Дело Божье

Архивные материалы

12.10.2013 04:53

Сергей Голубицкий

124

опубликовано в журнале "Бизнес-журнал" N6 от 04 Июня 2012 года.

 

«Никаких новых хитроумных технологичных продуктов не создается. Никакие болезни не лечатся. Учитель не придумал, как третьекласснику объяснить про дроби. Певец не порадовал своим голосом публику, заполнившую стадион. Бейсбольный игрок не захватил две базы подряд. Даже рисками им не приходится управлять, потому что единственная мантра, которую напевают большие банки: «Мы заняты выполнением чертовски важного Божьего Дела!»  
Пол Абрамс, биотехнолог, изобретатель,
общественный активист

Если попытаться снять слепок общественных воспоминаний на тему TARP1, то получится хоть мутная и неприятная, однако же благополучно оставшаяся в прошлом картинка неблаговидной попытки государства спасти от разорения крупнейшие банки Америки.

 

Что помнит о TARP рядовой американец? Народные избранники в Конгрессе и Сенате уверили общественность в том, что можно убить трех зайцев сразу: сохранить ликвидность системообразующих финансовых институтов, обеспечить дешевыми кредитами малый и средний бизнес, а также спасти миллионы рядовых граждан от изъятия заложенных в ипотеку домов.

 

Волшебство заключалось в предоставлении крупнейшим банкам 700 миллиардов долларов субсидий в обмен на их акции, частичное делегирование властям функций контроля за бонусами и компенсациями руководства и приятные проценты. Предполагалось, что банки, получив деньги, станут раздавать кредиты задыхающемуся от отсутствия свободных оборотных средств малому и среднему бизнесу. По мере же возвращения субсидий и за счет выплаченных процентов будут формироваться специальные фонды помощи рядовым гражданам, не способным самостоятельно выполнять взятые по ипотеке обязательства.

 

Такая вот красивая схема получилась на бумаге. Реальность оказалась замысловатее. Банки на первых порах субсидии, полученные по линии TARP, с радостью оприходовали, но спустя полтора года, стоило текущей прибыли начать зашкаливать с поражающей воображение скоростью, вернули все до последнего цента государству раньше оговоренного срока, дабы уйти от контроля за доходами и ограничений на размеры премиальных.

 

Это общая канва мифологии, знакомая большинству обывателей. Любопытное меньшинство также знает, что банки никаких кредитов малому и среднему бизнесу не выдавали, о чем красноречиво свидетельствует график, который я привожу ниже.

 

Пикирующий бомбардировщик в правой части графика — это объемы кредитов, выданных частным финансовым сектором. Обвал начался аккурат осенью 2008 года, после получения государственных субсидий по TARP, предназначенных, в первую очередь, как раз для предоставления кредитов малому и среднему бизнесу.

 

Если системообразующие банки не кредитовали развитие национальной экономики, то откуда же взялась их головокружительная прибыль? Любопытное меньшинство узнало, что доходы были получены исключительно от биржевых операций. Причем с феноменальной статистикой: так, в первом квартале 2010 года Goldman Sachs, JP Morgan, Bank of America и Citigroup не провели ни одной убыточной торговой сессии! Аккурат 63 дня трейдинга, и ни одного отрицательного результата — сплошная прибыль!

 

Любой человек, хотя бы понаслышке знакомый со спецификой биржевого ремесла, знает, что такого не случается. Ценные бумаги растут и падают, открытые позиции приносят прибыли и убытки. Хорошо, когда прибыль перевешивает убытки, но так, чтобы убытков вообще не случалось, в реальности не бывает.

 

Выходит, тем не менее, что бывает. Не врут же системообразующие банки в своей отчетности о сплошь положительных результатах.

На этой информации, собственно, познания обывателей в мутной истории со спасением крупных американских банков за счет налогоплательщиков и заканчиваются. И это обстоятельство, надо сказать, весьма и весьма печально. Потому что за кадром остаются самые интересные и самые поучительные факты. А именно — если настойчиво покопать, то окажется, что:

  • в реальности системообразующие банки субсидии, предоставленные государством, в 2010 году не погасили. Чтобы вернуть полученные по TARP деньги, банки брали их из других — государственных же — фондов и источников! Иными словами, прежде чем положить в карман налогоплательщиков требуемую сумму, они вытаскивали ее у них из другого кармана.
  • Субсидии в рамках TARP — 700 миллиардов долларов — на самом деле явились лишь жалкой каплей в океане гигантских финансовых потоков, которые государство обеспечивало и продолжает обеспечивать по сей день системообразующим банкам. Американские власти изобрели и пустили в ход такое множество скрытых и опосредованных финансовых схем, позволяющих перекачивать деньги из карманов налогоплательщиков в авуары крупнейших частных банков (тех, кто реально управляет Федеральным резервом), что не представляется возможным даже приблизительно оценить размах этой аферы. По самым скромным подсчетам, речь идет о 10 триллионах долларов. Нил Барофски, специальный генеральный инспектор Казначейства по наблюдению за TARP, озвучил в свое время совсем невообразимую цифру — 23,7 триллиона долларов!
  • События, связанные с беспрецедентным в истории спасением главных виновников мирового экономического и финансового кризиса — крупных банков, объявленных «too big to fail» («слишком большими, чтобы позволить им разориться»), — поражают циничным лицемерием. По опросам общественного мнения, возмущение TARP и поведением банков накануне и во время кризиса единодушно выражают как сторонники демократической партии, так и республиканцы. Осуждают государственные субсидии и самое радикальное крыло правых — движение «Чаепитие», и самое радикальное крыло левых — активисты «Захватим Уолл-стрит!»

Однако как только дело доходит до реальных шагов и возникает необходимость принять на законодательном или административном уровне меры, отменяющие либо ограничивающие возможность крупных банков обогащаться за счет государственной казны и налогоплательщиков, так сразу же пафос негодования улетучивается. А вместо него появляется деловая сосредоточенность, направленная на изыскание и реализацию максимально удобных и быстрых способов того самого неправедного обогащения, о котором народные избранники и государственные чиновники накануне рассказывали газетчикам!

 

Я далек от амбиций представить исчерпывающую панораму искусных махинаций и схем, разработанных в кулуарах Федерального резерва и самих системообразующих банков и позволяющих этим банкам не просто обогащаться в условиях ими же инициированного финансового кризиса, но и делать это гарантированно, без малейшего риска. Мне, тем не менее, кажется, что общее представление о магистральных направлениях банкирского «творчества», о которых не принято писать в официальных СМИ, позволит читателям более адекватно воспринимать действительность. Этими магистральными направлениями мы сейчас и займемся.

Новинки бухучета

23 марта 2009 года американская Федеральная корпорация страхования банковских вкладов (FDIC) в рамках концепции TARP инициировала так называемую Публично-частную инвестиционную программу для старых активов (Public-Private Investment Program for Legacy Assets, PPIP). Цель и пафос PPIP состояли в том, чтобы обеспечить ликвидность «токсичным активам» (то есть проблемным ипотечным кредитам и созданным на их основе производным ценным бумагам), которые висели на балансе крупных банков.

 

В рамках PPIP была произведена временная отмена так называемого FAS 157 — специального положения, разработанного осенью 2007 года Советом по стандартам финансового учета (Financial Accounting Standards Board, FASB) и предписывающего банкам производить учет производных финансовых активов на балансе по их рыночной стоимости. Поскольку речь шла о «токсичных активах», то никакой рыночной текущей стоимости у них не было — мусор он и есть мусор.

 

После роскошного послабления банки пересчитали свои «токсичные активы» таким образом, что колоссальные убытки волшебным образом немедля превратились на бумаге в прибыль. Как правило, пересчет велся по цене открытия позиций либо по полной стоимости ипотечного договора. Впрочем, PPIP позволял учитывать активы по любой промежуточной цене, и банки, естественно, выбирали самые выгодные цифры.

 

Еще одним подарком в рамках PPIP стала возможность начислять проценты по так называемым non performing loans — кредитным договорам, по которым клиенты перестали выполнять платежи. По новым требованиям банки могли исправно фиксировать несуществующую прибыль вплоть до момента foreclosure — отторжения заложенной по ипотеке недвижимости. В среднем этот срок растягивался на 16 месяцев.

 

Это ухищрение позволило Bank of America, Citigroup, JP Morgan и Wells Fargo (среди прочих банков, разумеется) отчитаться, худо-бедно, о начислении процентов по ипотечным договорам с лицевой стоимостью 1,4 триллиона долларов (7 миллионов домов), которые уже технически находились в дефолте и проходили процедуру отторжения собственности!

 

Для чего все это делалось? Какой прок от фиктивных приписок? А вот не скажите: скрыв убытки по «токсичным активам» и начислив себе несуществующие проценты по «мертвым» ипотечным договорам, банки с помощью государства сумели сохранить инвестиционный рейтинг своих ценных бумаг!

 

В свою очередь, сохранение инвестиционного рейтинга позволило банкам привлечь заемные капиталы по льготным ставкам, а также обеспечить своим бумагам рост биржевых котировок.

Непротивление HFT-мошенничествам

Об аморальных и чисто криминальных аспектах высокочастотного трейдинга (High Frequency Trading, HFT) я подробно писал в «Жирном пальце». На долю HFT сегодня приходится более 70% всей биржевой активности. Соответственно, высокочастотный трейдинг почти исключительно является вотчиной крупнейших инвестиционных банков с Goldman Sachs и Morgan Stanley во главе.

 

Высокочастотный трейдинг не имеет к традиционному трейдингу, а тем более к какой-то там «научности» ни малейшего отношения. HFT — это технологичная форма инсайдерства, создающая криминальное преимущество одним участникам рынка перед другими. После обвала рынка в мае 2010 года Федеральный резерв, Казначейство, Конгресс, Сенат и Белый дом дружно выразили желание провести серьезное расследование HFT и сурово наказать виновных.

 

Расследование провели, виновных определили, намекнули на возможность объявления HFT вне закона и... спустили дело на тормозах! Сегодня, как и три года назад, HFT является главным источником баснословных доходов системообразующих банков, поступающих от биржевой активности.

Ипотечное согласие

Причины возникновения мирового финансового кризиса хорошо известны, ибо лежат на поверхности:

  • Системообразующие банки эмитировали колоссальный объем производных ценных бумаг, выписанных на мусорные ипотеки.
  • Рейтинговые конторы из обоймы NRSRO (Общепризнанных статистических рейтинговых агентств) снабдили эти производные ценные бумаги наилучшими рекомендациями (рейтинг АА+ и выше) и уверили общественность в надежности данных инвестиций.
  • Крупнейшие пенсионные, муниципальные, государственные и частные фонды, полагаясь на заверения банков и рейтинговых агентств, отоварились MBS, CDO и CDS на сотни миллиардов долларов.
  • Произошло схлопывание ипотечного платежа, покатилась волна неплатежей по кредитам, производ­ные ценные бумаги, выписанные на ипотеки, резко обесценились, держатели этих гнилых активов лишились ликвидности и технически обанкротились.

С первого же кризисного дня государство взяло курс на спасение главных виновников катастрофы — системообразующих банков, которые запустили в оборот аферы с ипотечными деривативами. В рамках этого курса, как мы уже сказали, помимо прямого субсидирования через программу TARP производилось много странных и откровенно криминальных процедур.

 

Вот, к примеру, как улаживались отношения между банками и государственными структурами. Прецедент был создан в 2010 году, когда Bank of America заключил мировое соглашение с государственными ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac. На момент соглашения госагентства выставили BoA претензии по ипотечным пулам на общую сумму в миллиард долларов. Банк великодушно согласился выплатить им целых 1,28 миллиарда. В прессе это действо подавалось как проявление глубокой гражданской ответственности финансистов и их заботы о здоровье национальной экономики. Чудовищная демагогия сделки, однако, заключалась в том, что речь шла о мировом соглашении, покрывавшем не только сгоревшие на момент подписания активы на миллиард долларов, но и все возможные претензии в будущем по ипотечным кредитам, ипотечным кредитным пулам и производным ценным бумагам, выписанным BoA на эти кредитные пулы и проданным Fannie Mae и Freddie Mac. Общий же объем активов на балансе госагентств составлял ... 127 миллиардов долларов!

 


Иными словами, Bank of America за 1,28 миллиарда долларов избавился от претензий по ипотекам и деривативам на сумму в 127 миллиардов! Получается, что банк заплатил 1 цент за каждый доллар обязательств, а государство, соответственно, простило банку 99 центов с доллара!

Хороший такой гешефт, не правда ли? Прецедент не преминул быстро отыграться, так что сегодня уже подписаны либо готовятся к подписанию аналогичные соглашения между системообразующими банками, эмитировавшими убийственные ипотечные деривативы, с госструктурами во всех 50 американских штатах.

Программа TLGP и кредитные спрэды

13 октября 2008 года Фе­де­раль­ная корпорация страхования банковских вкладов (FDIC) анонсировала запуск так называемой Программы временных гарантий для обеспечения ликвидности займов (Temporary Liquidity Guarantee Program), согласно которой любой новый долг, выписанный финансовыми организациями, но никак ими не обеспеченный, покрывался государственной гарантией на случай дефолта.

 

Выгода от TLGP для банков лежит на поверхности: любой кредит, гарантированный FDIC, автоматически предоставляется за самые маленькие возможные проценты. Это позволило банкам тут же создавать кредитный спрэд: покупать дешевые деньги (то есть брать кредиты под малые проценты) и продавать дорогие деньги (то есть выдавать кредиты под большие проценты).

 

Возьмем, к примеру, Goldman Sachs. Средний годовой процент, под который банк брал деньги в конце 2008-го — начале 2009 года, составлял 0,767% годовых. Объем кредитов Goldman, гарантированных FDIC, составил 21 миллиард 300 миллионов долларов. Для сравнения, в апреле 2009 года дельта между кредитами, полученными по государственным каналам, и кредитами, предоставляемыми в частном секторе экономике, составила 540 базисных пунктов!

 

Несложно посчитать, что проценты, которые Goldman выплачивал по полученным госкредитам, составляли 263 миллиона долларов в год, тогда как такая же сумма денег, предложенная в форме кредита на частном рынке, могла бы принести 1 миллиард 150 миллионов. Как вы думаете, что делал Goldman с полученными кредитами, гарантированными FDIC?

 

Самая популярная форма реинвестирования дармовых кредитов среди системообразующих банков заключалась в закупке казначейских обязательств США. То есть: берем у государства кредит под 0,75% (средняя ставка в рамках TLGP) и тут же кредитуем государство обратно, выкупая его 30-летние облигации с доходностью в 4,5% годовых! 3,75% чистой прибыли прилипают к ладоням как нечего делать!

Излишки резервов и QE

Словно описанного выше было мало, государство разработало еще множество различных мелких схем и форм поблажек, которые позволили банкам выжимать колоссальные прибыли на ровном месте.

 

3 октября 2008 года Положение 128 Закона о чрезвычайной экономической стабилизации предоставило Федеральному резерву право выплачивать проценты за излишки резервов, которые банки хранили на специальном счете. В результате создалась беспрецедентная кормушка, усиленная порочным циклом льготного кредитования: банки брали под смехотворные проценты кредиты у государства и далее закупались под завязку казначейскими обязательствами либо просто хранили все деньги на резервном счете ФРС.

 

В конце августа 2008 года на специальных резервных счетах, открытых коммерческими банками в Федеральном резерве, хранилось 10 миллиардов долларов. В начале января 2009 года — уже 880 миллиардов!

 

Деньги, выведенные частными банками из умирающей экономики, надежно покоились в Федеральном резерве, а государство исправно выплачивало по ним проценты. Из кармана налогоплательщиков, разумеется. Процент скромненький — 0,25, зато какие набегают объемы!

 

Скажем, 880 миллиардов, накопленных на резервных счетах в январе 2009 года, давали аккурат 2,2 миллиарда долларов чистой прибыли. За красивые глаза!

 

В 2012 году выплата процентов банкам за хранение излишков на резервных счетах обойдется народу США в 2,42 миллиарда долларов. В 2013 — 2,53, в 2014 — 2,66, в 2015 — 2,93, в 2016 — 3,08 миллиарда!

 

Список подарков американского государства, сделанных системообразующим банкам, объявленным слишком большими, чтобы позволить им разориться, можно продолжать до бесконечности. Причем скрытые схемы всплывают в самых неожиданных местах. Скажем, в участии Федерального резерва в перманентном выкупе европейских государств-банкротов вроде Греции, Португалии, Италии, Ирландии и Испании.

 

Размышляя о благородстве заокеанских коллег, нужно все время помнить о том, кто является крупнейшими кредиторами этих самых греций и португалий: американские же системообразующие банки в лице JP Morgan, Goldman Sachs со товарищи. Получается, что, спонсируя наравне с Европейским Центробанком регулярное выделение траншей странам PIIGS, Федеральный резерв США, по сути, обеспечивает возврат кредитов вместе с колоссальными процентами своим же собственным системообразующим частным банкам!

 

Точно под таким же углом можно рассматривать и программу количественного смягчения (Quantitative Easing), планомерно реализуемую Федеральным резервом, скупающим собственные казначейские обязательства, равно как и токсичные деривативы, выписанные банками на ипотечные пулы.

 

Анонсированная цель QE — поддерживать бесперебойный приток дешевых денег на рынок. Считается, что это здорово для экономики.

 

Проблема, однако, в том, что частные граждане не нуждаются в дополнительных дешевых кредитах, ибо все они и без того в долгах как в шелках.

 

Триллионы долларов публичного долга давно уже пересчитаны по самым льготным ставкам (ипотека — 4% годовых, растянутых на 30 лет!), но даже в таком виде этот долг проблематично возвращать, поскольку банально нет доходов, способных обеспечить плановое погашение кредитов.

Мелкий и средний бизнес также не берет кредиты, так как у него нет ни малейшего стимула для экспансии.

 

Единственные, кому выгодны дешевые деньги, — это крупные банки и международные корпорации. Банки, как мы только что продемонстрировали, получают дешевые деньги от государства и сразу же перезакладывают их — зачастую обратно самому же государству. Транснациональные корпорации берут дешевые кредиты и налаживают производство. Только не в США, а в Бразилии, Китае, Индии, Индонезии.

 

В результате всего описанного мы и наблюдаем беспрецедентную в истории ситуацию, когда американская финансовая элита, дергающая за веревочки марионетку национального Центробанка (частный Федеральный резерв), прилагает максимум усилий для того, чтобы от Соединенных Штатов Америки в ближайшее десятилетие не осталось даже воспоминаний.

 

Ну и как такое возможно?! До какого ослепления должно дойти общественное сознание, чтобы равнодушно взирать на творимую гекатомбу2?

 

 


1 Аббревиатура от англ. Troubled Asset Relief Program — программа государственной помощи крупным финансовым институтам США, утвержденная американским Конгрессом в октябре 2008 года. См.: L, V и W сидели на трубе // Московский Бизнес-журнал. — 2010. — N1–2. — С. XXVIII.

2 Крупное жертво­приношение в честь богов в Древней Греции (буквально с греч. — «сто быков»).


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину