Незадача Хантов

Архивные материалы

19.12.2012 05:07

Сергей Голубицкий

40

Все-таки не удержусь и приведу одну поучительную историю из истории (так и тянет, так и тянет к проповедям накануне Рождества :)

На тему братьев Хант я вышел, когда писал расширенную "летопись серебра" (помните Криса Дуэйна?) для декабрьского номера "Бизнес-журнала". В одном из своих видеовыступлений Дуэйн привел имена Нелсона Банкера Ханта и его брата Уильяма Герберта как пример неравной борьбы честных бизнесменов-"почвенников" с кредитно-виртуальной финансовой камарильей. Мол, попытались страха не ведающие братья-романтики восстановить честь благородного металла, вступили в неравную схватку с гидрой биржевых спекулянтов, да и обожгли крылья - упали с самого поднебесья прямо в Тартар. Типа, герои нашего времени.

Сразу захотелось разобраться с "дьяволом" - дорогими моему сердцу деталями. Разобрался - получилось всё с точностью до наоборот. Однако даже не этот "наоборот" важен в истории Хантов, а роль, которую сыграло в ней государство. Важен именно как предупреждение всем, кто, поверив Крису Дуэйну (я среди них), возьмется откладывать про черный день серебряные монеты.

А дело было вот какое.

Братья Ханты - это не абы какие бизнесмены, а наследники величайшей техасской империи Гарольдсона Лафайета Ханта (всего у миллиардера было 14 детей). То бишь, родились Нелсон и Уильям в шоколаде и, видимо, в нем же и завершат свой бренный путь (ребятам под 90), несмотря на банкротство, которое пришлось обоим объявить в 1988 и 1990 годах. Я это к тому говорю, что на романтическую роль правдоборцев-бессребреников братья Ханты не тянут ни разу.

В начале 70-х годов, впечатлившись, видимо, "шоком Никсона" (15 августа 1971 года президент Ричард Никсон довел до логического конца дело, начатое Франклином Рузвельтом, махом отменив привязку американской валюты к золоту на международном рынке!), братья Ханты глубоко прониклись той же идеей, которая 30 лет спустя захватила воображение Криса Дуйэна, - серебром!

Прониклись и стали скупать обиженный спекулянтами металл (коллеги, наверное, помнят, что низкой ценой, которая последние 50 лет выдерживается на рынке, серебро обязано перманентной игрой на понижение, которую ведут финансовые структуры, связанные с производителями, использующими этот металл в своих продуктах). Размах у братьев Хантов был не чета Крису Дуэйну, поэтому скупали они не серебряные монеты, а миллионы тройских унций!

К лету 1979 года братья Хант выкупили на сырьевой бирже COMEX 100 миллионов унций серебра, что составляло треть всех мировых запасов металла (без учета владения государственных структур). Помимо серебряных слитков, братья Хант открывали еще и длинные позиции по фьючерсным контрактам на серебро - обстоятельство, позволявшее не только затовариваться надежным активом про черный день, но и реально зарабатывать на изменении ценовой конъюнктуры.

Ценовая же конъюнктура серебра была такова, что за счет колоссального давления снизу, которое обеспечивалось непрекращающейся годами скупкой металла братьями Хант, котировки серебра на бирже выросли с 6 долларов за унцию до рекордных 48 долларов 70 центов за один лишь 1979 год!

Это ни много ни мало 712 % роста. Только в этом 79-ом году Ханты подняли на серебряных фьючерсах, по разным оценкам, от 2 до 4 миллиардов долларов. Если учесть, что в начале 70-х, когда братья взялись за возрождение благородного металла, серебро стоило меньше 2 долларов, можно не сомневаться, что отдача от начинания получилась знатная.


А дальше случилось самое интересное. В начале 1980 года в народные забавы вмешалось государство и за каких-то четыре месяца вернуло цены на серебро обратно - к 6 долларом, по ходу дела разорив братьев Хантов дотла.

7 января биржа COMEX взяла и неожиданно изменила правила игры: так называемый Silver Rule 7 радикально ужесточил требования к маржевому обеспечению фьючерсных контрактов, причем не любых, а только серебряных. На рынке мгновенно случился обвал, и за четыре дня цена серебра упала на 50 %.

Размер длинных фьючерсных позиций братьев Хант в этот момент составлял около 2 миллиардов долларов, поэтому сразу же после введения Silver Rule 7 они получили "маржинальный колл" на 100 миллионов долларов (упрощая: требование биржи внести дополнительно данную сумму денег, необходимую для восстановления баланса между текущей котировкой актива и заемным капиталом на счете).

Ситуация сложилась жуткая. У Хантов не было 100 миллионов свободных денег, потому на кон была поставлена принудительная ликвидация всех открытых позиций (на те самые 2 миллиарда долларов). Технически это было равнозначно уничтожению всего серебряного рынка. Консорциум американских банков выделил братьям Хант 1 миллиард 100 миллионов долларов для закрытия мажинального колла, переброс фьючерсных позиций на дальние сроки либо плавную их ликвидацию.

Перебрасывать было бессмысленно - цена на серебро была уже безнадежно уничтожена, поэтому Ханты поэтапно закрыли фьючерсные позиции с чудовищными убытками.

Агония Хантов продолжалась еще 8 лет. Они заложили почти все свои активы, включая доли в семейном нефтяном концерне Placid Oil, однако так и не сумели вырваться из долговой петли. Состояние Хантов, равнявшееся в 1980 году 5 миллиардам долларов, сократилось к 1988 году до менее 1 миллиарда. Все эти годы государство гнобило зарвавшихся Икаров по полной программе: им повесили "преступный сговор с целью манипуляции рынком", "укрытие важной для инвестиционного рынка информации", "инсайдерский сговор" и проч. Даже заставили выплатить 134 миллиона долларов неустойки одной перуанской горнодобывающей компании, которая, якобы, пострадала из-за действий братьев Хант.

В 1988 году Ханты не выдержали натиска и объявили о банкротстве - крупнейшем в истории родного штата Техас. Непосредственно от посадки Нелсона Банкера уберегло внесудебное соглашение, по которому он обязался выплатить многомиллионную неустойку всем "пострадавшим сторонам", огромный штраф и пени в пользу Комиссии по ценным бумагам и биржам, персональный штраф в размере 10 миллионов долларов, а также обязался больше не подходить к фьючерсному рынку на пушечный выстрел.

Сегодня старичок Нелсон Банкер в полном поряде, так что не будем печалиться о его судьбе. В этой истории меня больше всего, как я уже сказал, заинтересовала роль государства. Вернее, возможности государства творить любой беспредел на любом рынке (вроде неожиданных изменений правил игры на бирже).

Это обстоятельство лишь укрепило мою убежденность в том, что от инвестирования в чистое серебро не будет никакого финансового толку до самого наступления "часа Х", то есть крушения всей кредитно-денежной системы. После такого крушения - да, Крис Дуэйн прав: серебро станет одним из самых надежных инструментов спасения и сохранения богатства. До крушения - государство и заинтересованные финансовые структуры будут как и раньше прибивать цену на серебро до последнего вздоха.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину