективно, а иногда и субъективно) их труд остается неадекватно оплаченным. Вот и вся проблема. Был бы труд оплачен адекватно и не было бы никакой эксплуатации. Исходя из этого, по-моему, достаточно очевидно, что эксплуатации могут подвергаться не только рабочие, но люди любых профессий, ученые, инженеры, учителя, врачи, айтишники, даже деятели культуры и профессиональные спортсмены, да кто угодно. Кроме того, существует много профессий, которые напрямую вообще не создают никакой потребительной стоимости, например, контролёры, охранники, диспетчеры, уборщицы и т.п. Их рабочий день в принципе невозможно разделить на необходимое и прибавочное время, т.е. невозможно высчитать количество труда, «овеществлённого в продукте», поскольку нет самого продукта, нет потребительной стоимости, которую они создают. И что же тогда, если нет товара, то нет и эксплуатации? Почему же нет? Есть и ещё какая.

    На примере деятельности в непроизводственной сфере хорошо видна истинная подоплёка эксплуатации. Очевидно, что охраннику или диспетчеру платится именно за все время его работы, т.е. если он самовольно прекратит работу в течение своей смены ему не только не заплатят по фактически проработанному времени, но могут и привлечь к суду, если в это время произошло какое-то ЧП. Когда человеку за его работу платят так мало, что ему не хватает даже на еду, а такое случается довольно часто, если не с охранниками, то с учителями и медицинскими работниками, и при этом заставляют работать сверх всякой меры, в такой ситуации человек однозначно чувствует, что его эксплуатируют, т.е. оставляют часть его работы неоплаченной. Но ведь бывают и противоположные случаи, когда даже ничего не делая человек получает огромные деньги. Этакая синекура. При этом он такой же наёмный служащий, как и учителя или врачи. Насколько мне известно Маркс такие случаи не рассматривал. Таким образом, следует признать, что само по себе использование наёмного труда не является эксплуатацией. Просто оплата труда должна соответствовать тому вкладу, который вносит каждый работник в общее дело. Если человеку платят деньги за выполнение какой-либо работы и назначенная сумма его вполне устраивает, это никакая не эксплуатация, а работа по найму — самый естественный элемент производственного процесса в системе разделения труда. Как можно, например, говорить об эксплуатации высших чиновников, хотя они тоже наёмные работники. Они работают и некоторые очень даже много, но, получая большие деньги, особых переживаний по поводу эксплуатации не высказывают. А те, кто высказывает, скорее всего ничего не делают, а только «страдают от эксплуатации».

    Хочу вернуться к той мысли, что труд конечно создает богатства, но и сам он является товаром - товаром рабочая сила. И торгуется он на специальном рынке труда не как какой-то конечный продукт, а именно как способность к труду, а говоря современным языком - квалификация. Таким образом, если временем в некоторой степени и можно измерить сам труд (хотя он очень разный), то способность к труду временем не измерить никак. А меновая стоимость рабочей силы, согласованная на рынке, будет такая же субъективная, как любая другая меновая стоимость. И коллизия получается та же самая, что и со стоимостью товара. Впрочем, как может быть по-другому, ведь речь идет тоже о товаре, пусть и специфическом. Рабочий сам выступает Продавцом своей рабочей силы и оценка этого товара со стороны Продавца основана на себестоимости этого товара. А что это за оценка в данном случае? А это то, что сам о себе думает работник, к сожалению, не всегда объективно. Покупателем же выступает работодатель и он оценивает потребительную стоимость товара исключительно со своей точки зрения. Как-то, несколько лет назад, мой друг — предприниматель, рассказал мне такую историю. Пришел к нему наниматься на открывшуюся вакансию один молодой человек. В личной беседе выяснилось, что он ничего не умеет и практически ничего не знает. Но это как говорится пол беды. Человек ему был нужен и мой друг готов был его взять на работу учеником, а там было бы видно. Однако, когда парня спросили, а сколько он хочет получать, тот ответил, что никак не меньше 50 тысяч ведь «у него же расходы». Естественно никакой работы он не получил. Должен заметить, что такая неадекватная самооценка характерна для многих молодых людей. Они хотят получить всё и сразу. Я их вовсе не осуждаю за это. Более того, я считаю, что им можно и даже нужно пойти на встречу. Например, предоставлением молодым семьям беспроцентного ипотечного кредита лет на тридцать. Наверняка есть и другие приемлемые варианты, нужно только подумать. А для этого и существует государство и его руководство, точнее народное государство и мудрое руководство.

    К сожалению, и взрослые люди совсем не адекватно оценивают ценность своих персон. Припоминается другой случай, произошедший довольно давно, ещё в бытность В.Матвиенко губернатором Санкт-Петербурга. Затеяла она провести в городе какие-то хозяйственные работы. Точно не помню какие, наверное уборку улиц, силами нищих безработных. Всё как положено с оплатой труда. Конечно не бог весть какие деньги, но всё-таки. А когда сидишь на мели, любая копейка ценна. Она даже сама вышла пригласить каких-то бомжей поучаствовать в мероприятии. Об этом сняли репортаж и показали по ТВ (откуда собственно я об этом и знаю). Вы знаете, что ответили эти зазнайки? «Нам что делать нечего?» Каково?

    Это совсем не значит, что вся проблема в завышенных требованиях рабочих. Капиталисты действуют точно так же, даже ещё более жестко, бесцеремонно занижая стоимость рабочей силы, поскольку у них для оказания давления на рабочего есть много больше средств. И самое действенное из них — это конъюнктура, которая крайне редко складывается в пользу рабочего. Должен сказать, что главную деформацию в оценку любых товаров, в том числе и рабочей силы, вносит именно рынок, «рыночная экономика». В своих статьях «Осторожно рыночная экономика» на сайте Мировой кризис и «Критические заметки по проблеме саморегуляции «свободного рынка» на сайте ХАЗИН.РУ я уже разбирал этот вопрос. Суть в том, что рыночный механизм — это не механизм саморегуляции (хотя бесспорно, что в некоторых частных, достаточно редких случаях он выполняет такую роль), а механизм подавления и выкачивания из населения всех свободных денежных ресурсов. Рыночные цены — это не «справедливые и равновесные», а максимально возможные в данных конкретных условиях. Что касается цены рабочая сила, то по тем же самым причинам все происходит строго наоборот. Когда Продавцом рабочей силы выступает сам рабочий, она оказывается минимальной.

    Но не нужно думать, что при капитализме так происходит везде и всегда, и что по-другому невозможно. Дейл Карнеги в одной из своих книг, точно не припомню в какой, поведал такую историю. Однажды, какой-то крупный босс обходил с инспекцией один из своих строительных объектов и по ходу дела разговорился с рабочими. Он задал им несколько вопросов, в том числе поинтересовался, нет ли у них каких-либо пожеланий. Один из рабочих сказал, что ему не очень удобно работать такой маленькой лопатой и попросил выдать ему по-больше. В тот же день он получил для работы большую лопату, а к ней в придачу и ключи от новой квартиры, которую ему купила фирма. Так что предоставление жилья возможно не только при социализме. Согласен, что при социализме предоставлялось жилья значительно больше. Только кому? Теперь-то нам понятно, что уравниловка и социальная справедливость далеко не одно и то же.

    Из всего вышесказанного явно следует, что причина эксплуатации кроется не в чём ином, как в самих людях, их психологии, в человеческом эгоизме, жадности и лени. Это, конечно, не по-марксистски. Но история СССР наглядно показала ошибочность примитивного «материалистического» подхода к человеческому сознанию, а именно, что создавая людям равные хорошие условия жизни, получаем одинаковое у всех высокое сознание. Утверждение, что все недостатки человеческой натуры только лишь от ущербного бытия, оказалось несостоятельным. Видимо, под давлением массива фактов и научных открытий придется отказаться от прежних линейных подходов к этой и ко многим другим проблемам.

    Очевидно, что всё начинается, с принятия человеком базовой идеи: что лучше ничего не делать, но получить от жизни всё, чем трудиться и получать некие блага лишь по своим заслугам. Такой образ мысли называется «паразитизм». Эта идея существовала с древних времён. Замечательный историк М.Л.Гаспаров очень хорошо написал о ней в своей прекрасной книге «Занимательная Греция». Похоже, что в России сегодня идея паразитизма очень популярна. Но очевидно, что одно дело так решить, а другое реализовать. И вот тут оказалось, что человеческий мозг способен изобрести миллион разных способов, чтобы паразитировать. В этом вопросе люди оказались столь же изобретательными, как и в научно-технической сфере, если не больше. С древних времён они изобретают все новые способы и средства эксплуатации. Они придумывают самые изощренные схемы, которые людям, имеющим совесть, даже в голову не придут. Война, разбой, воровство, шантаж, подлог, мздоимство, мошенничество в самых разных видах, финансовые пирамиды и криптовалюты, ростовщичество, разного рода фальсификации - всё это способы эксплуатации, придуманные людьми, желающими получить максимум, не прикладывая никаких физических, а иногда и умственных, усилий. Таким образом, орудием эксплуатации могут стать и оружие, и «горячая» информация, и рабочее кресло, и обычная ложь, и даже пальмовое масло. В эту же категорию попадают и те собственники средств производства, кто беспардонно обирает своих рабочих с помощью своей частной собственности. И все считают это достаточно логичным: ну, раз собственность, то как же иначе. Но причем здесь собственность? Какая разница кому принадлежит тот или иной станок, если есть отчисления на амортизацию? Существует же лизинг. Кстати, такую же атмосферу эксплуатации можно создать не обязательно на частном предприятии, но и в условиях государственной собственности, что в своё время демонстрировали некоторые директора в СССР. Аналогичная ситуация и с банковскими кредитами, которые берутся на общее благо, для создания каких-то нужных всем производств и производство полезных для всех товаров. О каких вообще процентах, тем более высоких, может в этом случае идти речь? Чтобы потом эти товары стоили втридорога? Почему вообще банки должны получать баснословные прибыли. За что? Да просто, так исторически сложилось. «Творческая» мысль, как устроить себе паразитическое бытие, не дремлет и сегодня. Идет постоянный поиск новых хитрых схем, ловких обманов и фальсификаций. В такой ситуации, принцип, что разрешено всё, что напрямую не запрещено законом, явно не работает. Закон не успевает за бойкой мыслью паразитов. Полагаю, что только государство может навести в этом порядок и оградить каждого отдельного человека от внешней агрессии, от эксплуатации. Взваливать решение этой проблемы на плечи самих граждан, якобы на «гражданское общество» — это поворачивать историю вспять, поскольку без поддержки государства единственным способом оградить себя от произвола и мошенничества со стороны других станет максимальное недоверие ко всем, иными словами возврат к «войне всех против всех». Это мы уже проходили в 90-е и, думаю, второй раз возвращаться к этому нормальные люди не захотят.

    Однако очевидно, что, если задуман не тривиальный обман, то для того, чтобы это провернуть, паразиту нужно иметь какие-то рычаги влияния на свою жертву. Если человек свободен принимать независимые решения, располагает достоверной информацией и не боится шантажа, то никакой эксплуатации быть не может, даже если какая-то часть вновь созданной им потребительной стоимости — его «овеществленного труда» остаётся якобы неоплаченной. Оплачена его работа или не оплачена — это субъективное мнение именно Работника и никого другого. И все те ухищрения, о которых пишет Маркс: необходимый и прибавочный труд, прибавочная стоимость, норма прибыли и прочее не имеют для Работника никакого смысла. Т.е. совершенно однозначно следует, что эксплуатация возможна (не обязательно, а именно возможна) только в условиях какой-либо зависимости человека. И это совсем не обязательно должен быть ошейник, как у раба. В не меньшую зависимость сегодня в России попали простые граждане от произвола коммунальных служб и строителей жилья, а предприниматели от энергетиков и транспортников и все вместе от произвола чиновников и банкиров. Если попал в зависимость, жди чего угодно, в том числе и эксплуатации, причем лишиться части своих денег и своего имущества можно не обязательно на производстве в рамках производственных отношений, но и на почве межличностных отношений. Всё будет зависеть от наличия совести у «сеньора», «босса» или «пахана», даже не знаю как назвать того, в чью зависимость попадает человек.

    В своём труде «Капитал» Маркс дает формулу, того как следует оценивать рабочую силу, как рассчитать её стоимость. Правда выводы из своих же правильных предпосылок, получились у него не совсем корректные. У него как-то само собой получилось, что стоимость рабочей силы — это тот минимальный размер оплаты труда, который лишь обеспечивает выживание работника. В современной России пошли дальше. Минимальный Размер Оплаты Труда (МРОТ) не обеспечивает даже выживания - он меньше прожиточного минимума. Маркс не мог даже предположить, что такое возможно, «поскольку заработная плата не должна падать ниже стоимости рабочей силы.» Маркс боролся, чтобы такого никогда не было, а либералы сегодня борются с Марксом, чтобы было именно так. Я уже упоминал о ситуации, когда наёмный работник, обычно это государственный служащий: управленец, полицейский или другой какой-то чин, получает огромные относительно общего уровня деньги, причем из бюджета, не исполняя при этом должным образом свои прямые обязанности, а то и просто ничего не делая. К сожалению, такое бывает. Но в этом случае, сам этот служащий паразитирует на обществе, а значит эксплуатирует всё общество.

    Адекватно оценить труд - это действительно большая проблема, особенно на начальном этапе деятельности. А вот по прошествии времени, когда все точки над «i» расставлены и всё по большому счету ясно, и вроде можно было бы провести коррекцию и восстановить справедливость, капиталисты не торопятся это сделать. Кто же сам по доброй воле откажется от лишних денег? При том, что практически сделать это в высшей степени просто и опыт Советского Союза, хотя тоже далеко не идеальный, тому свидетельство. Нужно не уводить прибыль в офф-шоры, а, например, повышать зарплаты, выдавать премии, создавать фонды общественного потребления. Да мало ли что. Полагаю, что не должно быть в балансе предприятия такой строки, как прибыль, а налог должен быть только подоходный по дифференцированной шкале.

    На эту тему можно было бы сказать ещё очень много чего, но, полагаю, и так всё ясно: эксплуатация — это паразитизм, а любой паразитизм есть эксплуатация. Из правильного понимания этого феномена следует и правильное понимания роли государства, понимание отличия капитализма от социализма и принципиального различия между предпринимателем и капиталистом, что, полагаю, крайне важно для современной России.

    В заключении хочу сказать, что сам алгоритм товарного производства, о котором писал Маркс, вполне объективен и не менялся уже несколько тысяч лет. Для него нужны предметы труда, средства труда и рабочая сила. А чтобы всё это соединить требуется капитал и... интеллектуальная составляющая, о которой я достаточно подробно написал в своей статье «Труд и капитал» https://www.planet-kob.ru/articles/5936. Таким образом, и при социализме этот процесс не может сильно отличаться от капиталистического. Более того, было бы большой ошибкой полагать, что социализм - это тот же капитализм только наоборот. Если при капитализме есть товарное производство, при социализме его быть не должно. Если при капитализме должны развиваться технологии, то при социализме не обязательно. Похоже в Советской России её руководители так буквально проблему и поняли, загнав страну в тупик. Но совершенно очевидно, что именно капиталистическая «эгокультура», концепция погони за прибылью и капиталистическая конкуренция подпитывают самые темные стороны человеческой натуры и превращают обычный, необходимый всем производственный процесс в эксплуатацию, а обычную гражданскую службу в коррупцию. Эгокультура, которая доминирует сегодня во многих странах мира и особенно в России, это, конечно, шаг вперёд от прежнего дикого состояния средневековья, о котором говорил Томасс Гоббс, или от диких 90-х, но ей ещё очень далеко до человеческого коллективизма. Понятно, что некоторым людям очень трудно отказаться от своих привилегий. Химеры прошлого будоражат их умы. Да, люди неодинаковы, но это не значит, что уважать и ценить нужно только избранных: по сословному или кастовому признаку, по социальному положению или по национальности, а всех остальных угнетать. Процесс ухода от эгокультуры идет, причем в некоторых странах Запада это получается даже лучше, чем в сегодняшней России. Понимание единства Мира даёт нам пример совсем другого подхода к социуму. Но это уже другой разговор о капитализме и социализме, как двух несовместимых формациях.

     


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий   Открыть диалоги

+
  • Андрей Кусанов 7 место

    02.01.2018 02:13

    73.8% 1.7


Ответить    Последний комментарий