«За 30 дней Россия делала больше хорошего, чем США сделали за год», говорит единственный аккредитованный западный журналист в Дамаске.

Мировой кризис

17.05.2016 04:39

tag_cjzgxljx

52

Мигель Фернандес был единственным латинским аккредитованным журналистом от запада, который работал в Дамаске почти год. После возвращения домой в Гавану, Фернандес дал «Спутнику Ньюс» эксклюзивное интервью, в котором он размышляет над тем, что он увидел в разоренной войной стране.

Фернандес сначала говорит только о самом большом уроке, который он извлек, что сирийцы не сдаются, они не перестают стремиться к мечте о процветающей стране.

«Наблюдать, как эти люди не сдаются, что они мечтают о процветающей стране, было самым большим уроком, который Сирия дала мне».

"Страх – это первое, что война создает, такой страх, который вынуждает людей быть настороже. Однако Дамаск не такой. Когда прибыл мой коллега, я встретил его в городе, и он заметил, что вокруг ходят автобусы и такси, люди сидят в кафе и ходят по магазинам, дети ходят в школу. Он спросил меня, "а где война?"

 

 «Я сказал, я покажу тебе, прежде чем мы уедем на Кубу. И меньше чем через два дня, когда мы ехали в такси, минометный снаряд упал перед нами на группу людей, некоторые из них погибли, вокруг был хаос».

 «Я посмотрел на это и сказал - это и есть война. То сопротивление сирийцев, нежелание покоряться трудностям войны, вдохновило меня».

Самый мучительный момент для Фернандеса был во время падения Пальмиры террористам в мае 2011г (который позже был взят обратно, и даже недавно там был концерт известного Мариинского оркестра из России). Фернандес размышлял над теми временами, когда разрушались памятники, и детей на оккупированной террористами территории заставляли убивать пленных сирийских солдат.

«Пальмира - один из десяти объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, оазис в пустыне, полон мистических историй. Видеть, как Тримуфальная Арка и другие памятники разрушаются... Ужасная сцена, которую я никогда не забуду,  когда на оккупированной терористами территории дети убили 50 пленных сирийских солдат, стоявших на коленях».

«Для меня самое печальное, что я чувствовал, что война была не только против Сирии,  против всего мира, нашей культуры, наших ценностей, нашего наследия. Когда я говорю «наших», я имею в виду цивилизацию. Эти элементы (ИГИЛ*) - дикари. Они могут разрушить памятник так же, как и отрезать голову ребенку."

Фернандес также вспомнил, как по-разному сирийцы относятся к России и к США, и что российское участие не походило на вмешательство вообще. Мигель обсуждает кардинальные различия между точностью и эффективностью авиаударов США, по сравнению с российскими авиаударами. Особенно те американские авианалеты, которые  не координировались и часто поражали сирийскую инфраструктуру, в противоположность ударам России, разрушившим в большей степени инфраструктуру ИГИЛ* за 30 дней, чем США за год.

«У меня голубые глаза, по этому они часто путали меня с русским и нежно приветствовали. Сирийцы доверяют России, потому что в течение длительного времени они были в конфликте с США и частью Европы, а Россия была единственной дружественной властью».

«Я был там, когда Россия начала войну в сентябре 2015, и сирийцы чувствовали это не как вмешательство, а как поддержку и знак солидарности», объяснил Фернандес.


«Больше года США ранее возглавляли международную коалицию, которая не показывала результатов. Американцы бомбили, но ИГИЛ* распространялся еще больше и захватывал новые позиции».

 «Те авианалеты не координировались и часто поражали сирийскую инфраструктуру, больницы и школы. Российские авианалеты этого не делали, потому что они ввели войну по требованию Дамаска, и их операции координировались, чтобы быть эффективными и не приносить вред гражданским лицам».

«В течение первых 30 дней бомбежки русских разрушили  40% инфраструктуры террористов, что США и его союзникам не удалось сделать в течение года».

Фернандес закончил интервью историей сирийского солдата, который поделился хлебом с журналистом, отдав  дань тому, что солдат назвал, храбростью Кубы.

«Один солдат, ему было больше 50, бородатый, грязный, покрытый пылью и грязью, он подошел ко мне, поделил свой хлеб на две части и предложил мне половину».

«Я отказался, потому что я уже позавтракал дома и не знал, как долго он не ел. Но мой переводчик сказал мне, надо взять хлеб, объяснив, что солдат хотел разделить хлеб со мной, потому что я кубинец, а ему всегда говорили, что кубинские солдаты очень храбры и что, если он делит хлеб со мной, это принесет ему удачу в следующем сражении».

«Я  не был воин, и я был очень тронут, что у него было такое впечатление о моей стране».

На фоне спекуляций и наблюдений ученых мужей по ТВ, которые никогда не ступали ногой по разоренной войной Сирии, полезно получить рассказ от первого лица о том, что действительно там происходит. Те, кто сидит  без дела и бессмысленно повторяет «Россия плохая, Америка хорошая» весь день,  не точно предоставляют себе полную картину.

Перевод свободный, неполный.

 

 

Сcылка >>


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину