Рон МакКейб

Архивные материалы

14.12.2012 19:02

Сергей Голубицкий

54

Жанр Christmas Carol (святочного рассказа) с легкой руки Чарльза Диккенса стал одним из самых популярных в современной англо-саксонской культуре. Материковые европейцы (немцы, испанцы, итальянцы, французы и проч.) насмехаются и издеваются, а (якобы) наивные англосаксы регулярно утирают слезу платочком, растворяясь в катарсисе кинофильмов и журнальных публикаций, заполняющих под завязку ноосферу Соединенных Штатов и Великобритании на исходе каждого года.

Лейтмотив современного святочного рассказа у англосаксов за 150 лет (после "Рождественской песни в прозе" Диккенса) практически не изменился: сложная судьба Добра и его непременное торжество в финале, ценность любви, преданности и доброты, важность сохранения души, наказание подлости и обмана, нравственное перерождение и пробуждение к Свету героев. Непременным условием англосаксонского кэрола выступает хэппи-энд, призванный вызвать у читателей, слушателей и зрителей катарсис и очищение.

Если вы посмотрите на то, какое развитие англосаксонская традиция получила в русской литературе ("Мальчик у Христа на ёлке" Достоевского, рождественские рассказы Чехова, или совсем свежее - "Святочные рассказы" Галковского, кстати, настоятельно рекомендую к прочтению мой любимый рассказ№2 - вот этот), то вы увидите, что хэпи-энд у русского человека рядом не ночевал. Хэппи-энд - это даже моветон какой-то постыдный, потому как страдание - это наш фирменный знак и нет ничего его возвышеннее и важнее. А значит - со страдания всё должно начинаться и им же заканчиваться.

Дело, однако, не в страдании. Страдают все и везде. И на земле сегодня есть неисчислимое множество мест, где страдают гораздо глубже и безысходнее, чем в современной России (в той же Индии, например), однако улыбки не сходят с людских лиц. Потому что дело не в страдании, а в пессимизме как жизненной установке, поразившей соотечественников уж не знаю даже как давно и в какой связи. Этот безысходный пессимизм, эту нескончаемую "чернуху", которая - вот удивительно! - внутри человека троекратно превышает внешние обстоятельства, я наблюдаю ежедневно во всем: в потоке новостей, в реакции (псевдо) гражданского общества на эти новости, в смирении перед вопиющей несправедливостью жизненного устройства. Даже в такой ничтожности, как биржа - и там я наблюдаю ежедневно, как червь нигилизма, жажда уничтожения и самоуничтожения разъедает торговую площадку чуть ли не ежедневно.

Констатировать, однако, бесполезно. Нужно что-то делать. Нужно как-то выкарабкиваться из этой "чернухи" - всеми правдами и неправдами. По мере сил и возможностей пытаюсь и я вносить хотя бы крохотную лепту в преодоление моими соотечественниками морока тотального нигилизма.

Сегодня, отдавая дань традиции, хочу рассказать коллегам историю одного маленького американского предпринимателя. Не просто, однако, пересказать историю, а преломить ее через призму именно нашего - не американского! - мироощущения, дабы подвести к выводам, столь ценным и столь недостающим нам в нашей жизни (желающих познакомиться с дистиллированной версией Мэнди Вудрафф отсылаю к первоисточнику на портал Business Insider).

Подобно всем остальным американцам Рон МакКейб свято верил в то, что подготовку к пенсии нужно начинать чуть ли не с раннего детства. Ничего не поделаешь: так устроено американское общество. Уже в школе детям объясняют важность личных пенсионных счетов (IRA), отличия накопительного плана 401к от 401а и необходимость постоянно что-то откладывать про черный день.

Вся эта мифология строится на святой вере в бронебойность финансовой системы страны, ибо очевидно, что случись с долларом США что-то подобное павловской реформе или чубайсовской приватизации, как все кропотливые подготовительные работы пойдут насмарку.

Считается, что доллар непоколебим, а потому сюрпризов быть не может. На самом деле это полнейшая туфта и сюрпризы в Америке случаются на каждом шагу, особенно в последние 30 лет (начиная с момента, когда финансовая система закусила удила и "понесла" в начале 80х годов).

Рон МакКейб 35 лет вместе с супругой управлял маленькой фирмёшкой, предоставлявшей услуги по уборке прилежащих территорий. Когда Рону исполнилось 60 лет он очень выгодно продал семейный бизнес за 1 миллион долларов и приготовился к безбедной старости. Рон и его жена мечтали провести закат жизни в кругосветных путешествиях.

Деньги, однако, должны постоянно работать и им негоже томиться без дела в кубышке. Это еще одна аксиома, которую прививают американским людям с раннего детства. Ситуация усугублялась еще и тем, что в 2006 году, когда Рон превратил семейный подряд в живые деньги, банковская ставка упала до столь смешного уровня, что прожить на проценты даже с 1 миллиона долларов было не возможно.

Рон МакКейб был очень осторожным и предусмотрительным человеком, поэтому не стал вкладывать деньги абы как, а положился на совет компании по управлению сбережениями, с которой тесно сотрудничал 26 лет (!). Компания посоветовала инвестировать в контору под названием Right Place Properties.

Right Place Properties был девелопером, застройщиком и ипотечным брокером с безупречной репутацией. Иначе как бы его мог рекомендовать МакКейбу его надежный финансовый агент, проверенный 26 годами безупречного сотрудничества?

Рон вложил все свои деньги в Right Place Properties, став одним из более 1000 частных инвестором этого девелопера.


Счастье длилось ровно два года. Ежемесячно Right Place Properties высылал чеки с процентами по инвестиции и этих чеков вполне хватало на счастливое беззаботное существование.

На день Благодарения 2008 года чек не пришел вовремя. Не пришел он и через месяц. И через два. И через три. Еще через год Right Place Properties объявил о банкротстве. На суде раскрылось, что последний раз девелопер занимался строительными работами в 2004 году, после чего четыре полных года расплачивался со старыми инвесторами из денег, которые поступали от новых инвесторов - классическая пирамида Понци. В случае Right Place Properties пирамида достигла 100 миллионов долларов. После чего лопнула, похоронив вложения инвесторов. В том числе и жизненные сбережения Рона МакКейба.

Следующие три года ушли у Рона на борьбу с системой. Ничего более страшного, по его же признанию, в жизни ему не приходилось видеть: все финансовые структуры были повязаны с друг другом чуть ли не круговой порукой, а государство, на словах поддерживавшее частных вкладчиков, всегда в итоге занимала позицию корпорации.

МакКейб чудом сумел собрать информацию о 70 вкладчиках Right Place Properties (все инвесторы подписывали в обязательном порядке договор о неразглашении, поэтому выцарапать адреса-телефоны коллег по несчастью напрямую из аферистов было делом нереальным). Со всеми из них он встречался лично либо разговаривал по телефону, выслушивал их душераздирающие истории (одни из жертв Right Place Properties потерял 16 миллионов - всё, что у него было) и уговаривал подать коллективный иск.

"Мы сражались, - говорит Рон МакКейб, - мы делали все, что было в наших силах. Мы регистрировали жалобы. Нас допрашивало ФБР. Мы судились с Комиссией по ценным бумагам и биржам. Комиссия нам сказала, что наши инвестиции должны регулироваться на уровне штата. Все эти конторы повязаны круговой порукой. До сих пор не могу прийти в себя от возмущения"

Что ж, пора переходить к непременному хэппи-энду в нашем святочном рассказе. Извольте. Все суды Рон МакКейб и его друзья по несчастью проиграли и выцарапать из Right Place Properties не удалось ни цента.

Зато пока Рон встречался с остальными вкладчиками, ему в голову пришла мысль написать книгу о своих злоключениях. И Рон написал роман - "Преданные". И не только написал, но и издал!

Да, издал. Думаете, Рон заработал что-то на книге? Да бога ради! Это же не "Гарри Поттер" и даже не графоман Дэн Браун со своим лживым пафосом борьбы с католической церковью. Книгу Рон МакКейб издал на свои деньги. Для морального, так сказать, удовлетворения.

Ну и где же здесь хэппи-энд, чёрт возьми? Не волнуйтесь, друзья, сейчас будет. Иначе стал бы я писать этот свой святочный рассказ? :)

Рон МакКейб продал все, что у него оставалось - дом, грузовичок, мебель, телевизор, даже компьютер и тот скинул. Собрал что-то около 100 тысяч долларов и уехал навсегда из Соединенных Штатов к чертовой матери! Ну ладно - не к чертовой матери, а в богом забытую мексиканскую деревню.

С мечтой о кругосветных путешествиях пришлось, конечно, распрощаться - на путешествия денег у Рона не осталось: "Я очень люблю путешествовать, но это они у меня отняли. Так что сижу и тихонько радуюсь тому, что у меня есть. Пришлось перефокусировать свою жизнь в другом направлении".

Да... Хороший хэппи-энд, ничего не скажешь. В том-то и дело, друзья, что хороший! Хороший без всяких скидок и послаблений. Заключительная фраза Рона МакКейба в эссе Мэнди Вудрафф: "Я изменил свою жизнь в том направлении, какое у меня еще оставалось открытым. Никто ведь не отнял у меня разума. Они всего то забрали, что мои деньги".

Вот это и есть величайший хэппи-энд англосаксонской святочной истории: каковы бы не были внешние обстоятельства, каким бы ужасным боком не повернулась к нам жизнь, мы должны быть оптимистами! Мы должны сражаться до последнего, а когда поймем, что дальнейшее сопротивление бесполезно, мы обязаны удержаться от саморазрушения (о! это любимейшее занятие моего народа - спиться, опростаться, самоуничтожиться! и всё - под сурдину проклятий судьбе-злодейке), набраться сил и изменить свою жизнь так, чтобы сохранить человеческий облик.

Пусть в другом месте (не в столице, так в деревне Криворылово!), пусть не в прежних хоромах, пусть не в былой роскоши и даже не в былом достатке. Не это главное. Главное, чтобы в глазах сохранился огонь жизни, а не тлела тоска вперемешку с ненавистью к себе и ко всему миру.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину