ГОЛОСОВАНИЕ



Как вы считаете, почему массовые митинги удаётся организовывать только под либеральными лозунгами?




Источник — Материал №66230:
Пять лет с Крымом: Фанфары отгремели, дальше что?

  • Свободная Пресса Автор

    28.03.2019 11:00

    Пять лет с Крымом: Фанфары отгремели, дальше что?
    Многим москвичам неловко вспоминать дни воссоединения с Крымом в 2014 году, потому что на деле Крым во многом вступил в Россию силой — в том числе вооруженной. Два миллиона его жителей сломали сопротивление не столько нацистов, еще только осматривавшихся в захваченном ими Киеве, сколько антироссийской, либеральной, прозападной части российской бюрократии, — и эта часть ненавидит крымчан и жестоко мстит им за это до сих... Полный текст статьи
    Пять лет с Крымом: Фанфары отгремели, дальше что?

    Многим москвичам неловко вспоминать дни воссоединения с Крымом в 2014 году, потому что на деле Крым во многом вступил в Россию силой — в том числе вооруженной. Два миллиона его жителей сломали сопротивление не столько нацистов, еще только осматривавшихся в захваченном ими Киеве, сколько антироссийской, либеральной, прозападной части российской бюрократии, — и эта часть ненавидит крымчан и жестоко мстит им за это до сих пор.

    Ведь ущерб от санкций Запада — ничто на фоне ущерба от санкций либеральной части правительства Медведева.

    До Крыма трудно было представить вежливого военного. «Вежливые люди» были таковыми потому, что в основном были местными жителями. В Крыму в силу сочетания климата, цен и культуры осело множество отставников, и не только советских, — мне, например, в разные годы повезло попасть на нескольких таксистов, отслуживших во французском Иностранном легионе. И именно в Крыму российская армия окончательно освободилась из бреда и ада сердюковщины.

    Для многих события, предшествовавшие воссоединению с Крымом и последовавшие за ним, стали культурной и идеологической катастрофой. Мы привыкли воспринимать Европу — даже после новых бомбардировок Белграда обновленными Люфтваффе в 1999 году — как источник и образец цивилизации. Но именно эта Европа не просто вновь привела к власти откровенных фашистов, но и всеми силами, комплексно и последовательно поддерживает их до сих пор, — из чистой и бескорыстной ненависти к нам, возведенной в ранг общеевропейской политической религии.

    И мы внезапно оказались, со всеми нашими столь очевидными нам несовершенствами и проблемами, единственными даже не поборниками, а источниками того, что привыкли считать европейскими ценностями.

    А Запад решительно отказался от своего наследия — от гуманизма и демократии до социального государства — и всю свою мощь, все свои социальные технологии бросил на то, чтобы превратить человека в обезьяну, пока на Украине, и делает это эффективно и успешно.

    И, отмечая пятилетие спасения Крыма от этой новой волны европейского фашизма, мы не можем не сознавать своей вины за то, что бросили 40 миллионов человек под пятой фашистской оккупации и фашистских социальных технологий.

    Пятилетие воссоединения России с Крымом для нашего государства — хороший повод начать делать то, что оно должно было сделать еще пять лет назад.

    Прежде всего, все эти пять лет вызывает оторопь непонятный гуманизм внешней политики России. Справедливо отстаивая нашу правоту, российские дипломаты неоправданно кастрируют ее, умалчивая о главном: о том, что в феврале 2014 года Запад, организовав государственный переворот, уничтожил украинскую государственность как таковую. Соответственно, никакой территориальной целостности уничтоженное Западом украинское государство не имело и иметь не могло: этот принцип просто не к чему было применять.

    Аналогичную самокастрацию, кстати, демонстрирует дипломатия и в ответ на польские истерики. Она упорно и необъяснимо с точки зрения российских интересов и простой исторической истины молчит о том, что в сентябре 1939 года Советский Союз ждал, пока тогдашний Запад (в лице гитлеровской Германии, а также Англии и Франции, нарушивших свои обязательства по защите Польши) не уничтожил польскую государственность как таковую, — и вступил на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, воссоединяясь с исторически своими землями, лишь после того, как польская государственность перестала существовать.

    Точно так же и Россия приняла Крым в свой состав именно в связи с ликвидацией Западом прежней, постсоветской украинской государственности.

    Нынешняя же украинская государственность является фашистской, и, пока мы это не признаем, пока будем плотно зажмуривать глаза и вести дела в стиле business as usual, пока не приведем свою внешнюю политику в соответствие реальности, — мы будем выкармливать собственных убийц, жаждущих нас уничтожить. Вся прибыль от всего дизтоплива мира не стоит крови людей, истребляемых фашистскими карателями, ездящими на этом российском дизтопливе.

    Мы справедливо возмущаемся лицемерными санкциями Запада, продолжающего прямо и откровенно поддерживать фашизм. Как честно сказал в эфире российского телевидения один польский нацист, — выражая не свое мнение и не мнение руководства Польши, но консолидированную позицию всего Евросоюза, явленную нам в его повседневной политике последних пяти лет, — «из ненависти к вам мы будем всеми силами помогать даже убийцам наших детей».

    Мы справедливо возмущены грубым лишением Западом крымчан элементарных прав и свобод, включая свободу передвижения.

    Но что мы можем возразить главе МВФ Кристин Лагард, указавшей, что Запад не может и задуматься об отмене санкций против Крыма, пока эти санкции применяет против Крыма само российское государство — руками принадлежащих ему компаний?

    «Аэрофлот» показал, что работа в Крыму не означает ни экономического краха, ни даже санкций. Он показал, что отказ от работы в Крыму — не страх санкций, а осознанная позиция либеральной, прозападной части российской бюрократии. И не столько пресловутого Грефа, сколько правительства Медведева, дающего ему обязательные для исполнения указания.

    Пять лет назад мы понимали: Крым должен стать витриной России, причем не только для Украины, но и для Восточной Европы, и для всего мира. Это тем более верно сейчас, когда евробюрократия намерена прекратить кормить Восточную Европу, так как она уже стала для нее достаточно антироссийской, и начать вместо нее кормить более близкую ей цивилизационно Южную Европу.

    Но в российском руководстве оказалось некому даже мыслить в таких терминах, некому даже поставить такую задачу!

    А ведь даже отнюдь не самый богатый режим Саакашвилипоследовательно превращал грузинские села Южной Осетии в витрину «грузинского мира», вкладывая в них огромные для себя средства.

    Да и Крым уже был витриной нашей страны как минимум дважды.

    Первый раз — при Екатерине Великой, когда термин «потемкинские деревни» появился не столько как инструмент клеветы, сколько как результат невозможности для обыденного сознания осмыслить скорость прогресса Новороссии.

    Второй раз — в 20-е, когда развивать Крым и строить в нем новый коммунистический мир поехали колонисты со всего мира.

    Создатель «Вконтакте» и Telegram Павел Дуров в сердцах как-то высказал гениальную идею: превратить Крым в интеллектуальный офшор. Выведя его из сферы действия международного права, Запад тем самым сделал ненужным и юридически неоправданным применение к нему права интеллектуальной собственности на продукцию не признающих его стран.

    Простое осознание этого автоматически превратило бы Крым в планетарно значимую зону свободного технологического творчества и вернуло бы России саму идею свободы, украденную еще Картером (до него США рассматривали борцов за свободу и демократию как своих прямых врагов и открыто поддерживали во всем мире тоталитарные и прямо террористические режимы).

    Но даже один из лучших российских чиновников сказал, что поддержит эту идею лишь при условии точного подсчета, сколько она принесет в федеральный бюджет!

    Крым стал символом слабости, нерешительности, неадекватности, а то и двуличия российской бюрократии.

    Не взорви нацистские террористы линии электропередач — энергомоста не было бы до сих пор.

    А о водопроводе нет и речи. Не самая великая технологическая держава — Турция — в октябре 2015 пустила на Северный Кипр водопровод. Стоимостью немногим более полумиллиарда долларов, длиной в 107 км, из которых 80 км — на четвертькилометровой глубине. А в России официальные лица «на голубом глазу» рассказывали мне, что в устье Кубани нет-де воды для Крыма!

    В федеральном бюджете, резервы которого на 1 марта превысили 10,3 трлн.руб., нет денег для России, а в Кубани нет воды для Крыма. Невольно вспоминается казавшийся при Советской власти смешным лозунг «Течет вода Кубань-реки куда велят большевики!», — что, надо вернуть большевиков? Без них хотеть и велеть некому?

    Мы тактично умалчиваем, что крымчане до сих пор батрачат на украинских чиновников, включая откровенных нацистов, по-прежнему открыто владеющих недвижимостью по всему Крыму: другой работы-то нет.

    А некоторые нацисты оказались честными и закрыли свои объекты — и в курортных городах на первой линии стоят мертвые, никак не используемые, не приносящие никому пользу санатории.

    А российские инвесторы не могут работать в Крыму, потому что проукраинская бюрократия просто блокирует их, — например, не давая разрешения на межевание земельных участков. И российский бизнес уходит в другие регионы и даже страны, где чиновникам нужны деньги и развитие, а не саморазрушение.

    Наштамповали огромную массу программ, — но где комплексный, единый план развития Крыма? Чтобы о необходимости полноценной дороги к Крымскому мосту вспоминали не накануне его ввода в строй, а чуть раньше?

    На этом фоне логично, что агрессивные импотенты от культуры, монополизировавшие ее, так и не создали, вопреки общенародному воодушевлению, практически ничего стоящего ни про Крым, ни про «Русскую весну». Это закономерный результат всей государственной политики в его отношении, и ее нужно менять коренным образом.

    Жизненно необходимы как минимум единая программа комплексного, всестороннего развития Крыма, которая преобразила бы жизнь крымчан и превратила бы Крым в глобальную витрину «Русского мира», воскресив и реабилитировав само это понятие.

    На основе этой программы должна быть развернута агрессивная, всеобъемлющая и долговременная, по лучшим западным стандартам, программа формирования общественного мнения на Западе.

    Эти направления должны быть обеспечены комплексной и мощной юридической поддержкой, — и, конечно, решительным кардинальным обновлением и нормализацией замшелой и заскорузлой бюрократии.

    Величайшая геополитическая победа постсоветской России не должна продолжать оставаться ее управленческой катастрофой.


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Alex Alex 205 место

    28.03.2019 12:01

    96.1% 3.7


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину