Commedia dell’arte non-stop: оговорка Жероена Дейзельблума и благополучный исход денег «русских олигархов» из кипрских банков

Архивные материалы

11.04.2013 15:39

Сергей Голубицкий

45

На удивление моя трактовка кипрской commedia dell’arte уперлась в глухую стену непонимания со стороны многих читателей-соотечественников. Автор, мол, преувеличивает, раздувает страхи, сеет панику. На самом деле Кипр — это мелочь пузатая, под микроскопом неразличимая. Да и вообще, концепт «Грабь награбленное» — скоро 100 лет как занимает почетное место в отечественном морально-этическом и поведенческом кодексе. Тем более, когда «бедноту» (со счетами менее 100 тысяч евро) вроде как пощадили, а лютых рогаликов буржуинов вообще не жалко!

Предлагаю на миг абстрагироваться от родного менталитета и попытаться оценить ситуацию в единственно правильном контексте. Кипр — это не часть советского и постсоветского (не отличимого по духу) культурно-цивилизационного пространства. У Кипра нет давних добрых традиций воровать чужое, экспроприировать «буржуев» и тому подобных советских прелестей. Кипр — это часть западной европейской цивилизации, которой не коснулась зараза реального коммунизма. Более того, Кипр — это часть Евросоюза, который основан на четком наборе цивилизационных и экономических принципов.

Один из этих принципов говорит: частная собственность неприкосновенна! Никто не может просто так взять и отнять у тебя твои деньги, твой дом, твою машину, твою землю и т.п. Даже — государство, не говоря о каких-то там банкирах.

То, к чему принудила «Тройка» (EC+ЕЦБ+МВФ) Кипр, — это попрание основ, на которых держится вся система западной европейской цивилизации. Что же тут непонятного? И Кипр тут совершенно ни при чем. Ясно, что делали это с Кипром, а не с Грецией или Испанией, руководствуясь исключительно извращенным представлением о целесообразности: Кипр маленький, и вроде урон в чисто количественном отношении будет не таким тяжелым, как в случае с другими более населенными странами ЕС. Тем более что пострадают не столько «свои» евросоюзные киприоты, сколько чужие и вечно враждебные «русские» (это, как вы понимаете, метафора, вернее даже, политкорректный эвфемизм), которых и в самом деле не жалко.

Я, собственно, только о том и писал, что безумие кипрской commedia dell’arte заключено в игнорировании стратегических последствий в угоду сиюминутным прагматическим мотивациям. Да, Кипр — маленький, зато принципы, попранные на Кипре, — большие. И не просто большие, а системообразующие. Но самое же главное, что создан прецедент.

Кстати, о прецеденте. Особенность любого нарушения принципов, лежащих в основе той или иной социальной конструкции, в том, что она не просто подрывает доверие к самой конструкции, но и создает эти самые смертельно опасные прецеденты. Кипр — это как бы Рубикон Раскольникова: получится замочить старушку-проценщицу — значит получится и всё остальное.

Вчера президент Еврогруппы (синклита министров финансов Еврозоны) Жероен Дейзельблум в интервью Ройтерс заявил дословно следующее: «При появлении в банке рисков мы первым делом должны задаться вопросом: как банк собирается поступать? как он будет себя рекапитализировать? Если банк не может ничего сделать, мы обратимся к акционерам и держателям долговых обязательств этого банка и попросим их внести свой вклад в рекапитализацию банка, а если потребуется, то и к держателям незастрахованных депозитов». И далее: «Программа, согласованная для Кипра в понедельник, представляет собой новый образец (new template) для разрешения банковских проблем в еврозоне и других странах, которые смогут реструктурировать свой банковский сектор».


Слова Дейзельблума мир понял совершенно однозначно: уже вчера вечером головная статья на портале Yahoo!Finance была озаглавлена как «В Европе банки могут захватывать депозиты для покрытия своих убытков». Сегодня пресс-секретарь президента Еврогруппы пытался объяснить, что его босса неправильно поняли и он вовсе не призывал к повальной экспроприации банковских депозитов. Но люди же не глухие и не идиоты, тем более что Дейзельблум вообще не при делах: он лишь констатировал уже случившееся. Прецедент заложило не интервью президента Еврогруппы, а сам кипрский сговор!

Меня в данном случае волнует не столько мотивация для самооправдания европейских чиновников, сколько ее морально-этические корни. Сама мотивация лежит на поверхности: «Процесс, когда расходы (по спасению банков — С.Г.) ложатся на правительства и налогоплательщиков, должен остановиться», — пояснил Жероен Дейзельблум. Это хорошо и давно нам знакомый немецкий лейтмотив в евросоюзной частушке.

Дальше, однако, происходит подтасовка понятий. Совершенно справедливо, чтобы банки сами расплачивались по своим долгам, а не так, как это происходило в Соединенных Штатах, где на бэйлаут проворовавшихся частных банков, получившего индульгенцию «системообразующих» и «слишком больших, чтобы допустить их падения», ушло в совокупности под 3 триллиона денег налогоплательщиков. Вопрос лишь в том, что означает «сами банки»?

Здравый смысл подсказывает, что «сами банки» — это их собственники: то есть реальные владельцы, акционеры, держатели долговых обязательств этого банка. Но никак не держатели банковских депозитов! На одной из форумных веток по обсуждению моих кипрских статей возникла дискуссия о том, что банковский депозит необходимо считать формой кредита и, соответственно, рисковой операцией. Это глубочайшее заблуждение!


Полагаю, что уши этого заблуждения растут из определения «банковского депозита», которое дано в статье 834 Гражданского кодекса РФ: «По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором».

«Возвратить сумму вклада и выплатить проценты» — ну чем не кредитная ситуация? Из-за столь неудачной формулировки происходит глубочайшее извращение самой сущности взаимоотношений банка и держателя денежного депозита в нем. В западной цивилизации (откуда банковское знание, надо так понимать, и попало в экономическое поле РФ, или все-таки из доброго наследия «рабочего Максима», получившего из рук Свердлова «Центробанк со всеми его потрохами»?) банковский депозит является синонимом банковского счета (back deposit), сберегательного (savings), текущего (current) либо другого типа. Деньги на банковских депозитах являются банковским пассивом (liability), то есть обязательством банка, его долгом.

В американской традиции банковский депозит строго ассоциируется с двумя концептами: «risk-free» и «money in the bank», то есть безрисковой операцией и «деньгами в банке». Банковский депозит — это синоним архетипа банковской деятельности, это сущность самого банка. Если нарушается священность и неприкосновенность банковского депозита — нарушается вся система взаимоотношений общества с банковским сектором.

Возвращаясь к безумной формулировке господина Дейзельблума: за долги банка должны расплачиваться не государство, не налогоплательщики, а его реальные собственники — акционеры и держатели облигаций банка. Но никак не держатели банковских депозитов, то есть простые клиенты, не имеющие к собственности банка ни малейшего отношения!

Теперь последнее — о морально-этическом аспекте демарша Евросоюза в отношении Кипра (и мотивации Дейзельблума, соответственно). Общственности это подносится чуть ли не как триумф социальной справедливости: «малого человечка» трогать не будем (тех, у кого депозиты меньше 100 тысяч евро), а расплачиваться за долги кипрских банков будут «богатеи» — читай «русские олигархи». Не случайно в прессе активно сейчас педалируется тема «помощи России» в борьбе с ее же собственными беглыми капиталами. «Грабеж награбленного» в терминологии премьер-министра Медведева.

Вынужден всех огорчить: наказать нехороших и подлых олигархов, похоже, опять не получилось. Мы все знаем, что кипрские банки были закрыты с минувшего понедельника. То есть уже больше недели. Делалось это, якобы, для того, чтобы не допустить бегства капитала до принятия решения по реструктуризации кипрских долгов в рамках переговоров страны с «Тройкой». Дабы продемонстрировать эффективность защиты, мировые СМИ тиражировали фотографии очередей отчаявшихся киприотов, выстроившиеся перед банкоматами.

Единственное, что нам забыли показать и рассказать на прошлой неделе, так это кулуарные гешефты, которыми занимались лондонские филиалы Laiki и Bank of Cyprus. Филиалы, которые все это время не закрывались ни на минуту и работали в поте лица!

Чем же таким интересным занимались лондонские филиалы кипрских банков (и не только они)? Передаю слово Ройтерс: «Пока рядовые киприоты выстраивались в очереди перед банкоматами ради того, чтобы снять пару сотен долларов, поскольку их банковские карты перестали принимать к оплате, другие держатели депозитов использовали особую технику для получения доступа к своим деньгам. Никто точно не знает, сколько денег осталось в кипрских банках и куда они исчезли. Два банка, находящихся в эпицентре кризиса — Cyprus Popular Bank, известный как Laiki, и Bank of Cyprus имеют подразделения в Лондоне, которые работали на протяжении всей недели, причем без малейших ограничений на объем снятия денег со счетов. Bank of Cyprus также владеет 80 процентами российского Юниаструмбанка, который тоже не объявлял никаких ограничений на снятия денег со счетов в России».

То есть, вы понимаете, что произошло? Те, кто знали о схеме выведения денег через лондонские филиалы, их из Кипра уже вывели! Кто-то сомневается, что подобными кулуарными знаниями может обладать только самае ценная банковская клиентура, то есть те самые «русские олигархи», если мы говорим о кипрских банках. Те самые «русские олигархи», против которых, собственно, и была затеяна вся кипрская commedia dell’arte.

И теперь оказывается, что олигархи-то свои денежки спасли, а остались на острове лишь бедолаги из российского среднего класса, которые сумели накопить-таки 100 тысяч евро, но попасть в кулуары международной финансовой элиты чести не удостоились.

Самое забавное теперь другое. Если держатели реально крупных счетов в Laiki и Bank of Cyprus свои деньги вывели, то почти гарантированно у Кипра теперь не получится собрать обещанный «Тройки» оброк! А если так, то о цифре в 20-40 % отчуждения с каждого банковского депозита можно забыть как о несбывшейся мечте! Теперь придется изымать существенно больше, вплоть до 100 %, то есть полной конфискации банковских счетов клиентов.

Ну, и как вам нравится такая перспектива? Особенно в контексте забот о социальной справедливости, которой прикрываются социалистические монстры Германии и Франции.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину