Конституционная и национальная идентичности России неразделимы  6

Человек и общество

29.10.2018 06:00

Валерий Белокур

2210  7 (3)  

Конституционная и национальная идентичности России неразделимы

 «Мы всегда должны поднимать эту тему — нашей национальной идентичности. Это то, что нас делает теми, кто мы есть. Это наша культура, наша история. У нас 160 этносов проживает на территории Российской Федерации. < ... > Мы этим дорожим. Должны укреплять свою идентичность», — Владимир Путин, Выступление на форуме «Валдай», 18.10.2018 г.

«Явно выраженное в последние годы стремление разных государств к осмыслению и отстаиванию своей конституционно-правовой идентичности — в конечном итоге обусловлено < ... > глобализацией. < ... > На уровне массового сознания это проявляется в стремлении сформулировать свою < ... > национальную < ... > идентичность», — Валерий Зорькин, «Буква и дух Конституции», 8.10.2018 г.


Суверенитет – важнейший атрибут государства-нации: что из этого следует?

Важность и актуальность темы конституционной идентичности российского общества не вызывает сомнения, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, происходящие в мире глобализационные процессы (при всей их видимой позитивности, которая подается обывателям под благозвучным трендом «Мир без границ – будь гражданином мира!») направлены на обеспечение доминирования наднациональных структур и несут угрозу национальным интересам России, а также других стран-наций мирового сообщества. Целью при этом выступает, прежде всего, суверенитет государств-наций, то есть независимость стран во внешних делах и верховенство государственной власти во внутренних делах. По сути, под угрозу ставится важнейший атрибут государства как страны-нации, то есть именно то, без чего государство-нация существовать не может и что зиждется, помимо прочего, на конституционной идентичности общества как единстве правового сознания граждан и их самоотождествлении себя с государством-нацией.

Во-вторых, конституционная идентичность неразрывно связана с национальной идентичностью так, что последняя выступает в качестве сущностного содержания первой как правовой формы. Это принципиальное обстоятельство отчетливо выделено председателем Конституционного суда России в статье «Буква и дух Конституции» от 10 октября с.г. в формулировке «национальная конституционная идентичность» и позволило ему, ссылаясь на зарубежную правовую практику, публично утверждать: «именно писаная конституция является квинтэссенцией конституционной идентичности нации».

Перечисленное позволяет обозначить обязательные условия успешного обеспечения конституционной идентичности России как суверенной страны-нации. К ним, в частности, относятся:

  • осуществление адекватного определение самого понятия «нация» с непременным включением в него положения о государственном суверенитете как важнейшем национальном атрибуте;
  • обеспечение сущностного (в соответствии с культурным кодом России) становления формально существующей российской нации;
  • приведение Основного закона страны в соответствие с логикой концепции национальной конституционной идентичности.


Пресловутый «национальный вопрос» необходимо окончательно снять с внутриполитической повестки дня России

Непонимание или умышленное игнорирование принципиального положения о государственном суверенитете как неотъемлемом признаке нации лежит в основе так называемого «национального вопроса», который, даже по оценке Солженицына,  для России является «заядлым» и «так натер шею нам теперь, что перекосил все чувства и всю действительность» (Солженицын А.И.  Как нам обустроить Россию).

Национальную самоидентификацию и соответственно обретение конституционной идентичности россиян серьезно осложняет искусственно созданная «неопределенность» или «многозначность» в трактовке понятия «нация», как это сегодня имеет место в  российском общественном сознании, когда нация идентифицируется с народом безотносительно социального статуса последнего, то есть и с народом-демосом (с населением страны, что верно), и с народом-этносом (с конкретным народом в составе России, что в корне неправильно).

Верное определение понятия «нация» требует осознания бесспорного факта: нация – это, прежде всего, суверенный субъект мирового сообщества, страна (государство). Народ или народы могут заявить миру о себе как о нации лишь при непременном условии — обретении ими суверенной государственности и получении признания в данном качестве со стороны других государств. Общая историческая судьба разных народов-этносов, объединившихся в нацию, предопределяет и общность геополитических целей, а также нравственных подходов к  их достижению. Зачем существует та или иная суверенная общность народов в мире, чего хочет, как планирует добиваться желаемого – именно в этом сущностно проявляется страна-нация. Таким образом,  нация – это оформившая свою суверенную государственность общность народов в лице их представителей, объединённых, помимо общности языка, территории, экономической жизни, специфических особенностей культуры, также единством глобальных стратегических целей и нравственных методов их достижения.

Государственным суверенитетом и способностью реализовать стратегические цели в рамках глобального проекта развития нация принципиально отличается от входящих в нее народов-этносов: она есть интегративная форма суверенного глобального существования последних.

С учетом разного уровня зрелости и развитости стран-наций мирового сообщества, нацию также можно определить как часть человеческого социума в лице суверенной глобальной сущности — страны, способной самостоятельно выдвигать, отстаивать и реализовывать свой глобальный проект или участвовать в качестве юридически самостоятельного государства в осуществлении глобального проекта другой нации.


Именно при таком подходе искаженный по своей сути «национальный вопрос», под которым в России пока ошибочно понимается взаимоотношение народов-этносов внутри нации, переходит из разряда внутриполитических в разряд внешнеполитических и становится истинным национальным вопросом, подразумевающим проблемы взаимодействия страны-нации с другими государствами в рамках глобального социума.


Российской нации требуется обрести сущностное содержание в соответствии с культурным кодом

Понятно, что для эффективного разрешения проблемы национальной самоидентификации российского общества и обретения им конституционной идентичности недостаточно верно определить само понятие «нация». В ситуации, когда Россия стоит на пороге судьбоносного для нее цивилизационного выбора, необходимо еще и наполнить это понятие адекватным для великой и неординарной страны сущностным содержанием. На практике это означает превращение формальной нации («всего населения под одной суверенной властью») в сущностную нацию, т.е. достижение реального единства всех россиян не «по паспорту», а на основе общих идеалов, ценностей и стратегических целей. Ибо, как подчеркивал Президент РФ, «плодотворная созидательная работа, в которой так нуждается наше Отечество, невозможна в обществе, находящемся в состоянии раскола, внутренне разобщенном,.. где основные социальные слои, политические силы придерживаются различных базовых ценностей и основополагающих идеологических ориентиров» (Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетий).

Сегодня при внешней оформленности российская нация, к сожалению, не представляет собой той глубинно сформировавшейся социальной общности, которая соответствовала бы потребностям и вызовам глобализационной эпохой. Располагая в большей степени формальными атрибутами – глобальной субъектностью, суверенитетом, гербом, флагом, она не до конца осознала, не сформулировала в соответствии с культурным кодом России и не реализовала на практике свои сущностные атрибуты, такие как идея нации и национальная идея, национальные нравственный и общественный идеалы, национальная идеология и национальный миропроект.

Для обеспечения сплоченности и конституционной идентичности российскому обществу предстоит осуществить национальную самоидентификацию, в ходе которой понять соответствующее исторической реальности и перспективам глобального развития предназначение России в современном мире, уразуметь ее глобальную историческую миссию и сделать верный, жизненно важный для страны и человечества цивилизационный выбор пути развития. При этом цивилизационные проекты, уже отмеченные в истории государства (например, «Третий Рим» или «мировой коммунизм»), российской нации предстоит переосмыслить применительно к их современному прочтению в эпоху глобализации. В частности, как справедливо формулирует В. Зорькин, необходимо выработать такую разумную «стратегию развития, которая отвечала бы ожиданиям российского общества и его представлениям о справедливости, а также тому новому месту в мире, на которое претендует наша страна», «надо суметь соединить присущий российскому народу коллективизм... с созданием конкурентной экономической и политической среды».

Важно понимать, что от качества сущностного содержания российской нации зависит ее будущее: останется ли она не осознавшим своей национальной сути «многонациональным народом», как население в СССР, примет ли бессодержательную западную форму «гражданской нации» или же станет, согласно Государственному гимну Российской Федерации, той нацией братских народов, чей вековой союз освящен народной мудростью.


«Национальная болезнь» российской Конституции излечима

Ратуя за национальную конституционную идентичность российского общества, нельзя не отметить бросающуюся в глаза «национальную болезнь» Основного закона РФ: говоря о национальности и национальной принадлежности (ст. ст. 19 и 26), национальной розни (ст..13), национальной ненависти и национальном превосходстве (ст. 29), национальных меньшинствах и национальном развитии России (ст. ст. 71 и 72), он даже не упоминает о российской нации, что, казалось бы, невозможно в принципе. При этом он фактически заявляет о наличии в стране неких «наций», которые якобы составляют народ России. Во всяком случае, именно этот вывод следует из текста Преамбулы, где вместо разумной и приемлемой формулы «равноправные народы России» использовано искаженное по смыслу словосочетание «многонациональный народ Российской Федерации».

Можно предположить, что к логической ошибке в тексте Конституции России в виде нонсенса «многонациональный народ» привело, с одной стороны, отсутствие у авторов верного определения понятий «нация» и «национальность» (когда первое – суверенный субъект глобального сообщества наций, а второе – показатель принадлежности к этому субъекту)  а, с другой, —  игнорирование ими печального опыта СССР, недальновидно подменившего реальную нацию «новой исторической общностью» под названием «многонациональный советский народ». Как бы там ни было, факт наличия смысловой абракадабры формально ставит под сомнение научность Основного закона РФ в связи с нарушением законов логики, в частности, закона тождества. Ведь очевидно, что Россия как страна-нация не может и не должна состоять из наций, как, кстати, личность не может состоять из личностей, народ — из народов, как любая сущностная полнота не может состоять из аналогичных полнот. В противном случае возникает расстройство идентичности.

Другими словами, нация как социальное явление с чётко определяемыми характеристиками может состоять из многих народов, народ же ни при каких условиях не может включать в себя несколько наций, он не может быть многонациональным!

Непризнание этого факта неминуемо заводит сознание в логический тупик и не позволяет ответить на элементарные вопросы нашего общественно-политического бытия. Например, если российский народ «многонациональный», как это сейчас записано в Конституции, то:

  • Национальные интересы какой конкретно нации из многих отстаивает МИД РФ?
  • Национальные проекты какой конкретно нации мы пытаемся реализовать в нашей стране?
  • Почему, согласно Конституции, у нас только один Совет Национальной Безопасности и безопасность какой нации из многих, составляющий российский народ, он обеспечивает?
  • Почему в Организации Объединённых Наций не представлены все «многие нации» нашего государства, наличие которых следует из Преамбулы Конституции?
  • Почему природные ресурсы нашей страны называются «национальными», а не многонациональными?
  • Как искать национальную идею в государстве, которое априори должно быть единой нацией, но де-юре выдается за народ, состоящий из «многих наций»?
  • Как решить вопрос с определением национального лидера: не может же он быть один для многих и различных «наций»?!

Список подобных вопросов, вызывающих  когнитивный диссонанс у граждан, можно продолжить, но в интересах обеспечения адекватной национальной конституционной идентичности и сплочения российского общества целесообразнее исключить саму причину их появления. К счастью, нет нормы Закона, запрещающей устранять нелепости и логические ошибки в тексте Конституции, но есть возможность «в рамках принятой в мировой практике доктрины «живой Конституции» адаптировать текст к меняющимся социально-правовым реалиям... путем точечных уточнений» (В.Зорькин) и есть инновационные гуманитарные технологии, позволяющие произвести качественную корректировку накопившихся деформаций в  национальном самосознании российского общества.

С учетом проводимой в стране работы по внесению изменений в Стратегию национальной политики РФ пришло время сделать Конституцию РФ не только живой, то есть способной реагировать на изменения реальности, но и здоровой, избавившейся от смертельно опасной для России «национальной болезни» и заразного вируса «многонациональности».


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.