Здравоохранение как заповедник коррупции  7

Власть и общество

10.01.2022 06:00

Валентин Катасонов

2805  9.9 (10)  

Здравоохранение как заповедник коррупции

Фото: REUTERS/Tom Brenner

Об одной из самых коррумпированных сфер общественно-экономической жизни США

Расходы на здравоохранение в США в 2020 году достигли 19,7% ВВП (по этому показателю США многие десятилетия занимают первое место в мире), а в общемировых расходах на здравоохранение на долю США пришлось почти 50%. Это больше, чем доля США в мировых военных расходах (39%).

Если рассматривать здравоохранение как сектор американской экономики, оно почти сравнялось с промышленностью, доля которого в ВВП составляет 21%. В 2019 году на сектор здравоохранения пришлось 11% всех занятых в американской экономике и 24% всех государственных расходов.

Цифры внушительные, но, оказывается, они не гарантируют здоровья американским гражданам:

  • почти половина всех расходов на здравоохранение приходится на США, и на них же в предновогоднюю неделю пришлось более четверти всех заболевших ковидом в мире и почти пятая часть умерших с диагнозом «ковид».

В 2019 году экспертами американской компании медицинского страхования Humana Inc. и Питтсбургского университета была проведена оценка эффективности затрат в системе здравоохранения США. Итоги исследования были выложены в докладе «Потери в системе здравоохранения США. Оценки издержек и потенциала для экономии» (Waste in the US Health Care System. Estimated Costs and Potential for Savings), опубликованном в журнале Американской медицинской ассоциации (American Medical Association). Доклад содержит информацию о шести направлениях, определенных Национальными институтами медицины США (National Institutes of Health – NIH) как наиболее критичные в плане «избыточных» («необоснованно высоких») расходов.

Самые существенные необоснованные расходы проходят по направлению «административные процедуры» и оцениваются в 265,6 млрд. долл. в год.

Второе место занимают потери от завышения цен на лечение и лекарственные средства (pricing failure), они оцениваются в 230,7–240,5 млрд долл. в год.

На третьем месте находятся необоснованные расходы в связи с несоответствующим оказанием медицинской помощи (failure of care delivery), они составляют 102,4–165,7 млрд долл.

На чрезмерное и низкокачественное лечение (overtreatment or low-value care) пришлось 75,7–101,2 млрд долл. лишних затрат.

Мошенничество и злоупотребления (fraud and abuse) привели к потере 58,5–83,9 млрд. долл.

Неэффективная координация системы ухода (failure of care coordination) вызвала перерасход в размере 27,2–78,2 млрд долл.

Суммарные объемы необоснованных расходов на здравоохранение по шести направлениям достигли в США 760–935 млрд долл. в год, или около 25% от общих расходов отрасли. Авторами был предложен комплекс срочных мер, которые позволили бы уменьшить потери примерно вдвое.

Например, отказаться от закупки чрезмерно дорогих препаратов (по многим имеются более дешёвые аналоги). За счёт этого можно получить годовую экономию в 81,4–91,2 млрд долл. Правда, для полной ликвидации потерь от завышения цен нужны более радикальные меры, а именно, восстановление антимонопольного контроля за ценами, но это уже касается всей экономики США.

Негативные последствия могут выражаться в ухудшении здоровья людей и дополнительных смертях (деньги расходуются, а качественные услуги по лечению не оказываются).

Авторы доклада «Потери в системе здравоохранения США…» избегали слова коррупция. Но все прекрасно понимают, что «избыточные расходы» порождены коррупцией. Коррупция охватывает отношения:

  • между государственными органами и частными фармацевтическими компаниями;
  • между государственными органами и учреждениями, оказывающими медицинские услуги (госпитали, клиники, травмопункты, амбулатории, различные оздоровительные центры и др.);
  • между фармацевтическими компаниями и медицинскими учреждениями;
  • между гражданами и медицинскими учреждениями.

По каждому из названных направлений можно давать более подробную картину. Вот, например, коррупция в сфере отношений государства и частных фармацевтических компаний.

  • Во-первых, государственные органы выдают разрешения частным компаниям на выведение их продукции на рынок. Зачастую многие продукты получают от FDA (фармацевтического регулятора США) «зелёный свет» незаконно (например, клинические испытания не проведены в необходимом объеме или они проводились с серьезными нарушениями).
  • Во-вторых, государственные органы здравоохранения осуществляют гигантские закупки продукции фармацевтической промышленности. Часто объемы закупок превышают реальные потребности. Кроме того (что ещё важнее) цены закупок оказываются необоснованно высокими.
  • В-третьих, в системе американского Минздрава есть сеть научных институтов и центров (Национальные институты здравоохранения – NIH), осваивающих ежегодно десятки миллиардов казенных денег.

Результаты их исследований могут передаваться безвозмездно частным компаниям, работающим в сфере фармацевтики и биотехнологий.

Здравоохранение оказывается одной из самых коррумпированных сфер общественной жизни США. Может быть, даже более коррумпированной, чем сфера национальной обороны. Приведу укрупненную структуру расходов на американское здравоохранение в 2020 году (млрд. долл., в скобках – доля в %):

  • расходы на непосредственное оказание медицинских услуг гражданам – 3.357,8 (81,4);
  • административные расходы правительства и государственных агентств медицинского страхования – 349,8 (8,5);
  • публичная деятельность правительства в области здравоохранения (научные исследования, образование, СМИ, международные проекты и др.) – 223,7 (5,4);
  • инвестиции в сфере здравоохранения – 192,7 (4,7). Итого: 4.124 млрд. долл.

А вот ещё некоторые цифры. Расходы больниц выросли в 2020 году до 1270,1 млрд долларов. Это счета, которые оплачивают страховые компании или сами граждане. Кстати, общий объем продаж медикаментов в США на розничном рынке в 2020 году составил 539 млрд. долл. Получается, что на рецептурные препараты пришлось 64,6% всех продаж фармацевтической продукции на американском рынке.

Коррупционные схемы выявляются в каждом из названных блоков расходов. Вот, например, рецепты, выписываемые врачами пациентам. Никто особенно не скрывает того, что Big Pharma установила контроль над американскими медицинскими учреждениями, рассматривая их в качестве своих торговых агентов. Врачам поручено выписывать рецепты на препараты, выпускаемые фармацевтическим «куратором».

По коррупционным схемам в здравоохранении в судах США каждый год проходит множество исков, в Конгрессе США проводятся бесчисленные слушания, «на ковёр» приглашаются руководители компаний Big Pharma, а воз и ныне там. Ситуация становится только хуже.

В марте 2020 года Фонд Карнеги опубликовал материал Corruption Vulnerabilitiesin the U.S. Response to the Coronavirus (Коррупционная уязвимость в ответных мерах США на коронавирус). Его автор Джоди Виттори (Jodi Vittori) выразил сомнение, что гигантская финансовая помощь окажет большой эффект на экономику и остановить распространение коронавируса по стране.

Уровень коррупции в государстве очень высок, и щедрые бюджетные ассигнования уйдут не туда, куда надо. Правительство США вбросило в экономику в 2019 году два триллиона долларов «чрезвычайной помощи». Примерно 150 млрд. долл. из этой суммы попали в систему здравоохранения, где большая часть денег была разворована (преимущественно через механизм завышенных цен на медицинские услуги, оборудование и препараты).

Международная некоммерческая организация Transparency International (TI) ежегодно рассчитывает рейтинги уровня коррупции в странах. По итогам 2020 года 1 и 2 место (самая низкая коррупция) разделили Дания и Новая Зеландия.

В топ-10 также Финляндия, Сингапур, Швеция, Швейцария, Норвегия, Нидерланды, Германия и Люксембург. США заняли лишь 25-е место с оценкой индекса коррумпированности 67 баллов. Чем выше показатель, тем ниже коррупция;

  • максимально возможная оценка – 100 баллов (полное отсутствие коррупции).

По данным TI, 67 баллов – самый низкий показатель США за все годы существования индекса. В докладе TI причиной возросшего уровня коррупции в США называется, с одной стороны, «пандемия», с другой стороны, резко возросшие масштабы государственного финансирования.

В том числе финансирования системы здравоохранения. Отмечу, что в 2020 году общая сумма расходов на здравоохранение в США выросла на 9,7 % по сравнению с предыдущим годом. В том числе расходы федерального правительства на здравоохранение увеличились на 36%. Это рекордный годовой прирост за послевоенную историю США.

Сейчас во всем мире идёт кампания вакцинации от COVID-19. Вашингтон решил возглавить эту кампанию путем продвижения в мире прививочных препаратов американского производства (продукты компаний PfizerModerna и Johnson & Johnson). В 2020 году было много скандалов, связанных с препаратами указанных американских компаний, и в каждом скандале обязательно присутствовала коррупционная составляющая.

  • Во-первых, фармацевтический регулятор FDA в нарушение всех законов и принципов медицинской науки дал «зелёный свет» этим препаратам.
  • Во-вторых, американское государство насильно навязывает прививки гражданам США и других стран с использованием этих препаратов, которые являются «экспериментальными», т.е. не имеют статус законных вакцин.
  • В-третьих, реализация этих «вакцин» осуществляется по ценам, которые многократно превышают затраты на их производство.

В основе всех этих нарушений – коррупция. И ее последствия не сводятся лишь к тому, что кто-то становится беднее, а кто-то ещё богаче. Такая коррупция убивает.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.