«Спокойно и без эмоций похвалить нациста»: Кем надо для этого быть  60

Человек и общество

07.10.2018 09:31

Ирина Алкснис

3328  9.7 (59)  

«Спокойно и без эмоций похвалить нациста»: Кем надо для этого быть


Широко известный в узких кругах исторический журнал "Дилетант", ассоциированный с радио "Эхо Москвы" и принадлежащий в том числе его главному редактору Алексею Венедиктову, несколько дней назад опубликовал материал, который вызвал очередную бурную полемику

Речь идет о кратком биографическом очерке, посвященном Эриху Хартманну, самому известному летчику люфтваффе нацистского Третьего рейха.

Хартманн воевал на Восточном фронте, то есть против СССР, то есть против нас. И сбивал наших летчиков, и прикрывал атаки на наши города, в которых гибли наши дети, женщины, старики. Но в посвященной ему публикации нет ничего, кроме симпатии и даже восхищения. Зато в адрес советской стороны пущено немало ядовитых стрел. Для иллюстрации достаточно привести небольшую цитату из вводного абзаца текста:

"Хартманн был лидером не только в воздухе, но и в советских лагерях для военнопленных, борясь за улучшение условий содержания"

Тут, как мы видим, весь стандартный набор: истинный ариец-правозащитник, не теряющий достоинства и мужества в кошмарных условиях сталинских концлагерей.

Последовавшая после публикации буря носила привычный, знакомый по другим подобным скандалам характер. С одной стороны раздавалось массовое возмущение:

"Как вы можете восхищаться нацистами"


а с другой — слышались малочисленные, но весьма ехидные реплики:

"А в чем проблема? Ведь в статье изложены реальные факты. Правда глаза колет? Да и вообще, не пора ли начать смотреть на Вторую мировую войну менее эмоционально и более отстраненно, все-таки более 70 лет прошло? Сколько можно жить пропагандистскими штампами давно ушедшей эпохи?"

На эти формально имеющие под собой основания аргументы можно дать не менее обоснованные и рациональные ответы, в которых в стотысячный раз подробно объяснить, в чем было отличие Великой Отечественной войны от бесчисленного множества других войн, которые вела России за свою историю, включая две других Отечественных — 1613 и 1812 годов. Это уже неоднократно делалось, но можно было бы в очередной раз повторить — и про человеконенавистническую природу нацизма, и про геноцид населения Советского Союза как средство и цель Третьего рейха, и про многое другое, что вывело ту, все более далекую от нас войну за рамки привычного отношения к войнам.


Однако куда более полезно объяснить другое

За неизменно резкой общественной реакцией на то, что воспринимается людьми как попытки подточить сложившийся российский консенсус по поводу Великой Отечественной, скрывается несколько существенных моментов.

  • Во-первых, отношение к войне для большинства россиян является не эмоциональным откликом на великодержавную пропаганду государства, а чем-то прямо противоположным — исходит из семьи, от собственных предков. Для российского общества речь идет о настолько очевидных вещах и рациональных соображениях, что попытки подорвать это видение воспринимаются как стремление оспорить элементарные вещи — вроде того, что дважды два равняется четырем. И если с маленькими детьми подобные темы можно и нужно обсуждать подробно и обстоятельно, чтобы донести до них существо дела, то исходящие от взрослых людей набросы такого рода видятся провокацией и идеологической диверсией (и на самом деле являются таковыми). И отвечать им, оставаясь в рамках академической дискуссии, означает поддаваться этим провокациям.
  • Во-вторых, российское общество три десятилетия подвергалось (и продолжает подвергаться по сей день, хотя и в более слабом виде) действиям по размытию этого своего отношения к ВОВ. Нынешний автоматический отказ от любых предложений вида "а давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны, чтобы пересмотреть и переосмыслить свое видение", был выработан в эти годы и оказался оптимальной реакцией на такого рода действия.

Не обсуждать, как сильно страдал молоденький призывник-пацифист Ганс в советском лагере для военнопленных, а сразу дать максимально жесткий отпор на попытку просто поднять этот вопрос. Ганса никто сюда не звал. Не восхищаться блестящим пилотом-асом Эрихом Хартманном и не сострадать ему, осужденному на 25 лет советских лагерей, а пожать плечами, сказать "поделом" и закрыть тему.

  • В-третьих, последние годы дали достаточно большое количество примеров того, что попытки размыть унаследованное от предыдущих поколений отношение в Великой Отечественной войне действительно могут быть успешны. Соседние России страны дают примеры этого не в единичном количестве: от Прибалтийских республик, чествующих своих легионеров СС, до Украины, где потомки лежащих в Бабьем Яру с гордостью называют себя бандеровцами с известной неполиткорректной приставкой. Правда, странным образом — а вернее, совсем не странным — данная трансформация коррелирует с текущим состоянием их государственности.

А из этого следует, что легкомысленное отношение к подобным провокациям и сдвигу пресловутого "окна Овертона" может быть просто опасно как для конкретных людей и целостности их личности, так и для страны в целом.

Так что эмоциональная и жесткая общественная реакция на любую попытку размыть традиционное отношение российского общества к Великой Отечественной войне и является самой здоровой, рациональной и эффективной.

И именно такой она будет, пока в России живы люди, помнящие, какая цена уплачена страной — и конкретно их семьями — за ту Победу.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину