ГОЛОСОВАНИЕ



Как бы вы относитесь к идее превратить избирательное право в обязанность?




Источник — Материал №68454:
Северо-полярное сближение

  • Борис Межуев 1721 место

    11.06.2019 14:18

    Северо-полярное сближение
    Международная политика полна неожиданностей. На одной из дискуссионных площадок, в «Парламентской газете», автору этих строк довелось услышать фразу одного уважаемого эксперта о том, что Россия и Великобритания никогда не найдут общий язык и всегда будут относиться другу к другу враждебно. Мне показалось, что делать такие выводы на длительную перспективу крайнее опрометчиво. Я привёл два довода. Первый из них отсылал аудиторию к истории российско-британского соперничества, развернувшегося... Полный текст статьи
    Северо-полярное сближение

    Международная политика полна неожиданностей. На одной из дискуссионных площадок, в «Парламентской газете», автору этих строк довелось услышать фразу одного уважаемого эксперта о том, что Россия и Великобритания никогда не найдут общий язык и всегда будут относиться другу к другу враждебно.

    Мне показалось, что делать такие выводы на длительную перспективу крайнее опрометчиво. Я привёл два довода. Первый из них отсылал аудиторию к истории российско-британского соперничества, развернувшегося в конце позапрошлого века на территории Азии. То есть к так называемой «Большой игре», кульминацией которой стала русско-японская война, в которой за спиной Страны восходящего солнца стоял её главный союзник – Туманный Альбион. Взаимная враждебность двух стран в то время была настолько сильной, что в российской прессе невозможно было произнести доброе слово по поводу британцев, а призыв к англо-русскому сближению мог быть приравнен к национальному предательству. Но прошло всего два года после окончания этой неудачной для России войны, и Империя Романовых заключила с Англией договор о разграничении сфер влияния в Азии, открывший дорогу к дальнейшему сближению двух держав, увенчавшемуся в конце концов их военным союзом против Германии.

    Другой пример неожиданных и парадоксальных сближений предоставляет нам как раз Арктика. В 20-х числах мая 2019 года в столице Канада Оттаве состоялось заседание членов Постоянного комитета парламентариев Арктического региона. В нём принял участие от России член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, сенатор от Мурманской области Игорь Чернышенко. Он сообщил прессе, что Россия и Канада – после длительного перерыва – вернулись к полноценному сотрудничеству по вопросам развития Арктики. Более того, в будущем году в Мурманске может состояться двухсторонняя российско-канадская конференция, посвящённая сотрудничеству университетов в Арктическом регионе.

    С 2014 года отношения Канады и России по вопросам приарктического сотрудничества были полностью прерваны. Канада бойкотировала состоявшееся в Москве заседание Арктического Совета. Вообще, из всех стран Запада Канада наиболее жёстко отреагировала на присоединение Крыма и в целом на украинский кризис, вплоть до оказания Украине максимальной военной помощи. Свою роль в этом сыграло и наличие большой украинской диаспоры в Канаде, и в целом очень тёплые отношения двух стран, но, возможно, главным был всё-таки фактор цивилизационной идентичности. Канада тогда мыслила себя в качестве почти идеальной страны либерально-капиталистического Запада – без колебаний в сторону социализма, характерного для стран континентальной Европы, и без тяготения к национал-популизму, столь заметному в США и, как оказалось, не чуждому также Великобритании. Канада представляла собой идеальный оплот либерального глобализма – с огромным влиянием сырьевых корпораций и незначительным контролем над ними федерального правительства.

    Для многих на Западе и, думаю, для значительного либерального сегмента в России Канада казалась образцом поведения для нашего Отечества. Северный континентальный гигант с минимальными геополитическими претензиями, не создающий больших проблем для Соединённых Штатов и Евро-Атлантики в целом. Знающий свое место и не претендующий на расширение своего международного влияния. Нового премьер-министра Канады Джастина Трюдо постоянно ставили в пример президенту Дональду Трамп в качестве абсолютного лояльного нормам западной цивилизации руководителя страны. В одном американском журнале даже появилась статья о том вреде, который нанесла человечеству Американская война за независимость: если бы Соединённые Штаты в XVIII веке не выступили против Великобритании, сегодняшняя Америка один в один напоминала бы Канаду. При этом забывалось, что в этом случае, скорее всего, преимущество имели бы рабовладельческие южные штаты, прекрасно устроившиеся в глобальной экономике тех лет в качестве аграрного придатка индустриальной Британии.

    Вероятно, враждебное отношение к России, столь ярко проявившееся в Канаде в период кабинета Стивена Харпера, объяснялось в том числе и стремлением официальной Оттавы подчеркнуть особое положение своей страны в Евро-Атлантическом сообществе – как своего рода северного полюса либерального глобализма.

    Однако эта навязанная идентичность оказалась во многом ложной, что весьма ярко проявилось именно в арктической политике Канады. Канада – одна из пяти арктических прибрежных держав. Её континентальный шельф в Северном Ледовитом океане, согласно недавно поданной в Комиссию ООН заявке, должен составлять 1,2 млн. квадратных километров. Но Канада фактически первой из арктических держав, ещё в первые десятилетия прошлого века, потребовала себе в суверенное использование определённый сектор Северного Ледовитого океана. Потом эта система разделения Арктики на сектора была пересмотрена после принятия ООН в 1982 году Конвенции по морскому праву.

    И сегодня Канада из всех западных стран наиболее последовательно отстаивает суверенитет над своим океаническим сегментом в Арктике. Как подчеркнул на недавнем семинаре по Арктике, организованном РСМД на площадке Военно-исторического общества в рамках Книжного фестиваля «Красная площадь», известный специалист по Арктическим вопросам, сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова П.А. Гудев, Канада стремится расширить свой бассейн, используя в том числе и такое понятие, как «зона экологической ответственности». То есть она использует экологическую проблематику в качестве средства расширения национального суверенитета, а не его ограничения.

    Итак, Канада в вопросах арктической политики оказывается одним из наиболее «суверенистских» государств Запада, а отнюдь не тем адептом либерального глобализма, каким она сама стремилась представить себя в предшествующие годы. Неслучайно именно к понятию суверенитета прибегла и министр иностранных дел Канады Христя Фриланд при подаче заявки в Комиссию ООН. «Определение нашего континентального шельфа, - сказала она, - имеет решающее значение для того, чтобы обеспечить наш суверенитет и служить интересам всех людей, включая коренные народы в Арктике».

    Здесь и обнаруживается, вероятно, точка парадоксального пересечения интересов Москвы и Оттавы. Россия отстаивает свои суверенные права на использование Северного морского пути, Канада пытается сделать то же самое в отношении Северо-Западного прохода, проходящего рядом с островами Канадского Арктического архипелага. Обе страны находят общий язык и в отношении претензий других стран, в частности Китая, на получение статуса «приполярного» государства и тем самым обретения права на беспрепятственное использование морских путей в Арктике. Любопытно, что Канада подверглась жёсткой критике государственного секретаря США Майка Помпео на последнем саммите Арктического совета в Финляндии именно за «незаконные притязания» в Арктике. Речь шла, очевидно, всё о том же Северо-Западном проходе, относительно использования которого США имеют с Канадой давние разногласия.

    Неожиданно возникшее ситуативное «арктическое» сближение России и Канады, которое может быть продолжено и в будущем году, даёт нам совершенно особое представление о сути тех процессов в мировой политике, которые разворачиваются в настоящее время. Похоже, что мы постепенно возвращаемся к той эпохе, когда, перефразируя известное выражение одного британского премьера, не бывает «постоянных врагов» и «постоянных друзей», а бывают только расходящиеся и пересекающиеся интересы. Если уж такие антиподы, как Россия и Канада, оказываются способны договариваться по отдельным вопросам, оставив в стороне обще-цивилизационные разногласия, значит, наивно ожидать, что другие державы будут продолжать руководствоваться той или иной идеологией, принося в жертву экономические интересы. Это не означает, что вопросы цивилизационной идентичности отойдут совсем в сторону, но они явно не будут являться единственным фактором мировой политики.

    Арктическая конфликтная система будет обладать своей долей автономии от систем дальневосточной и центрально-европейской. «Друзья» в одной системе могут оказаться «противниками» в другой и, как выясняется, может случиться и обратное.


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Лев Серебрянников 10 место

    11.06.2019 18:28

    65.1% 1.5

  • Станислав Кравченко 4 место

    11.06.2019 19:24

    77.2% 1.1

  • darkace @ mail.ru 61 место

    12.06.2019 03:57

    80.2% 0.9

  • свой человек 729 место

    12.06.2019 11:17

    58.5% 1.3

  • Магомед Гамаюн 625 место

    13.06.2019 15:03

    82.1% 1.3


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину