Как вы относитесь к идее возврата смертной казни в качестве наказания за казнокрадство и взятки в особо крупных размерах?





Источник — Материал №60827:
Кто и зачем кричит о нарушении прав человека в России?

  • Радио Комсомольская правда Автор

    13.08.2018 14:00

    — Здравствуйте, дорогие друзья. С вами Михаил Делягин. Мы обсудим сегодня самые актуальные темы современности. Но я учел критику, которая прозвучала неделю назад из города Вашингтона, что я все один да один. Теперь мы периодически будем приглашать гостей, как вы это просили. Сегодня у нас директор Клуба «Международная платформа», политолог Аслан Владимирович Рубаев. Мы обсудим вопросы прав человека. Аслан Владимирович, вы занимаетесь правами человека. Каково современное... Полный текст статьи

    — Здравствуйте, дорогие друзья. С вами Михаил Делягин. Мы обсудим сегодня самые актуальные темы современности. Но я учел критику, которая прозвучала неделю назад из города Вашингтона, что я все один да один. Теперь мы периодически будем приглашать гостей, как вы это просили. Сегодня у нас директор Клуба «Международная платформа», политолог Аслан Владимирович Рубаев. Мы обсудим вопросы прав человека.

    Аслан Владимирович, вы занимаетесь правами человека. Каково современное понимание этих прав? И каково современное их состояние? Если честно, как человек из 90-х годов, я привык, что когда слышу слова «права человека», я понимаю, что это поддержка любого меньшинства против любого большинства, причем поддержка агрессивная, вообще без связи с реальностью. И второй вариант, когда говорят о правах человека, то это в любом случае против России. Убийцу россиян Савченко правозащитники поддерживают. Террориста Сенцоваправозащитники поддерживают. Невинно осужденных в Америке, Бута, Ярошенко и Бутину, которую просто захватили в заложники, для правозащитников не существует. Либералов правозащитники поддерживают, олигархов и их представителей поддерживают, представителей воровского капитала поддерживают. Когда на ровном месте хватают, сажают Удальцова, лимоновцев, других людей, которые хотят справедливости – никакой поддержки, как будто этих людей не существует, как будто все в порядке. Я в свое время спросил у символа российского правозащитного движения Людмилы Алексеевой (я не знал тогда, что она гражданка США, что она приносила как гражданка США клятву отречения от своей Родины): «Людмила Михайловна, как дела-то?» Она мне сказала: «Это все ерунда, это все извращения, это все искажает реальность». Знаете, такое ощущение, что у нас с правозащитным движением ничего, кроме извращений, и не существует. Но это мое мнение. Аслан Владимирович, расскажите, каково современное понимание прав человека, и каково их состояние?

    А. Рубаев:

    — Оно на самом деле очень тяжелое. Потому что этот бренд «права человека» полностью захватили либералы. Они его повернули в ту сторону, о которой вы стали говорить. Они смотрят: ага, человек из секс-меньшинства, значит, мы его берем как корону и несем, как флаг, защищаем его в любом случае. Но как только идет некое сопротивление: если, допустим, этот человек домогался до 12-летней девочки или 12-летнего мальчика, его насилует, он преступник, - об этом никто не говорит. Были такие случаи в нашей стране очень много раз. И педофилов современные российские либералы готовы защищать, и конченых людей. Права человека действительно не работают. Те организации, которые мы сейчас имеем, которые якобы занимаются правами человека, они никогда не скажут о нарушениях прав русскоязычных людей или русскоэтнических, которые проживают в СНГ, которым действительно там тяжело после распада большой страны. Например, в Казахстане невозможно людям выйти ни с георгиевской ленточкой…

    М. Делягин:

    — С георгиевской ленточкой нельзя?

    А. Рубаев:

    — Нельзя. Официальное постановление от руководства, от местных администраций. Там написано, что у нас в Казахстане своя лента – желто-голубая, и надо выходить с ней. Также нельзя выходить и с советскими знаменами.

    М. Делягин:

    — То есть со знаменем Победы в сегодняшнем Казахстане на День Победы выйти нельзя?

    А. Рубаев:

    — Нет. Официально, возможно, на площади будет флаг дивизии, в 1-м ряду будет флаг самого Казахстана, а потом, на шествиях людей, нигде нельзя будет ни российский триколор, ни георгиевскую ленту. Казахстан позиционирует себя как независимое государство, которое само воевало против фашистской Германии.

    М. Делягин:

    — Не под красным знаменем они воевали?

    А. Рубаев:

    — Нет, они под своим желто-синим.

    М. Делягин:

    — То есть не только на латиницу перешли, но и здесь тоже «перешли на латиницу».

    А. Рубаев:

    — Да. Я уже не говорю про Прибалтику и современную Украину, что там происходит, где закрываются русские школы, где нет возможности продохнуть нашим людям. А видите, либералы молчат. Я об этом и хочу поговорить. Давайте мы права человека в принципе и перевернем, действительно скажем: ребята, права человека это то, за что вы готовы… Современные либералы готовы, наверное, себя на Красной площади распять за права человека, они так выступают. Главное – не тронь их. А когда антигосударственное они что-то делают… Например, меня очень сильно возмущает ситуация наших театралов, деятелей культуры, которые суют нос везде. Очень интересный момент с теми же театралами. Как только им сказали: ребятки, а теперь вы прекратите за наши государственные деньги разрушать нашу страну, - всё, истерика, вопли. Нет, им давайте деньги, и они за эти деньги будут ставить ужасные спектакли, педофильские просто (не побоюсь этого слова). В «Райкин Плаза» советую никому не ходить (не знаю, что после этого со мной будет). Считаю омерзительным то, чем он занимается.

    М. Делягин:

    — О чем идет речь? У нас случилась неприятность. У нас один режиссер проворовался, причем демонстративно проворовался, и сказал: да, действительно, я это делал, но я не виноват, потому что я хороший режиссер.

    А. Рубаев:

    — Нет, Михаил Геннадьевич, режиссер он очень плохой. Даже либералы это признают.

    М. Делягин:

    — Есть разные взгляды. Я у него там не был и не буду, но есть огромная позиция творческой интеллигенции. Знаете, бывает, такая пожилая интеллигентная дама говорит: я интеллигентный человек, поэтому я имею право вам хамить. Мне это пару раз говорили в лицо в общественном транспорте. Мне очень понравилась эта точка зрения. Если я режиссер, деятель искусств, я имею право воровать. И когда государство впадает в такой легкий ступор, говорит: ребята, у нас все очень плохо с коррупцией, с воровством, но если вы попались, то вы не имеете права воровать, - люди начинают кричать, что это война против свободы творчества. Это первый этап. А второй этап заключается в том… В чем вина министра культуры Мединского перед прогрессивной общественностью? Министр им говорит: ребята, ставьте, что хотите, но если к вам зритель не идет, если вы не можете себя окупить за счет зрителей, поэтому приходите в государство и говорите: государство, дай нам денег, - то вы не можете на деньги, которые вам дает государство, разрушать это государство.

    А. Рубаев:

    — Абсолютно согласен.

    М. Делягин:

    — Для деятелей культуры, воспитанных еще в Советском Союзе, воспитанных в 90-х годах, это нарушение их прав человека. И как вы к этому относитесь?

    А. Рубаев:

    — Для меня самое главное нарушение прав человека – это когда ставят то, что я не хочу смотреть даже на улице, идя по городу, видеть эти рекламные билборды с постановкой спектакля… Помните, позапрошлой зимой запретили спектакль, трупы животных выставляли, чучела в Москве? Я, например, не хочу это смотреть. Это нарушение моих прав. Нарушение прав людей, которые думают так же, как и я.

    М. Делягин:

    — В этом случае вам товарищи либералы сразу скажут, что есть люди, которым это хочется смотреть.

    А. Рубаев:

    — А товарищи либералы защищали ужасный фильм «Смерть Сталина», между прочим.

    М. Делягин:

    — Я его хотел посмотреть, но не смог посмотреть дальше 15 минут. Не потому что он антироссийский и против нас, а потому что он… Знаете, есть зрелища, которые я не могу смотреть, потому что они плохие.

    Я хотел бы сказать главное. Права человека существуют у всех – и у меньшинств, и у большинств. Но меньшинство должно уважать права большинства и не пытаться это большинство уничтожить. Потому что уничтожение общества из-за защиты прав человека – это противоестественно.

    А. Рубаев:

    — Хотелось бы вернуться в СНГ. Не будем говорить про Прибалтику, там и так все ясно, мы ее упустили, потеряли и даже возвращать не хочется, честно говоря. Я бы хотел поговорить про ситуацию, которая происходит сейчас и внутри страны, и одновременно в СНГ. Когда, например, некоторые страны из СНГ требуют того, чтобы мы открывали этношколы для их детей в Москве за счет московского бюджета, а сами они вытесняют русский язык из школ, нет русскоязычных классов, - вот это явное нарушение прав человека. Если, допустим, азербайджанец приедет в Москву, не будет знать русский язык, как он здесь будет учиться в принципе? Они владеют довольно неплохо русским языком. Но русский человек, который живет в Азербайджане или в Грузии, в этнической республике, как ему там себя вести, когда все на грузинском или азербайджанском? Давайте поговорим с людьми, которые едут отдыхать в Грузию, например. Вы придете в магазин, вас просто откажутся обслуживать. До тех пор, пока вы не прекратите говорить на русском языке.

    М. Делягин:

    — А как же туда идет большой поток туристов? Много моих знакомых ездят в Грузию.

    А. Рубаев:

    — И моих. И мне потом рассказывают. Подвернется человек, который будет их игнорировать. А зачастую продавцы либо с недовольной миной будут вас обслуживать, либо просто откажутся. И это не шутка, это правда. В Азербайджане не так, но Азербайджан старается вытеснять русский язык так же, как это делает и Казахстан. Почему наши либералы не скажут о том, что нарушают права человека, причем явно нарушают? Если вернуться в Россию, заметить здесь нарушение прав человека, это не совершается на государственном уровне. Это самое важное, что я хотел сказать. Само государство не нарушает права человека.

    Есть отдельные нарушения прав человека. Если помните, две недели назад за Уралом мужчина с психическим расстройством (у него заключение из диспансера)…

    М. Делягин:

    — То есть у него справка. Для тех, кто не знает. У нас в стране, когда ликвидировали так называемую карательную психиатрию, огромное количество людей, которые, в общем, сумасшедшие, при советской власти получали принудительное лечение. То есть вы должны по показаниям врача раз в полгода, раз в год, раз в три года обследоваться, ложиться на профилактику и т.д. Сейчас этого нет, если вы не представляете общественной опасности. Поэтому вы живете среди обычных людей, но все ваши соседи знают, что у вас немножко не в порядке с головой, что весной и осенью вы немножко странный и т.д. У нас уже почти 30 лет нет принудительного лечения людей, у которых проблемы с психикой.

    А. Рубаев:

    — Итак, деревня. В деревне все друг друга знают. Этого мужчину (ему под 50) дети, с которыми он играет, попросили снять шорты, чтобы посмотреть, что у него там есть. Естественно, он снял и показал.

    М. Делягин:

    — Что называется, деревенский дурачок.

    А. Рубаев:

    — Да. Тут же прибыл участковый. Родители детей, понимая ситуация, никаких претензий не предъявляли, потому что знают его как доброго человека, который помогает, детям конфеты приносит. Больной дурачок, но хороший, не представляющий никакой опасности. Его арестовывают и обвиняют в педофилии. Сейчас идет разбирательство. Конечно, очень странно, что наши СМИ об этом не сказали, а сказали только либеральные, оппозиционные. Будет ли разбирательство в отношении этого человека или не будет? Будет оно справедливое, как вы думаете, Михаил, если не вмешается общественность? Но больше 300 подписей он в свою защиту от земляков собрал.

    М. Делягин:

    — Человек имеет справку, что он невменяемый. Это не он собрал. Это односельчане за него вступились. Если односельчане вступились, 300 человек в деревне, где, вообще-то говоря, за такое могут просто забить, и участковый ничего не скажет…

    А. Рубаев:

    — Если бы это была правда.

    М. Делягин:

    — Участковый, скорее всего, просто выполняет план по преступлениям. И это, конечно, ужасающий пример.

    Что касается того, что в Казахстане все замечательно, как мне тут пишет Руслан, московский таксист. Вы сами тут пишете: «Да, там на законодательном уровне русский язык вытесняют, но это не значит, что русских притесняют». Я сразу вспомнил замечательную надпись в одном из российских городов в середине 90-х – «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы». Действительно, на уровне обычных людей межнациональные отношения в Казахстане очень и очень хорошие. Но мы знаем по опыту, что государственная политика ломает обычных людей, вопрос во времени. И из сегодняшнего Казахстана бегут не только русские. Оттуда уезжают и казахи, которые боятся нестабильности и неопределенности.

    Вот, пожалуйста, еще пишут: «В Москве в соседней «Пятерочке» вся обслуга с Северного Кавказа. Кроме кассирш, все принципиально на русском на разговаривают и по-русски якобы не понимают». Я могу сказать, что такое есть. Хотя я живу в центре, я с такими вещами тоже сталкивался.

    А. Рубаев:

    — Хотел бы еще об одном случае рассказать. Пять лет наблюдаю на станции, где живу, мужчину. Он продает носки.

    М. Делягин:

    — А станция – это примерно какой район?

    А. Рубаев:

    — Лермонтовский проспект. Я наблюдаю за этим мужчиной. Он продает носки. С первых дней моего очного знакомства с ним адекватный человек был. Ясное дело, что он тоже болен психически, но он мог разговаривать. Мы с ребятами думали: как у такого человека носки восполняются, за ночь, что ли? Может, у него где-то фабрика своя по производству носков?

    Мы захотели ему помочь. Он просто так деньги не возьмет, а вот если вы ему дадите деньги, он вам будет давать носки: возьмите носки обязательно. То есть это выполнение плана идет. И совершенно случайно я увидел. Была где-то половина третьего ночи. Я вижу очень подозрительное лицо, которое его бьет, забирает у него деньги. Причем лицо не славянское (как вы понимаете, мне незачем разжигать межнациональную рознь с именем Аслан А. Рубаев). Явное нарушение прав человека. А все, наверное, крышуется на местном уровне, на уровне местного участкового. Мне кажется, этим нужно очень серьезно заняться.

    М. Делягин:

    — И таких людей у нас очень много на самом деле. Мы мимо них проходим, не замечаем, головы не поворачиваем, а они тоже люди. И вот их либеральные правозащитники не защищают.

    Вот человек, который писал про «Пятерочку», прислал адрес. Проспект 60 лет Октября, дом 10. Знаете, это, конечно, не Садовое кольцо, но это и не за Третьим транспортным. Это почти центр Москвы. Кроме кассирш, все принципиально на русском не разговаривают и по-русски якобы не понимают, говорят, что они чеченцы. Знаете, сильно сомневаюсь в этом, потому что там с образованием в последнее время все в порядке. Думаю, что они себя выдают за других. Как у нас был известный случай во время чемпионата мира по футболу, когда туристка из Китая пожаловалась, что засняли не совсем корректное видео с ней туристы, по-моему, из Аргентины, и попросила полицию найти этих туристов, чтобы проверить, удалили они видео или не удалили. Самое смешное, что полиция нашла этих туристов, проверила. По-моему, выяснилось, что они видео удалили. В ходе расследования выяснилось, что туристка из Китая была на самом деле из Киргизии, а туристы из Аргентины, были на самом деле из Армении.

    Еще пишут: «В Казахстане все очень сильно зависит от региона. Если регион тяжелый, то притеснения – вплоть до физической расправы (нанесение увечий)». Это существенно, потому что одно дело просто побить, а другое дело – нанести увечья. И он же уточняет: «Самое прикольное, что русским (славянам) и в России места нет».

    А. Рубаев:

    — Давайте закончим с этим мужчиной, который не защищен никак.

    М. Делягин:

    — Давайте назовем вещи своими именами. Человек находится в рабстве в Москве. В самом фешенебельном, в самом, на мой взгляд, удобном мегаполисе Европы реально существует рабство. И мы это рабство видим на улицах.

    А. Рубаев:

    — Если бы этот человек просто был в куртке в поддержку либеральных общественных движений, они бы быстренько напечатали баннеры, листовки – вот, смотрите, явное нарушение прав человека, - не разбираясь, что там на самом деле. Даже если бы на нем была куртка с надписью «Навальный-2018», уже бы волна пошла – смотрите, какая варварская Россия, как здесь нарушают права человека. Они бы просто использовали это как инструмент информационной войны, как всегда это и делается. Возможно, это помогло бы этому мужчине.

    М. Делягин:

    — Я хочу просто зафиксировать, что если бы на этом человеке была майка с надписью «Русский – значит трезвый», то, весьма вероятно, его посадили бы просто за эту майку. Потому что во многих регионах России, где проходят пробеги… Мои знакомые, энтузиасты проводили пробеги – «Русский – значит трезвый», «Трезвый Новый год» и т.д., и их реально за это прижимали, в некоторых местах пытались репрессировать. Так что здесь дело не в том, что люди русской культуры такие пассивные (хотя мы и правда пассивные). Проблема в том, что многие органы государственной власти действуют против большинства, поддерживая агрессивные меньшинства, в той самой извращенной либеральной правозащитной логике, что любое большинство – это всегда плохо.

    А. Рубаев:

    — Хотел бы переместиться в Европу, рассказать о том, что недавно я обнаружил. Финский школьный учебник естествознания. В этом учебнике говорят, как не страшно, не зазорно, как правильно заниматься сексом с арабами, с чернокожими…

    М. Делягин:

    — Для какого класса учебник?

    А. Рубаев:

    — У них немножко по-другому идет. Я скажу по возрасту. 12 лет. Не знаю, какой это у них класс.

    М. Делягин:

    — Если это 16 лет, то основы семейной жизни, сексуальной культуры – это понятно. Но в 12 – это круто.

    А. Рубаев:

    — Воспитывают толерантность через такие учебники. Говорят: а неплохо все-таки сношаться с чернокожим, это даже хорошо.

    М. Делягин:

    — Давайте не будем заниматься расизмом, но в 12 лет – это просто безумие.

    А. Рубаев:

    — Да, это безумие. Самое важное, если родители не хотят, чтобы их дети обучались по стандарту этой программы, им говорят: ищите другую школу.

    М. Делягин:

    — Это хорошо. В Германии посадить могут на самом деле. Правда, там очень сильно различается по землям, но в одной из земель люди реально были на грани посадки в тюрьму. Это был довольно громкий скандал. А у нас в школах как с правами человека?

    А. Рубаев:

    — У нас в школах относительно. Если взять ситуацию с ЕГЭ. Все новостные ленты писали о случаях, когда дети кончают жизнь самоубийством.

    М. Делягин:

    — Почему?

    А. Рубаев:

    — Это связано со многими факторами. Первый фактор – это семья с низкими доходами. Они просят ребенка сдать на довольно высокий балл, чтобы пройти в институт, потому что не в состоянии платить на коммерческой основе. Ребенок это понимает, он нервничает, переживает, не может сосредоточиться.

    М. Делягин:

    — И все его проблемы с обучением усугубляются.

    А. Рубаев:

    — Он не получает желаемых результатов. Что делать? Для него, кажется, вся жизнь рухнула. Он выбрасывается из окна и погибает, как это было в Северной Осетии (и не единичный случай). Еще случаи. «Скорая помощь» приезжает, сознание теряют. Это каждый год происходит.

    М. Делягин:

    — То есть это не в мегаполисах происходит, где у детей нервное истощение из-за городской жизни, а в регионах, где с психикой все в порядке?

    А. Рубаев:

    — Да. Где чище воздух, чище продукты. Это может быть связано и с тем, что я помню на своем личном примере. Преподаватель моей однокласснице сказала: «Если ты не сдашь ЕГЭ (девочка действительно могла не сдать, она была не русская, она пришла из региональной школы своей страны, не изучала историю России там), заплатишь мне 15 тысяч рублей». Потому что преподавателей штрафуют. Они отказываются и запугивают: ты не будешь сдавать мой предмет, потому что я думаю, что ты не сдашь. Есть и обратная реальность, когда преподаватель, наоборот, берет всех желающих. Моя очень хорошая знакомая, преподаватель взяла огромное количество учеников. Три ученика у неезавалили предмет. Преподаватель сейчас на грани увольнения.

    М. Делягин:

    — В переводе на русский язык. Преподавательница требовала реальных знаний. Я не беру ЕГЭ, это другая тема. Но есть правила, школьник должен знать. У нее были неуспевающие школьники. Они с них требовала реальных знаний.

    А. Рубаев:

    — Между прочим, говоря это и на педагогическом совете, и их родителям.

    М. Делягин:

    — И за то, что она требовала реальных знаний, ее пытаются сейчас уволить. А это в каком регионе?

    А. Рубаев:

    — Это Москва. И это очень страшно. Достойный преподаватель сейчас покинет свой пост. Собираются подписи от предыдущих выпусков, они говорят: уволить этого преподавателя нельзя, она хороший специалист.

    М. Делягин:

    — А сколько ей лет?

    А. Рубаев:

    — Я думаю, что 50 нет. Она преподавала у меня.

    М. Делягин:

    — То есть это не пожилой преподаватель еще старой советской школы, это уже человек, который в постсоветское время… То есть это те, на ком, собственно говоря, должна держаться школа.

    А. Рубаев:

    — Да. И на ней действительно могла школа держаться. Она действительно хороший специалист.

    М. Делягин:

    — И за то, что она не может обучить, у нее дети плохо учатся…

    А. Рубаев:

    — Не получается. Бывают необучаемые, что поделать.

    М. Делягин:

    — Я хочу процитировать, что мне пишут. «Славяне в России гражданство получают в течение 5-6 лет, а братья из Средней Азии – в течение 3 месяцев. А если хотите узнать про притеснения, спросите у приезжающих русских». «Да, из каждого унитаза орут: не сдашь ЕГЭ – ты отброс». На самом деле такого рода пропаганда недопустима, потому что она зомбирует людей, вызывает у молодежи психологический шок.

    Мы обсуждали на прошлой неделе вопрос – историю чиновника из Саратовской области, который получил 2,5 года лишения свободы за то, что нашел жилье девяти семьям врачей. Сейчас мы слышим о том, что пожарные, которые прибыли на пожар и тушили «Зимнюю вишню», сейчас могут получить лишение свободы. А люди, которые подписывали по всей стране акты о том, что все это нормально, все это хорошо, все это может работать, я что-то не слышал про то, чтобы их осудили. И люди правильно не верят в свое освобождение, в то, что суд их оправдает. Потому что наши суды сейчас выносят оправдательных приговоров меньше полупроцента. Во время Большого террора было больше 8 процентов оправдательных приговоров в 1937-1938 годах. А как только Большой террор кончился, оправдательных приговоров стало порядка 12 % в Советском Союзе при Сталине. А у нас сейчас меньше полупроцента. И это не является признаком идеальной работы следственных и прокурорских органов. Говорят, у нас якобы отменили наказание судьям за оправдательные приговоры. Говорят, якобы оправдательный приговор больше не считается браком в работе судей. До этого года официально это было так. Если судья оправдывал невиновного, считалось, что это брак в работе судьи. Сейчас якобы это не так. Но судьи судят по-старому, насколько я могу судить.

    Я забыл о главном праве человека – праве человека на труд. Без этого, без права человека зарабатывать себе на жизнь, все остальные права не значат ничего. Наше государство подготовило в этом отношении новые новации. Я думаю, что стоит их оценить, чтобы понять характер российского правительства сегодня. Минтруд подготовил и вывесил у себя на сайте проект федерального закона об отмене применения трудового права в отношении самозанятых. Это не таксисты, не репетиторы. Потому что там трудовое право не работает. Я за два дня недавно ездил и «Яндексом, и «Геттом». Я не скоро воспользуюсь этими агрегаторами, потому что люди просто неадекватные. От усталости или от того, что они представители других культур, но просто неадекватные. Рисковать жизнью – пользоваться этими агрегаторами. Может быть, там нужно платить за комфорт, за бизнес, но тогда проще воспользоваться обычным такси за примерно те же деньги.

    На деле самозанятыми считаются все, что работает без официального трудового договора. Это строители, сельхозрабочие, дальнобойщики, продавцы. И сегодня работа без официального трудового договора – это нарушение. Если на этом ловят, то здорово наказывают работодателя. На практике, насколько я могу судить, не наказывают, но должны наказывать. А вот теперь, когда будет отменено трудовое право в отношении них, работа без официального трудового договора больше не будет нарушением. Минтруд официально хочет признать, что самозанятые не имеют никаких трудовых прав вообще. Предполагается установить, что трудовое законодательство не распространяется на тех, кто вступает в трудовые отношения для помощи в ведении домового хозяйства и для личного обслуживания. Грубо говоря – для прислуги. Сверхбогатые люди, которые нами управляют, заботятся о себе. И хотят на законодательном уровне лишить тех, кто их обслуживает, всяких трудовых прав. Их даже не смущает идиотская формулировка, что трудовое законодательство не распространяется на труд, как прямо написано в их проекте закона.

    У нас предполагается резко ограничить трудовые права индивидуальных предпринимателей. Они тоже нанимают людей на работу. И сегодня нанятые официально они трудовые права имеют. Предполагается ввести полную свободу срочных договоров. Хоть каждый месяц нанимай человека на работу, он будет вечно в подвешенном состоянии. Потому что в любой месяц он может быть выгнан. Дополнительные основания для увольнения предполагается прописывать не в трудовом кодексе, а в контракте. Вплоть до желания нового рабовладельца. И условия выходного пособия тоже должны быть не в трудовом кодексе, а в контракте. Как в Эстонии, когда вас могут уволить эсэмэской. И не факт, что вы что-нибудь получите.

    Слушатель:

    — Существуют в Липецке большие предприятия. Их охраняет Москва. Москва передает в аренду функции Воронежу. Воронеж четыре месяца не может выдать документы, договор охранникам. Это повсеместно. С черной кассой в Липецке никто не борется. Людям платят из черной кассы.

    М. Делягин:

    — Мне пишут: «Поскольку мне уже за 45, моя китайская компания очень строго следит за возрастом сотрудников. И за два месяца до получения своего последнего паспорта все получают черную метку. Мне приходится искать работу в российских компаниях. И условия везде одинаковые. 70 % официально, 30 % в конверте, а также вся премия тоже в конверте. Минимум половина фонда оплаты труда платится в конверте. И никто этого даже не скрывает. Далеко ходить не надо, это все в Москве. Чтобы наполнить бюджет, не нужно бегать за каждой бабушкой в лес, которая продает грибы, не нужно строить систему биг-дата для вычисления сдающих свои квартиры, чтобы хотя бы отбить выплаты по ипотеке. Возмущает идиотизм правительства и оценка роста экономики по индексу Оливье. С уважением, Максим Викторович». Все так. Но это результат того, что у нас регрессивная шкала налогообложения. Чем человек беднее, тем больше с него требует государство. Это выдавливается в тень. Работодатели в авангарде этого процесса.

    Михаил:

    — Защита прав человека определяется тем, кто платит за эту защиту. Они и защищают тех человеков, кто им платит. А кто эти люди? Недавно наш премьер-министр сказал, что для того, чтобы повысить снабжение населения квартирами, надо понизить ставку по ипотеке. Но он забыл сказал, что, может быть, лучше было бы повысить зарплату людей, чтобы они могли накопить.

    М. Делягин:

    — Наш премьер-министр, насколько я могу судить, заботится не о людях, разговаривая про ипотеку, а о банках, которые зарабатывают на этом процент. Просто банки, задирая процент по ипотеке, как всякий монополист, лишают сами себя поля работы. Если бы кто-то заботился о людях, то у нас была бы политика социально-экономическая не в духе Ксении Анатольевны Собчак, а в духе нормального социально ответственного государства – хоть капиталистического, хоть социалистического. А что касается защиты прав человека, вообще-то платит тот, кому это интересно. Некоторые люди до сих пор читают конституцию, где написано – социальное государство. Если государство действительно должно служить своим людям, то оно должно защищать их права в первую очередь, как это было в Советском Союзе. Потому что ему нужны люди. А если государству нужны полезные ископаемые, а люди для него являются прискорбным обременением, от которого нужно как-то побыстрее избавиться, тогда права человека будут защищать либералы, представители глобальных спекулянтов и те, кто, опираясь на права человека, хочет это государство разрушить.

    Вадим:

    — Я из Самары. Знаете ли вы в Европе какое-либо правительство, которое более бездарно, чем наше, управляло бы страной?

    М. Делягин:

    — Если брать географическую Европу, наверное, это Албания. Я допускаю, что это Босния и Герцеговина. У нас сверхэффективное государство. Просто задачи другие. Задача – обслуживать интересы глобальных спекулянтов. В этом отношении у нас самое эффективное правительство в мире. Просто не нужно приписывать ему не свойственные ему функции.

    Инициативы либерального правительства Медведева настолько разнообразны, что я не могу от них оторваться. Минтранс предлагает снизить дополнительные отпуска для летчиков и бортпроводников в шесть раз – с 42 до 7 рабочих дней в год. Летчики и бортпроводники в силу специфики профессии работают более интенсивно, чем большинство людей. У них не пятидневная рабочая неделя, а шестидневная, с одним выходным. Это связано с технологическими особенностями рейсов. За этот более интенсивный график и более интенсивное изнашивание организма они получают дополнительный отпуск – 42 рабочих дня в год. Это много, если не задумываться о нашей с вами безопасности. Минтранс предлагает снизить его в шесть раз. Как говорит Олег Васильевич Шеин, это значит, что уставший летчик будет привозить вас туда же, кудапривозит вас уставший таксист. И это реальная угроза, которая нависает над каждым из нас, кто сейчас летает самолетами.

    Вы пишете: «Свердловская область, город Первоуральск. Есть предприятие «Русский хром 1915». На сто процентов принадлежащее англичанам. Сто процентов продукции экспортируется. В России остаются только загрязнения. Главный загрязнитель окружающей среды в Свердловской области. Зарплата намного меньше средней зарплаты по Свердловской области». Якобы представители российского государства прессуют гражданских активистов, которые публично ставят вопрос о загрязнении природы. Схожая ситуация в Забайкалье. Там китайские компании получают право на разработку золотых месторождений методом кучного выщелачивания. Очень эффективный способ. Маленькая проблемка, из-за которой даже в советские годы, когда к природе относились очень спокойно, эти золотые месторождения не разрабатывались. Это лютое отравление всей природы. По сути дела, это применение химического оружия. Китайцам безразлично, что у нас в Забайкалье происходит, а российским властям, судя по всему, тоже безразлично, как мы будем жить и в каких условиях.


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+


Ответить    Последний комментарий



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину