Дорастет ли Греция до Гезелля?

Архивные материалы

15.01.2013 17:47

Сергей Голубицкий

93

Эпиграф: АФИНЫ, 12 января, 2013 г. Парламент Греции утвердил законопроект, ужесточающий ставку налогов. В поддержку проекта закона проголосовали 163 из 300 депутатов.

А тем временем... события в мятежной Греции принимают совсем не тот оборот, на который всем очень надеялось в Евросоюзе. Когда на горизонте впервые замаячили сообщения о том, что страна потихоньку де-факто отказывается от евро и переходит на натуральный обмен, созидатели нового экономического пространства лишь пожали плечами: ничего, мол, не поделаешь, такова суровая правда жизни.

Правда и вправду суровая, потому что греческое правительство всю евро-наличность пустила на обслуживание суверенного долга. Вернее, не самого долга, а процентов по нему. Соответственно, для внутреннего рынка звонкой космополитической монеты не осталось. Как следствие обывателям не оставалось ничего лучшего, чем обменивать курицу на блок Marlboro, а упаковку Prozac - на обед в кафетерии.

Первые признаки бартерной экономики были зафиксированы в Греции еще в апреле прошлого года. Уже через несколько месяцев смышленые балканцы интуитивно вывели обменные операции из доисторического примитива на уровень денежного эквивалента, альтернативного евро. Так началась первая серия фильма ужасов под названием "Смерть Центробанка".

Альтернативные деньги на настоящий момент циркулируют в пригородах Афин, на острове Корфу, городах Патрас и Катерини. Максимального размаха тенденция добилась в фессалийском Волосе, расположенном на склоне горы кентавров Пелиона (население 85 тыс. жителей).

Еще недавно Волос был пульсирующим промышленным портовым центром, связывавшим интенсивной сетью паромов материковую Грецию с ее бесчисленными островами. Табачные плантации, цементные заводы, металлообрабатывающие мастерские - все это сегодня для Волоса в прошлом. Реальность - это местный уровень безработицы переваливший за 26 % - общеевропейский рекорд, превысивший даже испанские "достижения".

Граждане Волоса начали с простого объединения в неформальные бартерные сети, которые для удобства взаиморасчетов адаптировали собственную денежную единицу - ТЕМ, которая представлена в двух видах: электронной компьютерной записи и ваучера. Формально ТЕМ обменивается один к одному к евро, но, разумеется, никаких трансвалютных сделок не проводится: бартерные сети варятся в собственном соку и местная валюта за рамки этих сетей не выходит.

Логика появления на свет греческих "зайчиков" лежит на поверхности: греческие власти, следуя директивам ЕЦБ и Евросоюза, практически полностью ликвидировала систему социальной защиты и поддержки в стране, сложила пополам штаты государственных структур и одновременно повысила налоги и коммунальные платежи. Принятые меры позволили сократить бюджетный дефицит и выцыганить из Евросоюза очередной транш под реструктуризацию суверенного долга. О том, чтобы полностью выскочить из долгового ярма, давно уже никто не заикается, поскольку все понимают: идет лишь оттягивание неизбежного конца - национального банкротства Греции.

О том, что конец непременно случится, говорит главное обстоятельство: в результате политики "затягивания поясов" до состояния асфиксии случилось не только сокращение бюджетного дефицита, но и сокращение государственных доходов на 40 %. Очевидно по той причине, что схлопнулось производство вместе со всеми прочими формами деловой активности. Об опасности подобного сценария давно и зычно трубили дюжины американских финансовых аналитиков, однако Евросоюз тупо и упорно продолжал курс на выдавливание последнего евроцента из едва трепыхающихся тушек стран-"свинюшек" (PIIGS).


Первым жизнь выдавили, как и и следовало ожидать, из Греции, чьи граждане перешли на подножный корм уже в 2010 году. Сегодня эта агония приняла форму спонтанного ухода не только от европейского единства, но и самой сути современного финансового капитализма - долговых денег, эмитированных Центробанком.

К великому сожалению я вынужден предположить, что из греческого движения в сторону альтернативной валюты (ТЕМ и ее аналоги в других регионах страны) ничего путного не получится. Причин тому - множество.

Во-первых, ТЕМ - это не расчетный эквивалент будущего, каковыми выступают только Freigeld, свободные деньги Сильвио Гезелля, либо их вариации, а самые примитивные обменные купоны, обслуживающие бартерный обмен в закрытых сетях отчаявшихся страдальцев. Как показала история , подобные инициативы уничтожаются одним росчерком чиновничьего пера, который, впрочем, и без того смотрится избыточным: бартерная валюта издыхает сама по себе как только выходит за рамки местечкового масштаба.

Во-вторых, греческие власти уже сейчас справедливо усматривают в ТЕМе и им подобным "зайчикам" плохо завуалированную попытку уклониться от уплаты налогов. Ведь что случилось: одна часть населения лишилась официальной работы и вынуждена довольствоваться случайными заработками, которые в зоне действия бартерных сетей оплачивается ТЕМами. Другая часть - мелкие предприниматели - под неподъемным грузом повысившихся налогов и платежей обанкротилась и закрыла свои лавочки, переключившись сначала на натуральный обмен, а затем и на бартер через посредника в виде альтернативной валюты (ТЕМов). И те и другие благополучно ангажированы в экономическую жизнь, которая протекает вне контроля государства и Центробанка, поскольку никак не задействует с официальной валютой в стране - евро. Налогов, как вы понимаете, никто тоже не платит.

Как долго продлится подобная валютная вольница? Ровно столько, сколько греческое правительство сможет отбивать атаки озверевших кредиторов Евросоюза. Сегодня ТЕМ и ему подобные суррогаты власть терпит, поскольку усматривает в народных зайчиках пусть и патологический, но все же размен: мы у вас забираем всю систему социальной защиты, вы пока выживаете с помощью своих "зайчиков".

Как только равновесие будет нарушено - либо лопнет терпение у ЕС и он потребует дальнейшего закручивания гаек, в частности - перекрытия каналов ухода от выплаты налогов через альтернативные деньги, либо само греческое правительство убедится, что масштабирование практики ТЕМов рано или поздно приведет к полной ликвидации налоговых поступлений в казну - лавочку прикроют.

Наконец, третья - и основная! - причина, по которой греческий эксперимент с бартером и альтернативными денежными единицами обречен на провал: весь исторический опыт введения свободных денег (в первую очередь - в 30-е годы в Германии, Австрии и Швейцарии) говорит о том, что инициатива снизу, не поддержанная государственной властью, безнадежна. Freigeld - это смертельный враг Центробанков и последние сделают все, чтобы либо задушить свободные деньги в зародыше, либо - в самом крайнем случае - ограничить их циркулирование замкнутым пространством одной деревни, поселка, провинциального городка.

Предположим, однако, что случится чудо и греческое правительство, в котором внезапно проснется совесть и интерес к чаяниям собственного народа, примет решение о выходе из еврозоны, а затем, вместо возврата к дряхлой драхме, пойдет на невиданный эксперимент - введение полноценной системы свободных денег (всё как полагается - с непременным демерреджем!) на территории всей страны! Что будет дальше?

Начнем с того, что никто не знает, что случится дальше, потому что гиперпозитивные результаты применения Freigeld в истории были получены только на микроскопических замкнутых пространствах (Вёгель, Шваненкирхен и т.п.). Как себя поведут свободные деньги в масштабе целой страны, одному богу известно (что, впрочем, ничуть не мешает проведению подобного эксперимента - по любому до ужасов гиперинфляции а-ля Германия 20-х годов дело никогда не дойдет).

Предположим, опять же - во имя нашей гипотезы, что греческий эксперимент в масштабах страны со свободными деньгами увенчается триумфом. Что будет дальше? Дальше, думаю, Грецию оккупируют миротворцы :) И все эксперименты закончатся. Потому что, повторюсь, Freigeld - это самый страшный враг всей современной кредитно-денежной системы. Поэтому система костями ляжет, но не допустит распространения заразы.

Подведем итог всему сказанному. Как и раньше я остаюсь убежденным сторонником сценария, предусматривающего в качестве непременного условия для введения Freigeld предварительное саморазрушение сложившейся в мире финансовой системы до полного ее основания. Тотальный коллапс и тотальная tabula rasa. Только после этого можно будет говорить о реальных шансах добровольного и единодушного принятия системы свободных денег в качестве основы для созидания новой экономики. Причем, созидания не регионального, а в мировых масштабах.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину