Очерк о стратегии Новой Британии: Северная Америка

Аналитика и прогнозы

18.02.2023 21:00

Андрей Школьников

17512

Очерк о стратегии Новой Британии: Северная Америка

В 2010-2015 гг. многим казалось, что будущее Британии неразрывно связано с Европой, потому что все проблемы, беды, угрозы, перспективы и возможности для них оказываются общими, а размер и вес островного государства попросту меркнет на фоне ЕС. Однако запуск Brexit’а, долгие переговоры, а затем и стремительность прощанья с «объединенной Европой» показали, что Британия созрела до борьбы за свою собственную версию будущего и готова приступить к рассмотрению множества других возможных стратегий, пусть и не самых сильных. В частности тех, что обращены на Северную Америку и Австралию

Действительно, поверх всех прочих планов и стратегий у Британии существует и вариант интеграции поселенческих колоний/Новой Британии: Канады, Австралии, Новой Зеландии. В условиях распада глобального мира британской элите не составит труда упрочить связи/усилить единство с истеблишментом своих бывших поселенческих колоний. При некоторых возможных неблагоприятных данный сценарий может затрагивать и отдельные части США, в первую очередь их восточное побережье.

Островная Спарта

Британское общество в реальности очень далеко от выставляемых на показ миру равенства, демократичности, низкой дистанции власти и открытости. Не являясь в полной мере ни сословной, ни кастовой, отлитая в интересную форму островная социальная система несет черты и того, и другого уклада. Нет жесткой предопределенности вида деятельности/профессии, ограничений – при соблюдении этикета – на разные формы социального общения, запрета на брак, доминирования прав по крови и т.д.

В то же время общество разделено на непересекающиеся слои с очень сложными для взрослого человека маршрутами перемещения между ними. Все люди внутри одного слоя воспринимаются равными вне зависимости от должностей и богатства. В отношении верхних слоёв  демонстрируется послушание и уважение, в отношении нижних – пренебрежение и игнорирование. Обычные социальные и рабочие связи между представителями разных слоёв – дело обыденное, не вызывающее проблем, но не более. Принцип «не нашего круга» относится не только к нижестоящим, но и к вышестоящим.

В отличие от традиционных сословных и кастовых систем, для Британии важно не столько рождение, сколько получение соответствующего воспитания и образования/окончание «правильного» учебного заведения. Поступление в таковое возможно только для «своих», и оно служит жёстким фильтром, по результатам которого происходит определение статуса индивида на всю дальнейшую жизнь. Данный подход создает ряд плюсов для устойчивости всей системы. Это:

  • открытость для «свежей» крови;
  • новые индивиды со стороны не размывают традиции и принципы, а обучаются им с детства;
  • социальное напряжение снижено, так как перспективы для детей и внуков не закрыты;
  • откровенно слабые и/или вырожденцы отсеиваются: даже имея «правильных» родителей, они лишены возможности доучиваться (практически легенды о Спарте).

Из сказанного следует, что нет ничего удивительного, что в британских поселенческих колониях коренное население уничтожалось, ведь в картине мира колонистов с внедренными в их сознание «матрицами» аборигены были ничего из себя не представляющими существами с нижних ступенек иерархии, чьи интересы абсолютно несущественны. Пастух оберегает и заботится о баранах и овцах, особенно при наличии выгоды. Именно по этой логике выстраивалось отношение высших слоёв к нижним, так что уж там говорить о чуждых всем аборигенах!

Современная структура британского общества появилась в результате эволюции изначальной сухопутной державы англосаксов времен династии Плантагенетов 1126-1400 гг. После чего последовали гибель значительной части аристократии в войнах Алой и Белой роз (Ланкастеры и Йорки) в период 1455-1487 гг., приход «венецианцев» и постепенная трансформация в морскую державу/империю. Сформированное таким путем общество интересно и уникально, это своего рода многослойная, усложнившаяся античная Спарта, в которой произошло смягчение требований к детям. Система образования также имеет похожие на Спарту черты, но без присущей спартанцам воинственности.

США вышли в своё время из данной системы отношений, постепенно ослабив для населения входные барьеры, убрав социальную многослойность, повысив мобильность индивидов, создав  для всех образ «американской мечты». Элита Штатов, между тем, ослабленные британские принципы для себя сохранила, позволив тем самым удерживать пресловутое англосаксонское элитное и культурное единство. Для других поселенческих колоний – Канады, Австралии, Новой Зеландии – сложилось промежуточное положение, с одной стороны, социальная мобильность была там много выше изначальной, с другой – отсутствовала открытость.

И, да, чтобы разрушить такую систему, нужно, исходя из заботы о психологическом состоянии детей, запретить их перевод на школьно-казарменное положение раньше чем в 10 лет, – и процессы, известные как «четыре поколения Ибн-Хальдуна/Будденброков», возьмут своё.

Таким образом, ясно, что связующей основой англосаксонских стран выступает не столько единый язык и прочие элементы культуры, сколько единство элит. Национальная и религиозная идентичность в рамках англосаксонской элиты значат много меньше, чем совместное образование и принадлежность к ученическим братствам. Во многом это происходит из-за раннего (в 6 лет) отрыва от семьи.

Продолжение политики глобалистов/Фининтерна с разрушением традиций «Америки отцов-основателей», несомненно, углубит раскол между элитами США и Британии. Становление же Ибероамерики будет вообще происходить на иных принципах и основах. Зазор между верхами крупнейших англосаксонских стран всё больше напоминает ситуацию, сложившуюся между Россией и Украиной, – вроде бы до последнего идут общие проекты, дела и интересы, но чем больше проходит времени, тем слабее восприятие другой стороны в качестве «своих».

Вторичность и беззубость Канады

Канада подобна суспензии, состоящей из разных, практически не растворяющихся этнических, культурных и религиозных субстратов (см. рис.). Смешение культур не ведет к образованию единой идентичности, именование «канадец» по-прежнему остаётся не более чем отражением гражданства и территории проживания.

Несмотря на громадную территорию, большая часть населения Канады живет в узкой 150-километровой полосе  вдоль границы с США, всё остальное – антропологическая пустыня, подобная большей части нашей Сибири. Положение Канады по отношению к США напоминает, соответственно, пару «Белоруссия – Россия». Разница населения двух североамериканских государств между собой меньше, чем, например, различия между отдельными регионами внутри США. Если бы Штаты поставили себе целью присоединение северного соседа, то два десятка лет мягкой и ненавязчивой политики привела бы к полному успеху.

Внешнее влияние на Канаду

Рис. 1. Внешнее влияние на Канаду

Проблемой Канады является отсутствие уникальности, сильного ядра, национальной элиты, с середины XX-го века ведётся безуспешная работа по формированию различий, но притяжение и растворение только нарастает:

  • реальная экономика полностью интегрирована и зависима от США;
  • монетарная политика и глобальные связи подконтрольны Фининтерну, США и Британии;
  • военные силы включены в систему США;
  • разведка включена в известные «Пять глаз», подконтрольна Британии и США;
  • культурное, языковое, религиозное пространство едино с США, со слабым (местечковым) влиянием Британии и Франции;
  • собственные национальные элиты не сформировались, существующие являются зависимыми, «младшими кузенами» в среде англосаксонских элит;
  • политика соответствует либеральному крылу США, т.е. определяется Фининтерном;
  • пассионарность населения низкая.

Развитие Канады происходило в менее благоприятных, с точки зрения климата, природных пространствах, чем в США, да и риски излишней самостоятельности переселенческих колоний были учтены Британией. В первую очередь она позаботилась о недопущении формирования автономной и сильной местной элиты, способной поднять вопрос о независимости и разрыве связей с метрополией.

Построение уникальности на основе англо-французской культурной метисации привело не к успеху, но лишь к усилению франко-канадского сепаратизма (Квебек), более консервативного и традиционного, чем настроения в современной Франции. Для усиления идентичности, чтобы не раствориться в системе южного соседа, необходимо было становиться или очень консервативной, или либеральной территорией. Первое оказалось невозможным из-за отсутствия приемлемой для большинства основы, в итоге внутренняя политика Канады стала показательно более либеральной. Чего стоит только соблюдение «гендерного равенства» в правительстве, треть которого составляют мужчины, треть – женщины, треть – содомиты и разных мастей извращенцы.

И, да, последние 100 лет от поглощения Штатами Страну кленового листа спасало лишь то, что США становились державой, а потом и империей моря, где во главу угла ставится контроль потоков и каналов, а не земель, которые вторичны…


Таким образом, есть все основания считать, что современная Канада слишком внутреннее мозаична, вторична и слаба, особенно на фоне расположенного в непосредственной близости южного соседа – США. Лишь отсутствие у последнего интереса к экспансии и присоединению позволяет Канаде существовать в виде отдельного государства.

Элиты Канады, стремясь проводить более либеральную политику, так и не смогли обрести независимость и выработать собственную стратегию. Они продолжают оставаться частью англосаксонского мира и ориентируются на политику Вашингтона и Лондона.

Стратегическое поле Канады

В январе-феврале 2022 года в Канаде проходило движение «конвоя свободы» – массового протеста дальнобойщиков и автомобилистов, против сверхжесткой либеральной политики ограничений, проводимой под лозунгами борьбы с covid-19. Большая часть участников и спонсоров/жертвователей была представлена консервативными кругами США и Канады. При рассмотрении тех события в глаза сразу бросались привычные механизмы «цветной революции», адаптированные под особенности местного менталитета:

  • стихийный народный протест, который очень быстро обрел инфраструктуру и внутреннюю связанность (наличие юристов, сбор средств и др.);
  • очень удачно выбранный момент – необходимость и логичность в ослаблении и отмене карантинных мер, что можно было подать победой и слабостью правительства;
  • наличие контрэлиты, готовой перехватить управление страной – части консервативной партии;
  • внешнеполитическая поддержка – положительный нейтралитет / поддержка республиканцев США (Дональд Трамп открыто);
  • игра на усталости населения, на надежде, что все можно легко отменить и решить;
  • мягкое блокирование системы управления, нарушение процессов в государстве.

Несмотря на неплохие позиции, консерваторы оказались вынуждены отступить – во многом из-за местного менталитета. Ключевым был вопрос – кто первым сильно выйдет за рамки Закона (именно так, с большой буквы) и покажет себя неправым (убийства, террор и т.д.), разорвет негласное соглашение между правительством и населением. Ситуация проходила по самой грани, но ультралиберальное правительство смогло ее удержать.

Вариант консервативного поворота в Канаде в отношении внутренней политики оказался невостребованным. Слабые результаты республиканцев/Дональда Трампа на промежуточных выборах в конце 2022 года в США, во многом из-за очередного предательства/противодействия консервативных же элит, лишь подчеркнули малые шансы на торжество сторонников «Америки отцов-основателей».

Рассмотрим, какие варианты развития остаются у Страны кленового листа. В отличие от других стран, Канада практически ничего не теряла в процессе глобализации, так как была изначально частью центра/метрополии капиталистической мир-системы Британии/США в роли переселенческой колонии/привилегированного вассала. Успех глобализации привёл бы к смене кураторов, и не более, даже ультралиберальные принципы принимались бы легко и естественно.

Стратегическое поле Канады

Рис. 2. Стратегическое поле Канады

Принимая во внимание высокую связанность, состояние и процессы в США остаются основным, определяющим фактором будущего Канады. Южного соседа в ближайшие годы ждут серьезные перемены, вплоть до возможности гибели и вхождения частями в Ибероамерику. В случае победы элит, стоящих на позициях «Америки отцов-основателей» (условный Дональд Трамп), долгосрочный тренд на подчиненное положение Канады сохранится, только в среднесрочной перспективе (2025/2026-2033/2035 гг.) произойдёт ослабление влияния. На фоне гражданской войны в Штатах Канада станет оплотом/стратегическим тылом либеральных сил, по мере проигрыша последних десятки миллионов несогласных будут перебираться на побережье/в Канаду из центра страны, а последующий путь их будет лежать в Австралию, Латинскую Америку и т.д.

Все это будет происходить на фоне разворачивающейся мировой социально-экономической катастрофы, обвала уровня жизни и т.д. С одной стороны, проблемы будут смягчены бегством «капиталов» и ресурсов с юга, с другой, усилены чрезмерной нагрузкой на высокоуязвимую и зависимую систему. Ближе к 2030 году канадская социально-экономическая система не выдержит такого давления и шока.

При победе в США Кластера транснациональных корпораций/Фининтерна и/или затяжной гражданской войне развитие обоих континентов Нового света будет направлено на создание метагосударства Ибероамерика. В 2025/2027-2030 гг. Канада будет находиться в чуть лучшем состоянии, деградация пойдёт более плавно и медленно по сравнению с США (хотя столь же глубоко по итогу), позволяя формировать у жителей ощущение спокойного, провинциального захолустья, до которого никому нет дела.

Период 2030-2033/35 гг. станет решающим для дальнейшего развития Канады. По мере интеграции территории США в Ибероамерику начнётся массовый исход населения, в первую очередь WASP-ов, часть попробует задержаться в Канаде, поближе к привычной жизни. Наиболее вероятно поглощение этой территории Ибероамерикой и/или, если деградация зайдёт слишком далеко, превращение в антропологическую пустошь.

Если мир будет фрагментирован до регионального/локального уровня, то на осколках Северной Америки возможно формирование нового регионального проекта, условных новых «Соединенных Штатов Северной Америки». Ядром станет бывшая территория Страны кленового листа, как наименее пострадавшая, но её система власти и элит будет сугубо вторична, несамостоятельна и не готова к собственной политике. Намного более вероятно, что элиты либеральных прибрежных штатов и Британии, в попытке усиления и пользуясь наплывом беженцев, возьмут Канаду под контроль, создав конфедерацию штатов/государств (часть «демократических» штатов плюс Канада). Данное образование может остаться самостоятельным, но, скорее всего, будет втянуто в «Новую Британскую Империю».

И, да, для простого населения, толерантного к либеральным извращениям, большие проблемы начнутся на пару лет позже, чем в США, т.е. до 2027-2028 гг. будет перманентный кризис, уровень жизни будет снижаться, но без катастрофы, а потом все-таки лучше уезжать…

Таким образом, делаем вывод: будущее Канады неразрывно связано со США, путь которых повторяется Канадой с небольшим временным зазором. В случае распада Штатов/поглощения Ибероамерикой Канада вместе с отдельными либеральными штатами имеет шансы на формирование новой региональной державы, которая довольно быстро окажется в полном подчинении у Британии.

Единые англосаксонские элиты очень быстро возьмут власть в свои руки. При этом отношение к простому населению, особенно если оно не впишется в социум и окажется на самом низу, будет ровно таким же, как к уничтоженным аборигенам Северной Америки и Австралии.

Резюме

Ставший привычным за последние десятилетия мир уходит в прошлое, распад принимает интересные и необычные формы. Одна из линий раскола, между элитами Британии и США становится всё более заметной, уж больно последние дистанцируются и перестают воспринимать жителей Туманного Альбиона в качестве «своих».

В случае сохранности государства США в ближайшие годы Канада будет продолжать оставаться в их тени, демонстративно придерживаясь более либерального курса, подчеркивая отличия и отыскивая собственную идентичность. Попытка консервативного поворота, на которую в начале 2022 года давал шанс протестный «конвой свободы», пока успеха не принесла. Либеральный крен в среднесрочной перспективе остается доминирующим.

В случае распада США в рамках погружения в Ибероамерику Канада и отдельные территории Штатов могут сформировать новую региональную державу. Отсутствие сильной элиты и уникальности сделает такой проект обреченным на политическое поглощение Британией, благо традиционные англосаксонские элитные связи будут этому только помогать. Крах «Америки отцов-основателей» приведет к нескольким десяткам миллионов мигрантов, часть из которых останется, часть переберётся дальше – в Австралию, Британию, Латинскую Америку. Но это будет уже совсем другая Канада.

И, да, перспективы Канады – не самые радужные, важно помнить: как только начнутся проблемы в США, не стоит ждать, лучше уезжать…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.



ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.