Элита: прорыв в никуда  54

Власть и общество

27.11.2021 06:30

Михаил Делягин

3303  8.4 (14)  

Элита: прорыв в никуда

Фото: zen.yandex.ru/media/delyagin

Технологии формирования сознания ограничивают демократию и непосредственно: так как для формирования сознания общества нет нужды менять сознание всего населения – достаточно воздействовать лишь на его элиту (разумеется, в управленческом, а не моральном смысле слова)

Элита общества – его часть, участвующая в принятии и непосредственной реализации важных для него решений или являющаяся примером подражания.

Усилия по формированию сознания, концентрируясь на сознании элиты, меняют его быстрее, чем сознание общества в целом, и оно начинает резко отличаться от сознания большинства.

Отрываясь от общества, элита перестает выполнять свои функции, оправдывающие ее существование. Подвергающаяся форсированной перестройке сознания элита мыслит по-другому, чем ведомое ею общество, исповедует иные ценности, по-другому воспринимает мир и иначе реагирует на него.

Это уничтожает возможность содержательной демократии (в том числе лишая смысла институты демократии формальной):

  • идеи и мнения общества уже не диффундируют на верх управляющей системы по социальным капиллярам, не воспринимаются элитой и перестают влиять на развитие общества через изменение ее поведения.

В результате потенциал демократии сжимается до рамок самой элиты. Скорость этого процесса демонстрирует Россия, в которой «демократы» уже к 1996 году, то есть за 5 лет своего господства, оторвались от народа сильнее, чем коммунисты – за 70 лет своего.

До момента коренного преобразования сознания элиты мы видим на многочисленных примерах, что эффективность системы управления способна, по крайней мере, на время компенсировать слабость или даже отсутствие демократических институтов.

Сегодня подобное невозможно. Даже если письмо обычного человека дойдет до окружения лидера, продравшись через сито отдела писем (который обычно докладывает «наверх» лишь статистику:

  • динамику числа писем по темам), руководство, скорее всего, просто не поймет его смысла.

Измененное сознание элиты заставляет ее и руководимое ею общество вкладывать разный смысл в одни и те же слова и делать порой противоположные выводы из одних и тех же фактов. Современный руководитель информатизированной системы управления может встречаться с «ходоками», как Ленин, и даже регулярно ходить «в народ», - но не чтобы что-то понять или прочувствовать самому, а лишь чтобы улучшить имидж и повысить рейтинг – политический аналог капитализации.


Это достойная, но совершенно не достаточная цель.

В условиях широкого применения управляющими системами технологий формирования сознания элита и общество имеют разные системы ценностей и преследуют не воспринимаемые друг другом цели. Они утрачивают способность к главному – к взаимопониманию. Как писал Дизраэли по иному поводу (о бедных и богатых), страна разделяется на «две нации».

Утрата взаимного понимания разрушает содержательную демократию, подменяя ее хаотической пропагандой и перманентной информационной войной политико-экономических групп. «Мирное время отличается от войны тем, что враги одеты в твою форму».

И общественное сознание – не только цель, но и поле боя.

Разрыв между сознанием общества и элиты усугубляет то, что в информатизированном обществе, в котором технологии формирования сознания применяются широко, критически значимым влиянием обладает значительно более узкий круг лиц, чем в традиционном, до-информационном обществе (хотя сама элита из-за фрагментации общества и свободы коммуникаций может быть и шире).

Это вызвано прежде всего технологическими причинами:

  • одновременной небывалой мобильностью и концентрацией ресурсов.

Классический пример - глобальный фондовый рынок:

  • изменение сознания буквально десятка его ключевых игроков может в корне изменить всю финансовую ситуацию в мире.

Результат - дробление сознания элиты:

  • каждая ее профессиональная часть, воспринимая мир прежде всего через призму «профильных» проблем, подвергается особой перестройке сознания, что отрывает ее не только от общества в целом, но и от других частей элиты, которая утрачивает необходимое для управления обществом единство.
  • Дробление элиты делает невозможной даже «внутри-элитарную» демократию и поддерживает постоянные противоречия не только между элитой и обществом, но и внутри нее самой.

Конечно, их можно рассматривать как фактор адаптивности общества:

  • при возникновении новых проблем недовольные группы элиты могут натравить общество на управляющую систему и, изменив ее, приспособить общество к новым реалиям.

Но такая гибкость слишком дорога, ибо обеспечивается поддержанием (и накоплением) внутренней напряженности в обществе и в элите по принципу «все против всех». Растущее непонимание как между обществом и фрагментами элиты (в том числе теми, которые пытаются им манипулировать), так и между последними делают вероятным последствием почти любого резкого политического шага выход ситуации из-под контроля.

Таким образом, вырождение демократии лишает общество важнейшего «встроенного стабилизатора», примитивизирует его внутреннее устройство и делает его угрожающе нестабильным.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.