Как вы относитесь к идее возврата смертной казни в качестве наказания за казнокрадство и взятки в особо крупных размерах?





Источник — Материал №59381:
Между Левиафаном и Бегемотом: когда гражданская война в России стала неизбежной?

  • Фёдор Гайда Автор

    05.06.2018 06:31

    Между Левиафаном и Бегемотом: когда гражданская война в России стала неизбежной?
      Как становится возможна гражданская война? Она начинается тогда, когда каждый начинает реализацию своего жизненного проекта здесь и сейчас. За счет другого и любыми средствами. Учитывая эту «войну всех против всех», Томас Гоббс советовал уважать государство как единственную противостоящую подобной войне силу. Позднее Джоном Локком и иными почтенными джентльменами была предложена идея «общественного договора», однако, как показала еще Великая Французская... Полный текст статьи
    Между Левиафаном и Бегемотом: когда гражданская война в России стала неизбежной?

     

    Как становится возможна гражданская война? Она начинается тогда, когда каждый начинает реализацию своего жизненного проекта здесь и сейчас. За счет другого и любыми средствами. Учитывая эту «войну всех против всех», Томас Гоббс советовал уважать государство как единственную противостоящую подобной войне силу. Позднее Джоном Локком и иными почтенными джентльменами была предложена идея «общественного договора», однако, как показала еще Великая Французская революция, договариваются люди с большим трудом и не без государственного усилия, временами переходящего все мыслимые и немыслимые рамки. Как бы то ни было, а здоровее всего человечество чувствовало себя где-то между двумя огнями — Левиафаном государственного насилия и Бегемотом социального противостояния. Лучше всего, когда два чудовища дружат, слегка побаиваясь задевать друг друга. Хуже всего, когда в рамках логики революции/контрреволюции они превращаются для человека в молот и наковальню.


    «Великая бескровная…»

    Когда председатель Государственной думы Михаил Родзянко и поседевшие на царской службе генералы уговаривали Николая II отречься от престола, они упирали на неисчислимые бедствия, которые могут стать следствием его упрямства. Россия окажется в огне гражданской войны и не сможет победить в войне мировой. Эти мотивы отречения и были внесены в текст акта 2 марта для всенародного сведения: «Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. <…> В эти решительные дни в жизни России почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали Мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя Верховную власть». Иными словами, единственное политическое препятствие на пути Родины к победе и счастью было устранено. Путем некоторого нарушения конституции (в отречении предполагалось будущее изменение Основных законов по воле законодателей) удалось бы закрепить переход государственного суверенитета из рук монарха в руки народа. Впрочем, через несколько часов это было сделано без соблюдения особых юридических тонкостей. Великий князь Михаил Александрович просто констатировал переход власти к Временному правительству и Учредительному собранию, то есть признавал факт народовластия.

    Власть действительно переходила к народу. Хотя в февральских событиях в Петрограде были сотни жертв, революция была объявлена «бескровной». Этой