Как вы относитесь к идее возврата смертной казни в качестве наказания за казнокрадство и взятки в особо крупных размерах?





Источник — Материал №60092:
Гражданская война 1861–1865

  • Roderick Crowley Автор

    11.07.2018 22:42

    Гражданская война 1861–1865
    Население Америки рисует карты будущих военных действий, прикидывает шансы на «балканизацию» страны, запасается боеприпасами и ищет безопасные места, где можно будет пережить «вторую гражданскую». Еще недавно тема ее возможного начала была под негласным запретом, теперь об этом пишут ведущие СМИ. Чего именно они боятся – и почему стали бояться этого только сейчас? Согласно соцопросу, проведенному в мае исследовательской организацией Rasmussen Reports, 31% американцев... Полный текст статьи
    Гражданская война 1861–1865


    Население Америки рисует карты будущих военных действий, прикидывает шансы на «балканизацию» страны, запасается боеприпасами и ищет безопасные места, где можно будет пережить «вторую гражданскую». Еще недавно тема ее возможного начала была под негласным запретом, теперь об этом пишут ведущие СМИ. Чего именно они боятся – и почему стали бояться этого только сейчас?

    Согласно соцопросу, проведенному в мае исследовательской организацией Rasmussen Reports, 31% американцев считают возможным начало гражданской войны в США в течение ближайших пяти лет. В марте подобный опрос проводился среди историков и других экспертов. Треть из них ожидает начала войны уже в ближайшее время.

    Удивляют тут не только цифры – довольно высокие для такой внешне благополучной страны, как США. Удивляет то, что впервые за много лет тема вооруженного внутреннего конфликта проникла в масс-медиа – прежде это было абсолютным табу. Моделирование возможных противостояний внутри американского общества было уделом людей, которых называли «конспирологами», «палеоконсерваторами», «выживальщиками», «экстремистами» и тому подобными терминами, подчеркивающими их неадекватность.

    Дело в том, что Гражданская война 1861–1865 годов стала конституирующим событием американской истории. Ужас перед ее возможным повторением определял в политике США почти все. В том числе те вещи, которые со стороны кажутся нелепыми. Например, абсурдная политкорректность – это реакция на бурные 1960-е, когда страна оказалась на грани реальной расовой войны. А извращенные левые идеи – противоядие против идей реального социализма, которые способны спровоцировать в стране уже классовую войну.

    «Гражданская война – это гигантский спящий дракон американской истории, в любой момент готовый проснуться и сжечь нас дотла»

    – пишет Дэвид Блайт

    В начале XX века интеллектуальная элита США полагала, что грядущее гражданское противостояние будет именно классовым. В своем пророческом романе «Железная пята олигархии» Джек Лондон еще в 1908 году предсказал корпоративный тоталитаризм в США, войну с Германией и народное восстание против олигархата.

    Этот тренд сохранялся на протяжении всей Великой депрессии. Герои новаторских романов Дос Пассоса участвовали в рабочем движении и готовили социалистическую революцию. Джон Рид восторженно описывал октябрьский переворот в России в «Десяти днях, которые потрясли мир». А Эптон Синклер в 1935-м обрисовал картину вооруженного восстания американцев против фашистского режима Вашингтона в своем романе с ироническим названием «У нас это невозможно».

    В 1960-е годы воображением масс завладела расовая война. Многотысячные акции протеста чернокожих американцев, борьба с сегрегацией и террористическая активность «Черных пантер», казалось, поставили страну перед реальной угрозой черно-белого противостояния.

    «Рейганомика» с ее дешевыми кредитами и обширной системой социальных пособий была призвана в том числе улучшить положение цветных низов и предотвратить расовую войну. Масштабные бунты 1994 года в Лос-Анджелесе доказали, что ненависть чернокожего меньшинства к белому большинству никуда не делась. Но к тому времени любые дискуссии на тему возможной гражданской войны – расовой или классовой – были уже свернуты. Либеральные масс-медиа фактически заблокировали любой разговор о «спящем драконе».

    Тем не менее глубинный страх перед второй гражданской никуда не делся – он просто был вытеснен на обочину информационного мейнстрима. Каждый год выходили новые антиутопии на данную тему, сформировав целый жанр. Появлялись и вполне серьезные исследования. Например, в 1997 году военный аналитик Томас Читтам, служивший во Вьетнаме, Родезии и Югославии, попытался представить, как могла бы расколоться Америка под воздействием экономического кризиса.

    В своей книге «Вторая гражданская: Грядущий развал Америки» Читтам фактически спроецировал югославский конфликт на карту США и зоны компактного проживания цветных меньшинств. Из его модели следовало, что в случае расовой войны чернокожие американцы захватят весь юго-восток США и устроят столицу в Новом Орлеане. Мексиканцы осуществят свою реконкисту, возьмут под контроль Калифорнию и весь юго-запад и построят там социализм. А белое население окажется оттесненным на север и в центр страны, где будет сражаться с черными анклавами.

    В 1997 году на это исследование никто не обратил внимания, в прессе не появилось ни одной рецензии. Предположив саму возможность новой гражданской войны в Америке, автор автоматически вычеркнул себя из «рукопожатного» писательского сообщества. Сама идея о том, что негры будут воевать против белых и мексиканцев, выглядела возмутительно неполиткорректной. Однако сегодня на странице Читтама в «Амазоне» читатели удивляются точности его предсказаний: «Страшная книжка, и мы скоро увидим, как она станет реальностью».

    Тема второй гражданской войны была легализована в печати только после избрания Дональда Трампа – демократы были настолько разочарованы итогами выборов, что нарушили собственное табу. Первым хлесткую метафору запустил рупор либеральной общественности – журнал «Нью-Йоркер». После столкновений в Шарлотсвилле и скандалов со сносом памятников конфедератам левацкая пресса заявила, что коварные «альт-правые» затевают гражданскую бойню. Они, мол, вооружены и очень опасны, их следует немедленно разоружить и люстрировать.

    Альт-правые возразили, что право на оружие священно, а войну провоцируют как раз боевые отряды антифа и левых анархистов, которые разъезжают по всей Америке, чтобы забить и запугать протрамповское большинство.

    Но «вторая гражданская» недолго просуществовала в качестве всего лишь метафоры. Американцы начали активно обсуждать ее реальную возможность – сперва на форумах и в радиошоу, а потом и в СМИ. Приглашали военных аналитиков, рассматривали риск балканизации Америки, рисовали карты красных и синих штатов, на полном серьезе выясняли, кто будет лучше обеспечен едой и боеприпасами в ходе грядущей войны – центральные штаты, которые за Трампа, или побережья, проголосовавшие за Хиллари Клинтон.

    Канадский журналист египетского происхождения Омар Эль Аккад написал тогда роман «Вторая гражданская война в Америке», который моментально вошел в список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» и получил отличные рецензии. Эль Аккад был военным корреспондентом, освещал «арабскую весну» и противостояние в Сирии. В своей книге он попытался представить, как технология цветных революций, столь успешно применявшаяся США по всему миру, может сработать на территории самих Штатов. По его мнению, никаких особых препятствий к этому нет.

    В общем, споры в сегодняшней Америке идут не о том, будет ли гражданская война, а лишь о том, какой она будет. Левые настаивают, что водораздел будет сугубо политическим: красные штаты, голосующие за Трампа, ополчатся на синие – оплот клана Клинтонов.

    Консерваторы ожидают более существенного раскола. Экономическое неравенство в стране растет, средний класс стремительно беднеет, состояния богачей растут по экспоненте. Почти сто лет назад Теодор Драйзер, один из самых острых критиков социальной несправедливости в США, отчеканил: «Социализм никогда не приживался в Америке, потому что бедняк здесь считает себя не эксплуатируемым пролетарием, а миллионером, временно оказавшимся в стесненном положении». Похоже, теперь эта максима перестает работать.

    Экономические проблемы обострили и расовые конфликты. Ярость чернокожего населения ярко показала себя в бунтах в Фергюсоне, убийствах белых полицейских и сносе памятников героям американского Юга. Для безработной цветной молодежи вооруженное противостояние может оказаться единственным шансом на заработок. Как пишет Читтам,
    отказываясь инвестировать в молодых американцев, «правительство – по иронии судьбы – формирует как раз ту армию, которая перережет ему глотки».

    Важным фактором в гражданском противостоянии обещают стать и криминальные банды, сформированные по этническому признаку. В 1994 году они мародерствовали во время бунтов в Лос-Анджелесе. В 2005 году взяли под контроль почти весь Новый Орлеан, разрушенный ураганом «Катрина». В случае реальной войны они будут контролировать целые районы страны.

    Историк Дэвид Блайт отмечает разительное сходство ситуации в сегодняшних США с положением в стране накануне первой гражданской. Те же постоянно вспыхивающие бунты и волнения. Те же нападения на полицию и органы государственной власти. Очень похожий мигрантский кризис (в 1850-е страну заполнили беженцы из вымиравшей от голода Ирландии) и необъяснимые жестокие убийства (в последние годы Штаты бьют собственные рекорды по количеству массовых расстрелов).

    Наконец, эпохи сближает атмосфера нетерпимости, радикализма, параноидального поиска врагов. В марте писательница и политолог Нони Дарвиш опубликовала на сайте Gatestone Institute чрезвычайно глубокую статью, где проводит параллели между истерическим нигилизмом американских левых и моральным террором фанатиков шариата. Дарвиш иммигрировала в США из Египта, поэтому хорошо разбирается в теме. Она отмечает, что и мусульманские, и левацкие радикалы всячески пытаются пристыдить, унизить, бойкотировать любого «еретика». В страхе перед этой травлей люди готовы соглашаться с ними во всем и каяться за любой приписываемый им грех.

    Эта взвинченная атмосфера всеобщей ненависти сопровождала американцев со времен отцов-основателей. В такой атмосфере проходили суды над ведьмами в XVII веке и процессы времен сенатора Маккарти. В романе «Алая буква» Натаниэль Готорн отлично описал механизм такой общественной травли. Впоследствии эту тему подхватил Стивен Кинг – жители придуманных им маленьких городков готовы буквально порвать друг друга на части.

    Катализатором этой всеобщей ненависти – как и у фанатиков-исламистов – зачастую служит страх перед сексуальностью. Так что продвинутые феминистки, организовавшие кампанию против харрасмента, тоже внесли свой вклад в создание атмосферы нетерпимости, которая предшествует гражданской войне.

    Гражданская война 1861–1865 годов унесла, по разным подсчетам, от 600 до 700 тысяч жизней. Это больше 2% тогдашнего населения Америки. Если спроецировать эти подсчеты на сегодняшний день, во время второй гражданской погибнут как минимум шесть миллионов американцев.


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    12.07.2018 01:04

    97.5% 5.7

    +
    • Андрей 1969 26 место

      12.07.2018 01:33

      94.1% 5.7

    • Mueller Guenther 310 место

      12.07.2018 02:59

      69.5% 1.2

  • QQ Кукушонок 15 место

    12.07.2018 01:56

    70.4% 1.0

    +
  • Mueller Guenther 310 место

    12.07.2018 04:17

    69.5% 1.2

  • Исупов Степан 12 место

    12.07.2018 04:46

    77.3% 1.1

  • Илья Ионов 205 место

    12.07.2018 04:53

    93.5% 2.5

  • Андрей Лукиных 89 место

    12.07.2018 05:18

    92.3% 1.8

  • Иван Рюриков 87 место

    12.07.2018 05:21

    73.2% 1.1

    +
  • nihilist 104 место

    12.07.2018 09:41

    87% 1.4

  • Виктор Ковалёв 118 место

    12.07.2018 11:16

    87.7% 3.3

    +
    • vladimir 23 место

      12.07.2018 15:40

      84.8% 1.4

    • Mueller Guenther 310 место

      12.07.2018 16:53

      69.5% 1.2


Ответить    Последний комментарий



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину