ГОЛОСОВАНИЕ



Как вы оцениваете свою способность пережить потерю работы на срок более года?




Источник — Материал №66000:
«Мы можем проспать вторую сланцевую революцию». В чьих интересах сделка ОПЕК+?

  • ФедералПресс Автор

    19.03.2019 11:00

    «Мы можем проспать вторую сланцевую революцию». В чьих интересах сделка ОПЕК+?
    Для рядового россиянина слова вроде «соглашение с ОПЕК» и «добыча сланцев» или «санкции Америки к Венесуэле» не кажутся чем-то таким, что очень сильно влияет на повседневную жизнь. Однако вряд ли кто будет отрицать, что Россия – часть огромного мирового рынка, цена «нашего» барреля зависит от политических процессов в мире, устойчивая цена на углеводороды нужна российскому бюджету. Экспертно-аналитический канал «ФедералПресс» рассказывает... Полный текст статьи
    «Мы можем проспать вторую сланцевую революцию». В чьих интересах сделка ОПЕК+?

    Для рядового россиянина слова вроде «соглашение с ОПЕК» и «добыча сланцев» или «санкции Америки к Венесуэле» не кажутся чем-то таким, что очень сильно влияет на повседневную жизнь. Однако вряд ли кто будет отрицать, что Россия – часть огромного мирового рынка, цена «нашего» барреля зависит от политических процессов в мире, устойчивая цена на углеводороды нужна российскому бюджету. Экспертно-аналитический канал «ФедералПресс» рассказывает о том, почему сейчас вопрос номер один – вопрос мирового регулирования цен на нефть, что происходит с нефтяным рынком вообще и стоит ли гнаться за высокими ценами на нефть.

    Кто на самом деле правит нефтерынком?

    Когда-то ответ был очевиден – это Саудовская Аравия во главе организации импортеров нефти — ОПЕК. Механизм, задуманный много лет назад довольно прост: именно эти страны совместно решают, стоит ли наращивать добычу( и снижать цену углеводорода) или же не делать этого.

    Так было еще недавно. Но в США решили, что страна слишком зависит от чужих решений по нефти. И решили сами немного «порулить» процессом. Американцы начали активно использовать ФРС как инструмент давления на рынок, развивать добычу собственной — сланцевой — нефти и параллельно убирать конкурентов.

    Среди них страны, которые входят в ОПЕК: Иран и Венесуэла.

    «В Америке в период низких цен прошла консолидация и весь американский крупный бизнес сидит в сланце. Американские компании зафиксировали, что будут вкладываться в добычу сланцевой нефти, наращивать объемы добычи и страна твердо намерена стать крупнейшим экспортером мира. По объему добычи она уже опередила и нас, и саудитов. И теперь они завоевывают себе место под солнцем», — отмечает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

    Каким образом идет расчистка? Первый способ— не удивляйтесь — это санкции, когда под видом борьбы с политическим режимом США фактически преследует экономические интересы. Механизм был «обкатан» на Иране, сейчас – с небольшими поправками — он применяется к Венесуэле. Санкции дают США возможность убирать большие объемы нефти для того, чтобы замещать их собственными ресурсами.

    Второй ключевой момент – это давление на рынок через Федеральную резервную систему (ФРС). Именно ФРС является регулятором количества денег, долларов, с помощью которых идут сделки на рынке углеводородов. Ведь примерно 80 % сделок на этом рынке – это сделки «бумажные», там нет никакой нефти, это контракты под будущие поставки, торговля еще не добытыми ресурсами. Объем этих сделок зависит от количества денег на спекулятивном рынке.

    Основной задачей ФРС является осуществление глобальной долларовой политики. И в последнее время ФРС повышала ставки, убирала ликвидность рынка, то есть деньги, которые уходили с мирового рынка нефти.

    «И когда они сокращают баланс ФРС, то цены на нефть падают, потому что деньги перемещаются, их просто становится меньше. Они уходят с этих рынков, уходят, в том числе, в американские бумаги и в сам доллар, потому что он становится доходнее. Вот и всё. Это первый фактор, основной. И этот инструмент находится в руках у американских монетарных властей», - отмечает представитель крупнейшей российской нефтегазовой компании «Роснефть» Михаил Леонтьев.

    Как США под видом борьбы с ОПЕК вовсе не борется с этим институтом

    Внимательный читатель спросит - а где же в этом списке борьба с ОПЕК? Как ни крути, но именно эта организации в сознании миллионов до сих пор является крупнейшей по добыче нефти. Формально борьба есть. В марте Палата представителей и Сенат начали рассматривать два законопроекта с названием NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act). Если законодательство NOPEC станет реальностью, у правительства США будет возможность подать на ОПЕК в суд за манипулирование ценами на энергоносители.

    Но вся эта история больше напоминает отвлекающий маневр, переключение внимания общественности на негодный объект. «Американская сланцевая нефть, как никакой другой энергоноситель в мире, нуждается в высоких ценах, для них этот ресурс основной драйвер экономического роста, — говорит Михаил Леонтьев. — Сейчас в США рост сланцевой добычи полностью обеспечивает рост всей производственной цепочки: оборудования, инфраструктуры».

    Ведь ОПЕК, включая ОПЕК+ не имеет практически никакого влияния на формирование цен на нефть. Сейчас объемы нефти, которые поступают на реальный рынок, в первую очередь зависят от снижения поставок иранской и венесуэльской нефти из-за американских санкционных действий.

    «Когда нам заявляют, что ОПЕК перевыполнила план по сокращению, мы не очень понимаем, о чем идет речь. Она от чего перевыполнила план? Она перевыполнила план за счет Ирана и Венесуэлы, где добыча падает в силу санкционного давления», — поясняет Михаил Леонтьев.

    Почему частная нефтяная компания говорит от имени отрасли

    Как довольно часто бывает, некоторые российские компании делают вид, что все происходящее на мировом рынке не имеет к ним никакого отношения. И даже позволяют себе довольно рискованные высказывания от имени российского рынка «в целом». Например, на недавней энергетической конференция CERAWeek в «столице сланцевой революции» — Хьюстоне — частные российские компании заявили, что все ключевые российские игроки поддержали ОПЕК+. Как отмечает Михаил Леонтьев, это не соответствует действительности.

    Глава «Лукойла» Вагит Алекперов и другие частники, такими заявлениями фактически отдают российскую долю на мировом рынке нефти. Заявляя такое, «Лукойл» ничем не рискует: у компании сейчас уже идет падение добычи нефти.

    «Почему она это делает? У нее есть объективные обстоятельства: она сокращает добычу. Она не инвестирует», — говорит экономист Михаил Хазин.

    Компания объясняет это сокращением добычи в рамках квот ОПЕК+, хотя, по некоторым данным, падение объемов связано с тем, что она максимизирует прибыль, выводит огромные дивиденды, сокращая капиталовложения.

    «Конечно, активы у ЛУКОЙЛа неплохие, – говорит экономист Никита Кричевский, – Алекперов, в своё время исполнявший обязанности министра нефтяной промышленности, создал компанию для себя, крайне профессионально, вырезав ее из государственных активов, и потом поучаствовав во всех прелестях нашей приватизации. Однако сейчас ЛУКОЙЛ все меньше вкладывается в производство, стремясь максимизировать прибыль, выплатить своим частным акционерам гигантские дивиденды и вывести их в офшоры. Если компания и инвестирует куда-то, то только не в Россию».

    Действительно, вложения ЛУКОЙЛ старается делать в перспективные зарубежные проекты — к примеру, в Узбекистан, где ожидается либерализация цен на топливо и можно ожидать в связи с этим высокой прибыли.

    Вторая сланцевая революция и интересы России

    Заявления Алекперова тем более странны, что были сделаны на фоне звучащих, там же, в Хьюстоне ежесекундных деклараций о том, что и компании США поддерживают ОПЕК+. Для них — это стабильные приемлемые цены, уровень которых обеспечивается сокращением добычи других производителей. Чем выше цены на нефть, тем лучше для Америки. Ведь сейчас в Штатах рекордно высокий рост сланцевой добычи нефти.

    На конференции говорили о том, что Соединённые Штаты станут  в течение нескольких лет экспортером нефти, заметьте, не газа, а нефти, и превысят по объемам экспорта Россию. Ранее разработкой американской сланцевой нефти в очень большой доле занимались мелкие и средние компании. А сейчас туда приходят мейджоры – крупные игроки.  С абсолютно другими возможностями.

    «И говорят про вторую сланцевую революцию. Чисто нефтяную, потому что газовая уже состоялась, там нет никаких проблем. Газовую мы проспали — при активной идеологической поддержке Газпрома. Но противостоять американцам, цель которых — избавить мир от российских энергоносителей, ещё можем. Однако нужно защищать свои интересы», — отмечает Михаил Леонтьев.

    И есть у кого поучиться: те же американцы свои интересы отстаивают более чем жестко.

    «Они сняли сейчас все ограничения, они проводят стимулирование. Тот же Трамп снижает налоги для нефтяных компаний, колоссальным образом увеличивая их устойчивость по отношению к ценовым колебаниям. Вот что происходит. Представить себе, что Трамп не сумел договориться со своими „исконными врагами“ саудитами и решил убить их антикартельным законодательством, — невозможно. Они простили саудитам убийство американского журналиста, причём простили в публичном пространстве», — говорит Леонтьев.

    Трампу выгодно представить себя борцом перед американскими гражданами — внутренними потребителями нефтепродуктов, заинтересованными в низких ценах на топливо. Однако на самом деле он, конечно, не будет играть против саудитов. Ведь ОПЕК делает все возможное, чтобы учесть интересы американцев, в том числе вынуждая членов организации соблюдать квоты вне зависимости от резкого сокращения добычи в Иране и Венесуэле.

    «Соединенные Штаты Америки отлично знают, что ключевая вещь — это контроль за рынками. Обращаю ваше внимание, у них есть априорное преимущество. Они контролируют мировые цены. Потому что это они устраивают „оранжевые“ революции, они контролируют морские проливы и много еще чего», — отмечает экономист Михаил Хазин.

    Хазин считает, что России нужно пересмотреть свою позицию относительно соглашения с нефтяным картелем по сокращению добычи нефти:

    «С точки зрения государственной политики и стратегии от ОПЕК+ нужно отказываться. Потому что локальный выигрыш будет компенсирован долгосрочным, чтобы не сказать вечным, поражением. А вот, соответственно, в рамках тактики, действительно, можно спорить. Но, ещё раз повторю, с точки зрения стратегии, ответ абсолютно очевиден».

    Получается, что российские компании, которые поддерживают ОПЕК+ приближают американские компании к их цели: избавить мир от российских энергоносителей. По сути, сокращением собственной добычи мы помогаем США провести вторую сланцевую революцию. Но разве это нормально — работая в России, вредить своей стране?

    «Речь идет об одном: о глобальном переделе рынков, о попытке добиться абсолютного доминирования. Что, собственно, Соединенные Штаты на разных этапах разными способами и делали в течение всего XX века и продолжают делать сейчас. Доминирование в мировой энергетике, потому что энергетика – базовая отрасль – остается абсолютной, это — сердцевина всей мировой экономики»,— напоминает экономист Михаил Леонтьев.

    Михаил Делягин поддерживает коллегу. При высоких ценах на нефть Соединенные Штаты Америки могут наращивать добычу сланцевой нефти до плюс бесконечности, – отмечает эксперт.

    «И ОПЕК+ просто расчищает мировой рынок для американской сланцевой нефти. Значит, мы должны понимать, что наш непосредственный конкурент в мире не Саудовская Аравия. Наш непосредственный конкурент в мире, который сейчас вычищает нас с мирового рынка, - это американская сланцевая нефть, у которой себестоимость существенно выше, чем у нас», — говорит Делягин.

    Америка и ОПЕК+ за сокращение добычи нефти. Из этой конфигурации становится ясно, кому на самом деле нужны высокие цены на нефть. Это США.

    «Но России нужна стратегическая перспектива. Поэтому стране в стратегическом плане выгодны низкие цены. На какое-то время они нам не страшны, учитывая все запасы прочности, — отмечает Делягин. — Иметь сегодняшний наш экспорт при цене даже десять долларов за баррель — это значительно лучше, чем не иметь совсем никакого экспорта при цене семьдесят долларов за баррель».

    С точки зрения экономиста Михаила Хазина, в России есть компании, которые вполне могут нарастить добычу, потому что они делают большие капвложения и заинтересованы в сохранении нашей доли на рынке. Это поможет защитить страну, рынок, нефть и — в конечном итоге — каждого из нас, – считает экономист


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Slava Praviy 143 место

    19.03.2019 11:50

    86.9% 3.8


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину