Гозман, Скойбеда, абажуры и прочие дразнилки

Архивные материалы

24.05.2013 05:58

Сергей Голубицкий

59

Почему-то все самое яркое из репертуара злободневностей Отечества доходит до меня с неприличным опозданием. Вчера впервые узнал, что существуют в России человек Гозман, женщина Скойбеда, и что между ними запылал конфликт, в который - подумать страшно! - оказались вовлечены: весь Рунет, все Центральное телевидение, все радиостанции, а также - газеты, журналы, порталы и прочие корабли.

Разумеется, решил разобраться, чтобы создать собственное мнение по столь животрепещущему для страны вопросу. Честно скажу: разбирался я долго и обстоятельно. Прочитал блог Гозмана в Живом Журнале (дублированный на портале "Эха Москвы"), первую (про абажуры) и вторую (с извинениями) статью Скойбеды в "Комсомольской правде", стенограмму инквизиции главного редактора "КП" Сунгоркина на телеканале "Дождь" (пытала главреда Юлия Таратута, которая методично вгоняла гвозди под кожу: "Вы антисемит?", нет, ну скажите: "Вы антисемит?"), ознакомился с мнениями видных знатоков вопроса Кантора и Шамира, а также просмотрел записи Поединка Соловьева между Гозманом и Михалковым, и "Воскресного вечера с Соловьевым", посвященного все тем же абажурам и уравнению СМЕРШ с СС.

Как видите, отработал тему добросовестно, поэтому мнение свое, как говорится, выстрадал. И вот какое оно у меня сложилось. 

Сначала по самой сути конфликта. Реплику журналистки Скойбеды я обсуждать вообще не собираюсь, потому что считаю ее чистой воды плодом полемического задора. Что Скойбеда, собственно, сразу же признала и за что долго и продолжительно извинялась вместе с бедолагой главредом Сунгоркиным, который вообще не у дел, поскольку в момент публикации находился в командировке - в моем родном Кишиневе. Как сказал Исраэль Шамир, метафора абажура не впечатляет, потому что в самом Израиле в пылу спора собеседники друг другу часто говорят: "Жаль, что из твоего папы мыло не сделали", что звучит гораздо, на мой взгляд, фактурнее.

Под сутью конфликта я полагаю все-таки высказывание Гозмана о СМЕРШе. Поскольку говорить я буду именно об этом, то приведу его фразу полностью: «На федеральные телеканалы выходит новый сериал о войне — «СС». Его герои — не палачи из Освенцима, не садисты и не насильники... В страшной мясорубке войны они честно сражаются с врагом, проявляют чудеса храбрости и самопожертвования, спасая товарищей. Многие из них погибают, но погибают с честью... Конечно, я все это придумал, извините. Не может у нас выйти такой фильм. И в Германии не может — немцы, родившиеся через много лет после того кошмара, до сих пор стыдятся мундира СС. Но вот в прошедшие праздничные дни на наши экраны вышел — действительно, вышел! — сериал СМЕРШ. У СМЕРШ не было красивой формы, но это, пожалуй, единственное их отличие от войск СС».

В своих последующих выступлениях (в основном на ТВ) Гозман сделал уточнение: СМЕРШей было три и сравнение с СС относится не к армейской контразведке, а к подразделениям НКВД, так что более правильное прочтение фразы должно быть: "СС - это НКВД".

Согласен ли я с этим утверждением? Полностью согласен, хотя для чистоты сравнения предпочел бы использовать Гестапо, а не СС. Почему согласен? Потому что это сравнение  соответствует моему убеждению, что сталинская власть была хуже власти Гитлера, равно как и органы подавления в СССР были хуже, чем их репрессивные коллеги в Третьем Райхе. 

Критерий для сравнения у меня один: хуже, потому что большевики со своим "кулаком пролетарского террора" боролись в первую очередь с собственным народам - в подавляющем большинстве случаев с русским народом. Чего в Германии при Гитлере не наблюдалось даже отдаленно. Агрессия Третьего Райха была направлена вовне. Этого отличия для меня лично достаточно, чтобы считать Советскую власть преступной в гораздо большей степени. 

А теперь самое главное: если бы я был не частным лицом, а лицом официальным как Гозман, который, как известно, последние двадцать лет служит государственным чиновником при Чубайсе, а теперь еще и возглавляет "болотные" силы, я бы никогда в жизни не написал то, что написал абзацем выше, то есть не афишировал публично собственные взгляды по данному вопросу.

Почему бы не афишировал? Ответ опять же прост (в этой истории вообще всё просто): мне бы не позволило делать подобные заявления чувство такта и понимание уместности ситуации.  Дело в том, что высказывания общественного лица непременно становятся частью ноосферы всего общества. Вот я написал здесь на sgolub.ru и всё, мною сказанное, сохранится как свидетельство моего личного мировоззрения, общество никак не задевающее. Совсем другое дело - высказывания лица публичного: политика, государственного чиновника или шоумена с многомиллионной телевизионной аудиторией (вроде Соловьева или Познера). Их высказывания - элементы общественной жизни, поэтому они должны соизмеряться с реалиями этой жизни.

 


Поясню ситуацию на простом примере. Если бы фраза Гозмана прозвучала в общественном поле Молдавии, Украины, Эстонии, Латвии, Литвы (не говоря уже о Польше, Чехии, Румынии и Венгрии), то скандального резонанса не было ни малейшего. Причина очевидна: в перечисленных странах в общественном сознании давно является общепринятым представление о преступной природе Советской власти, о сговоре СССР с фашистской Германией перед войной, о репрессиях НКВД, направленных как против собственного народа, так и вовне. Все эти вещи давно в порядке вещей за пределами Российской Федерации.

Совершенно иначе обстоят дела в России. Россия на уровне общественного сознания и внутренней убежденности русского народа ощущает себя правопреемницей СССР. В силу совершенно понятной оборонной реакции сознания любое выступление против советского прошлого современным русским обществом воспринимается в штыки, с обидой, как личное оскорбление. Когда Гозман сравнивает СМЕРШ с СС, в сознании гражданина России с фашистами сравнивают его самого, потому что современный россиянин, повторюсь, внутренне ощущает себя продолжением советского человека, с неизбежной и полной самоидентификацией и в историческом плане. 

По этой же причине глупо приставать к современным россиянам и к Российскому государству с требованиями "покаяться", "признать ошибки прошлого" и прочими глупостями, апеллируя при этом к опыту Германии. Германия - страна, простите, и поныне оккупированная и подневольная (сегодня на территории ФРГ дислоцированы около 52 тысяч американских солдат). 

Гозман в поединке с Михалковым рассказывал, что немецкие родители водят детей в концлагеря, поговаривая: "Смотри, сынок, что делали наши предки! И не повторяй!" На мой взгляд, такое поведение родителей губительно для государственного самосознания и характерно как раз для  оккупированной страны. 

Здесь, кстати, таится глубочайший трагизм схизмы между частной и общественной моралью. Экскурсии в концлагеря бесконечно полезны для индивидуального нравственного становления и одновременно - бесконечно вредны для состояния духа общества. Более того, для общества, нации и государства эти экскурсии смертельно опасны, потому что они разрушают это общество, эту нацию и это государство. 

Покаяние хорошо для личности и плохо для государства. Такой вот парадокс, который почему-то постоянно ускользает от общественного внимания. 

С учетом всего сказанного могу заключить, что выступление Гозмана было безусловной бестактностью, за которой последовала абсолютно предсказуемая реакция. На мой взгляд, даже очень мягкая и сдержанная.

Вопрос "Была ли эта бестактность результатом глупости или, напротив, хорошо продуманной акцией?" я предпочитаю пока оставить без ответа. Хотя безусловно поведение "болотной" оппозиции не может не поражать своей очевидной установкой на провокацию. Или прикажете поверить, что эти люди не знают, в какой стране живут, и не знают, как к ним лично (ad personam)  и к их воззрениям относится подавляющее большинство населения? Верится с большим трудом, потому как рейтинги - вот же они как на ладони:

Также за скобками обсуждения я оставлю всю оголтелую и омерзительную охоту на ведьм, которую учинили вокруг мнимого "антисемитизма" Скойбеды и главного редактора "Комсомольской правды" (Сунгоркин замечательно парировал на инквизиции у Таратуты, что он не может быть антисемитом уже потому, что половина сотрудников редакции его газеты - евреи). О реальном смысле обвинений в "антисемитизме" в современном обществе я писал множество раз в самых разных публикациях, поэтому еще раз мараться об этот грязный инструмент для уничтожения соперников и подлого выкручивания рук ради собственных, по большей части меркантильных, интересов я, уж не обессудьте, не стану.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину