Чудо Карнеги продолжается: Follow-up-истории Патрика и Лео

Архивные материалы

28.09.2013 06:00

Сергей Голубицкий

79

22 августа я рассказал читателям «Битого Пикселя» о причудливом поступке нью-йоркского программиста Патрика Макконлога («От щемления сердца до кошмара ИТ-инженерного гуманизма»): по дороге на работу Патрик облюбовал себе чернокожего бомжа, в глазах которого не читалось отчаяние и не угасла жажда жизни, и решил провести эксперимент: предложил бомжу на выбор 100-долларовую купюру либо возможность обучиться джава-программированию.

Новость эта вирусом взбудоражила всю мировую ИТ-тусовку: о демарше Макконлога отписались все ключевые онлайн-издания и порталы. Мнения разделились: одна половина сурово осуждала программиста, возомнившего себя богом, другая — одобряла и поддерживала инициативу. На нашем форуме «Битый Пиксель» собрал 265 комментариев, последний из которых отражает и мою личную оценку ситуации («Согласен с этим парнем. Молодец. И бомж молодец»). 

На следующий день, как и можно было предположить, бомж Лео (получивший прозвище «бродячего хакера») отказался от ста долларов и выбрал обучение. Патрик Макконлог отдал Лео свой старый ноутбук Samsung, заказал на «Амазоне» три учебника по JavaScript’у (beginner — advanced — expert) и обещал каждый день на протяжении двух месяцев тратить по часу на обучение.

Меня в этой истории привлекла в первую очередь ее мифологическая архетипичность. Этакая реинкарнация практических усилий по построению Царствия Божьего на земле. Последний раз, помнится, в планетарных масштабах этим занимались большевики. С известными результатами. 

В случае с Патриком, однако, шансы на успех априорно выглядели привлекательно, поскольку «улучшение реальности» проводилось не на уровне социального слома общества в целом, а на уровне индивидуальной работы и индивидуального превращения. Это типичный ход протестантской мысли, и, помимо того что он преимущественно дает положительные результаты, его возможное негативное воздействие никогда не оказывается столь разрушительным и катастрофическим, как в случае с ветхозаветной концепцией «принуждения к добру» (марксизм — образец такого социального садизма в действии).

Особенно мне импонировало то, что эксперимент Патрика Макконлога практически на буквальном уровне воплощал принципы, изложенные в «Евангелии богатства» Эндрю Карнеги — человеком, который наряду с Чаком Фини занимает наивысшую ступень в моем личном пантеоне добродетельных личностей. 

Почему я решил сегодня вернуться снова к этой теме? По двум причинам. Во-первых, самое ненавистное для меня в публицистике — это общепринятая формула отражения действительности в стиле «поматросил и бросил». Я абсолютно убежден, что ценность любого материала — в его длительности, в его несиюминутности, в его внутренней несенсационности. Если актуальность описанного события исчезает ещё до того, как высыхают цифровые чернила на публикации, грош цена такому творчеству. Из сказанного следует, что follow-up — дальнейшее отслеживание судьбы затронутых сюжетов — должно стать обязательным атрибутом метода любого уважающего себя публициста.

Во-вторых, у истории Патрика Макконлога и Лео появилось продолжение: корреспондент Business Insider Каролайн Мосс не поленилась прокатиться в West Side, предусмотрительно захватив с собой съемочную группу, и удостовериться, что эксперимент программиста и бомжа месяц спустя ещё действует, а не испустил давно дух, как испускают дух 99% человеческих начинаний.

Представьте себе: ни Лео, ни Патрик не отступились от задуманного! Каждый день в восемь утра Патрик приходит на условленное место в парке и занимается с Лео, причем делает это с какой-то дьявольской ирландской настойчивостью и методичностью (господи, какой же это все-таки удивительный народ!): первые 10 минут они повторяют пройденные накануне материалы, потом проверяют качество усвоения, затем изучают новую тему. 


Когда Патрик уходит на работу, Лео четыре часа занимается самостоятельно, пишет собственный код, разбирает ошибки, штудирует учебники по джава-скрипту, подаренные Патриком. Связь с интернетом осуществляется через карманный 3G-маршрутизатор, также подаренный программистом. Подзарядку ноутбука Лео производит в офисе какой-то компании, расположенной в «крутом здании» по соседству. 

Ещё при первых встречах Лео рассказал Патрику о своих «коньках» — озабоченности загрязнением окружающей среды и проблемами экологии в целом. Патрик предложил не размениваться и сразу взяться за написание программы, которая могла бы найти применение именно в сфере интересов Лео. Они продумали концепцию, области потенциального применения (мышление «от спроса» — высший пилотаж программирования!), придумали функционал и принялись шаг за шагом создавать программу, прототип которой планируют завершить к концу эксперимента с обучением — через два месяца.

Самое интересное в видеорепортаже Каролайн Мосс — это рассуждения Лео о жизни и обоснование мотивов, заставивших его не раздумывая отказаться от денег и выбрать обучение. История бомжа классическая, причем не только по меркам Нью-Йорка: пару лет назад он лишился работы в страховой компании MetLife. Лео не рассказывает, кем он там работал, но, скорее всего, в какой-то неквалифицированной должности (рассыльный, фасовщик корреспонденции и т. п.). 

Следующий этап падения — выселение из квартиры, арендная плата за которую стала Лео не по карману. Причем дело не в утрате основного заработка (Лео подрабатывал в других местах после увольнения из MetLife), а в повышении аренды, которая случилась сразу после того, как на его улице построили и сдали в эксплуатацию несколько жилых зданий повышенного уровня комфортности: статус квартала повысился, а вместе с престижем выросла и стоимость жилья.

Кульминация видеорассказа Каролайн Мосс — каверзный вопрос о мотивах Патрика и отношении к ним Лео: «Не чувствует ли себя Лео пешкой в чужой игре? Не является ли он лишь ступенькой в восхождении Макконлога к своим 15 минутам славы?» Ответ Лео, на мой взгляд, просто гениален: «Меня всё это не интересует, с какой стати это должно меня интересовать? Я чему-то учусь, не так ли? Я знаю, что я изучаю что-то новое, и это единственное, что меня волнует. Патрик — мой чувак!»

P.S. Сегодня у Патрика и Лео важное мероприятие: нью-йоркский офис Google пригласил их к себе для проведения видеочата с участниками культового техноблога Mashable!


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину