Переход Японии в постмодерн – это уже прошлое или еще будущее?  11

Мировой кризис

19.09.2020 09:30

Олеся Емельянова

3631  5.7 (7)  

Переход Японии в постмодерн – это уже прошлое или еще будущее?

фото: bosfor74.ru

Исследований на тему свершившегося перехода Японии к постиндустриальному хозяйственному укладу или, другими словами, к постмодерну достаточно много. Российские востоковеды утверждают, что Япония уже давно завершила индустриальную стадию развития, прошла этап информационного общества и шагнула в цифровое. В официальных документах правительства Японии речь идет о том, что, пройдя стадии «охотников и собирателей», «аграрное», «индустриальное», японское общество к сегодняшнему дню сформировало «информационный» хозяйственный уклад, и теперь только готовится к переходу к «цифровому» будущему.

Однако если критически взглянуть на происходящее, то сложно найти столь принципиальные изменения в жизни общества, с тех пор как страна перешла к индустриальной парадигме. И это несмотря на некоторые ростки новой информационной среды, появление отдельных продуктов цифровых технологий и готовности вкладывать средства в проекты по развитию искусственного интеллекта. Новые достижения успешно находят применение в условиях уже существующей системы социально-экономических отношений и в этом смысле, скорее, могут выделяться только как технологические этапы все той же индустриальной формации. Главное, что капиталистическая – индустриальная социально-экономическая модель остается пока неизменной.

В Японии продолжает постепенно расширяться потребительская корзина горожан, включая в свой состав продукты новейших информационных и цифровых технологий. При этом, чем дальше, тем сложнее продвигать потребление товаров, произведенных с использованием новейших технологий, так как уровень дохода домохозяйств практически не меняется в последнее время, а привязанность к прежнему набору потребительских товаров остается практически неизменной. Даже в вопросе технического оснащения в стране в некоторых вопросах превалируют консервативные, если не сказать архаичные, взгляды. До сих пор японцы в силу своей приверженности вопросам безопасности, никак не могут отказаться от широкого распространения факсов и перехода к более современным средствам передачи конфиденциальной информации. Потреблять меньше товаров первичного и вторичного сектора японцы тоже не стали. А стагнация экономического роста, начавшаяся с кризиса «Мыльного пузыря» в 1991 году, не позволяет значительно расширять производство в новых отраслях.

Возможности расширения японского экспорта тоже сошли на нет. Мировой рынок испытывает все большее конкурентное давление. Первые серьезные проблемы у Японии обозначились в результате заключения Соглашения Плаза в 1985 году. Договор привел к ухудшению позиций японских товаров на рынке США, к снижению конкурентоспособности по отношению к «азиатским тиграм». Одновременно с этим, внедрение цифровых технологий не оказывает позитивного влияния на повышение эффективности сельскохозяйственного и промышленного секторов экономики, а стоимость рабочей силы внутри страны очень высокая по сравнению с другими странами Азиатского региона.

Долгое время государство продолжало бороться с экономическим спадом, начавшимся в 1991 году, как с обычным кризисом перепроизводства, стремясь временно поддержать занятость и влить дополнительную ликвидность в экономику в основном с помощью государственных инфраструктурных проектов. Шутки про дороги, которые ведут в никуда, и про концертные залы в глухих деревнях стали привычным делом в Японии.  Такой подход помогал лишь удерживать экономические показатели на прежнем уровне, но искры для разогрева двигателя экономических процессов не хватало.

Прошло почти 25 лет, прежде чем японское правительство действительно осознало глубину и принципиальное отличие проблемы от всего, с чем государство сталкивалось ранее в рамках индустриальной хозяйственной системы. Первой работой по-новому описавшей причины и проблемы затяжного кризиса японской экономики стало исследование главного экономиста японской компании Nomura Research Institute «Священный Грааль макроэкономики: Уроки великой рецессии в Японии», впервые опубликованной в 2008 году. В 2014 году последовала работа этого же автора с предложениями о путях выхода из  описанного ранее кризиса («The Escape from Balance Sheet Recession and the QE Trap: A Hazardous Road for the World Economy»). Видимо, именно эти исследования повлиял.и на пересмотр экономической стратегии правительства Японии. В марте 2015 года была подготовлена принципиально новая концепции развития страны - «Стратегия 5.0». Этот документ показывает готовность и корпоративной, и государственной сторон объединить усилия в переводе страны на новые социально-экономические рельсы, вложившись в долгосрочные масштабные проекты развития новейших отраслей.

Однако если шаги необходимые для изменения производственной структуры экономики Японии четко прописаны и успех в первую очередь зависит от готовности держателей капиталов финансировать проект, то изменение социальной составляющей выглядят более туманно. Волевым усилием изменить структуру общества, образ жизни и устоявшееся мировоззрение консервативных японцев представляется куда более трудным делом. И маловероятно, что такой поворот японской истории возможен исключительно на основании волевого решения правительства.

Можно, конечно, вспомнить исторический опыт перехода Японии от аграрной экономической системы к индустриальной, когда был совершен осознанный управляемый переход к новой социально-экономической модели, к капитализму. Но условия того периода были особенно экстремальными для Японии. Сегодня перед страной не стоит риск потери государственности по причине формационной и технологической отсталости, а значит нет критических причин для радикальных изменений социального характера, которые могли бы быть оправданы в глазах японского правительства и общества. Здесь необходимо учесть и проблему отсутствия на этот раз апробированной модели. И если копирование чужого опыта с практикой разумной адаптации к своим уникальным условиям Япония не раз испытывала и отточила в своей истории, ожидать от японцев мирового лидерства в вопросе формирования совершенно новой модели общества сложно.


Очевидно, что потенциал капиталистической - индустриальной модели общества для Японии давно исчерпан и страна перешла к стадии заката на пути текущей траектории. Аналогичную проблему испытывают страны старой Европы и США. При этом, этого нельзя сказать о Китае, который, возможно, еще имеет потенциал для разбега в рамках старой модели. Хотя в условиях торговой войны с США и его экономические возможности сильно сокращаются.

В Японии же политическая стабильность, монолитность системы и солидарность государства и корпоративного сектора создают надежный тыл для запланированных изменений. В этих вопросах позиции Европы и США - слабее. Хотя невозможность японской политической элиты действовать самостоятельно, будучи сателлитом США со времен поражения во МВII, бесспорно, сильно ограничивает маневренность страны в последние десятилетия. Однако и в этом вопросе начинает брезжить просвет.

Какие же позитивные сдвиги может принести усиление структурного кризиса, усугубляющегося последствиями эпидемии COVID-19? Здесь и кроется, на наш взгляд, рождение важного недостающего фрагмента новой социально-экономической системы, которую у Японии есть шанс воплотить одной из первых.

Фундаментальная наука, технологии и даже финансирование новых проектов за счет эмиссионных денег - это вопрос решенный. Но главного двигателя – спроса на продукцию новейших технологий – пока недостаточно. Не то чтобы его нет совсем, но в условиях старой хозяйственной модели и индустриальных ценностей даже при увеличении дохода далеко не вся прибавка распределяется в пользу товаров, содержащих новейшие технологии. Повсеместное распространение, например, компьютеров и телефонов – это, скорее, исключение, вписавшееся в существующий образ жизни людей, но не способное сместить ядро существующей хозяйственной системы в пользу цифровых технологий.

Текущая же ситуация с пандемией, особенно если она будет продолжаться еще долгое время, может склонить городское население к пересмотру образа жизни в пользу физического рассредоточения. В сложившихся обстоятельствах с большей охотой на такой шаг пойдет и корпоративный сектор. До сих пор эффективность дистанционной работы частично принимали только IT компании и такой подход к организации работы бывших офисных сотрудников никак не становился трендом. Сегодня же некоторые представители частного сектора приняли решение продолжить дистанционную работу до конца текущего года и уже готовятся к сокращению офисных площадей в следующем финансовому году. Большая работа по анализу и продвижению такого подхода ведется ведущими консалтинговыми компаниями. Японии в силу инертности принятия решений будет непросто вписаться в новую тенденцию и стать лидером в этом вопросе. Но в случае объективной необходимости здесь как раз может сработать рычаг политической воли.

Размывание городов перенесет большую часть деловой активности в еще неосвоенные новейшими технологиями районы. А следом за городскими жителями потянутся и их привычные потребности в насыщенной цифровыми технологиями жизни. Перемещение из города в технологически менее освоенные районы снизит объем потребления социально-имиджевых товаров (одежда для офисного дресс-кода, престижные автомобили и т.д.). И освободившиеся ресурсы будут более энергично тратиться на повышение уровня коммуникаций. Так как в этом вопросе еще вчерашние городские жители вряд ли резко пересмотрят свои привычки в пользу сокращения общения и эмоциональной насыщенности своей жизни. С процессом расселения начнут распространяться и последние достижения нанотехнологического развития. Появятся расширенные возможности с нуля создавать «поселения нового типа» с применением умных технологий.

Концепцию умных городов в Японии уже активно начали тестировать. Реализованы проекты «умных городов. В продолжение реализации стратегии «Общество 5.0» в 21 июня 2019 году Кабинетом министров была принята «Комплексная инновационная стратегия 2019», в которой развитие умных городов стало одним из важных приоритетов. На основе совместных усилий частного и государственного партнерства была определена система работы над развитием и финансированием проекта умных городов. Были определены роли государственных учреждений: Кабинета министров, Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий, Министерства экономики, торговли и промышленности и Министерства земли, инфраструктуры, транспорта и туризма. В проект помимо 11 министерских организаций включены также 356 крупных компаний, университетов и исследовательских института, а также 113 организаций местных органов управления.

Таким образом, нынешние обстоятельства, сложившиеся в условиях «пандемии», в сочетании с уже запущенной программой «Стратегия 5.0» могут приоткрыть для Японии окно возможностей.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.