Игорь Бощенко "Ручное управление, лимит исчерпан"

Архивные материалы

23.01.2008 14:31

Нейромир-ТВ

46

Военизированно-иерархическое устройство власти спасло РФ в начале 2000-х, но сегодня нуждается в радикальной трансформации Игорь Бощенко

РУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ЛИМИТ ИСЧЕРПАН

Военизированно-иерархическое устройство власти спасло РФ в начале 2000-х, но сегодня нуждается в радикальной трансформации

МЕСТО ПОД ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫМ СОЛНЦЕМ

Мы подходим к очередному выборному циклу, на этот раз – президентскому. Выборы главы государства – очень ответственное мероприятие, особенно в президентской республике, каковой сейчас является РФ. Нужно проанализировать достижения и оценить недоработки 2000–2008 гг., наметить пути развития страны.

Один из важнейших вопросов на сегодня – система управления государством. Дело в том, что бюрократическая централизация, спасшая РФ от краха и распада в начале нового века, сегодня грозит стать серьезным препятствием для развития страны. Она делает все больше и больше ошибок.

Приведем лишь один пример того, как нынешняя система власти принимает совершенно взаимоисключающие решения.

Наверное, все кто следит за СМИ и за высказываниями Владимира Путина, Дмитрия Медведева и Сергея Иванова, обратили внимание на то, что и президент, и вице-премьеры говорят о необходимости наукоемкого инновационного развития РФ. Они прямо и настойчиво требуют обеспечить переход от энергосырьевой экономики к экономике инноваций и технологий.

Эта позиция заслуживает всесторонней поддержки. Но, в то же время, мы наблюдаем совершенно противоположные действия отдельных чиновников и должностных лиц. Что это: осмысленный саботаж? Злая воля? Некомпетентность? Попробуем разобраться в том, почему, казалось бы, правильные распоряжения не приближают нас к желанной цели: созданию инновационной страны.

Ни для кого не секрет, что Россия стремится ко вступлению в ВТО. При этом считается, что членство в этой организации принесет экономическое процветание. Это правда, но не вся. Вступление в ВТО действительно выгодно экономике. Но не всей, а прежде всего энергосырьевой ее части. Для инновационно-технологического сектора все обстоит «с точностью до наоборот». Членство РФ в ВТО похоронит всякие надежды на ее инновационный путь развития. Обоснуем это утверждение.

В современном мире существуют устоявшиеся центры инновационных технологий и высокотехнологичной промышленности, в которые привлечены колоссальные ресурсы: финансовые, человеческие, организационные и другие. Соответственно, их продукция дешева, качественна, современна. И они совершенно не заинтересованы в появлении на рынке нового игрока – РФ. Заявления России о ее намерении поучаствовать в разделе мирового высокотехнологичного рынка не вызывают у ныне действующих на нем игроков особого оптимизма.

Дело в том, что этот рынок... давно уже не растет. Его нельзя считать местом, где всем места хватит. В лучшем случае – это стагнирующий рынок. В этом легко убедиться, оглянувшись назад, в историю развития технологий в последние 25-30 лет. Да, взяты невероятные высоты в микроэлектронике, улучшения достигли такого количественного значения, что это позволило создать качественно новые приборы и товары. Но принципиально микропроцессор «Intel 4040» образца 1975 года выпуска мало отличается от самого последнего «Intel Core 2 Duo». Это все та же фон-неймановская машина 1945 года, принципы которой были сформулированы в первой половине прошлого века. То же самое творится и в авиации: достижения колоссальны, но чем принципиально различаются самолет середины прошлого века и современный авиалайнер? Да, частных улучшений – огромное количество, это количественно другой летательный аппарат, летает дальше, быстрей, экономичней, но принципиально он – тот же самый самолет. Поставьте рядом ныне летающие пассажирские «боинги» и американскую «Дакоту» 1945 года (как вариант – советский Ли-2 или немецкий «Кондор»). Видите? Те же принципы построения машин. Это не «летающая тарелка», это даже не тандем с несущим фюзеляжем, не схема «летающее крыло».

Примеры можно множить и множить. Да, встречаются отдельные исключения, но они в корне не меняют общую, довольно безрадостную, картину научно-технического застоя в мире. Сложно представить в этих условиях, что игроки сегодняшнего мирового рынка высоких технологий обрадуются появлению нового игрока (РФ), который как минимум займется «улучшизмами», а как максимум – предложит принципиально новые решения.

Все это говорит о том, что на «мировой шахматной доске» никто не хочет видеть Россию в числе научно-технологических центров планетарного значения. Причем не в силу какой-то особой зловредности, какого-то «мирового заговора», а из-за элементарной конкуренции. Как говорится, ничего личного: просто американцам, европейцам, японцам, китайцам и корейцам нужно защищать свой бизнес.

А вступая в ВТО, мы открываемся полностью для существующих на рынке игроков с развитыми технологиями. Членством в ВТО мы окончательно и бесповоротно добиваем остатки своей промышленности и технологий. Ну не сможет наш Зеленоград конкурировать с зарубежными микроэлектронными гигантами: ни по стоимости, ни по характеристикам, тем более по их совокупности!

Вернемся к тому, с чего начали. Итак, мы видим, что президент и правительство, с одной стороны, дают совершенно ясные и правильные сигналы. Вперед, в инновационное завтра! Но в то же самое время к ним приходят некоторые чиновники и «продавливают» прямо противоположные решения. Нет, решения, конечно, выгодные – но исключительно для отдельных секторов экономики, прежде всего – энергосырьевых. Обоснования приводятся самые что ни на есть благие, но не учитывающие общей картины развития экономики, страны, геополитических реалий.

Это ли не пример «разорванности сознания»? Не образец ли вопиющей непоследовательности? Как известно из истории, принятие властью взаимоисключающих решений чревато катастрофой национального масштаба.

МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Чтобы разгадать загадку подобной «шизофрении», надо понять, как работает современная бюрократическая машина. В силу ряда причин, о которых сейчас не будем говорить (примем их как данность), административная машина РФ представляет собой вертикальную иерархическую пирамиду управления, близкую по ряду признаков к военным управленческим иерархиям. Вышестоящие руководители назначают нижестоящих по некоему критерию, не всегда связанному с профессиональной подготовкой нижестоящих. В этом случае начальники в РФ получают «слой некомпетентности». То есть, люди могут быть совершенно замечательными менеджерами, но при этом не владеть в достаточной мере картиной мира и положением дел во вверенной им отрасли. В этом случае поступающие с более нижних уровней иерархии «сигналы» от узких профессионалов в лучшем случае просто транслируются наверх без взаимоувязки с другими уровнями в параллельных структурах, либо игнорируются или трансформируются в соответствии с картиной мира конкретного руководителя. В этой системе влияние на управление страной со стороны внешних и субъективных факторов колоссально. Это создает почву для разного рода злоупотреблений. При этом поступающая «наверх» информация как минимум узкоспециальна и не увязана с другими потоками. Или же она серьезно искажена. Все это справедливо для случая «нам нужны не умные, нам нужны верные».

Но есть и другая крайность. Если критерием отбора руководителя среднего звена станет узкий профессионализм, то в этом случае вышестоящий руководитель будет получать огромное количество узкоспециализированной и слабосвязанной между собой информации. В этом случае управленческие ошибки уже с его стороны станут просто неизбежными. Один человек-начальник просто не в состоянии удерживать в голове огромный объем данных и безошибочно управлять очень узкоспециальными и несвязными потоками информации. Ему необходима некая упрощенная, но в то же время единая картина мира, учитывающая в комплексе все узкоспециальные потоки.

Обе крайности плохи. Как же пройти между двумя этими «управленческими Сциллой и Харибдой»?

ИСКУШЕНИЕ ЦЕНТРАЛИЗАЦИЕЙ

Попытки создать вертикальную систему, которая бы могла без проблем не ударяться в одну из указанных крайностей, предпринимались в истории неоднократно – и столько же раз они терпели крах. Причина заключается в том, что вертикальные, военного типа, жестко централизованные иерархии, несмотря на многие преимущества, имеют и ряд серьезных недостатков.

Приведем тут метафору, использованную Виктором Черкесовым в его статье «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев». Он совершенно справедливо заметил, что страна летела в пропасть и в последний момент зацепилась за край пропасти на «чекистском крюке». Да, многое из высказанного в этой статье справедливо, но я хочу обратить внимание на то, что чекистская структура – это сугубо военизированная иерархия со всеми ее плюсами и минусами. Разумеется, когда падаешь, то не до церемоний. Действовать надо быстро. И это – безусловно сильная сторона этой системы. Вне всякого сомнения, жесткая централизация управления несколько лет назад спасла РФ. Вспомните: после дефолта 1998 года экономика лежала на боку, бюджет страны едва дотягивал до 20 млрд долларов, ее душили тяжелейшие внешние долги (семь с половиной годовых бюджетов!), потоки нефтедолларов плыли мимо казны, а на юге Федерации вспыхнула новая война. В этих условиях у нас был единственный выход: быстрая и жесткая централизация власти.

Но вот мы остановили падение и стабилизировались. Что теперь? Теперь задачи РФ изменились: от стабилизации надо перейти к развитию. И вот тут чрезмерная централизация превращается из спасения страны в ее губителя. Военные иерархии хороши для чрезвычайных ситуаций, но в условиях стабилизации они малоэффективны. Мало того, они становятся тормозом развития. Останавливать падение в пропасть и выбираться из нее – разные занятия. Здесь мы сталкиваемся с парадоксом: охранительные, жестко-иерархические структуры, остановив падение, с трудом могут осуществить поступательное движение. Просто они так устроены, запрограммированы на то, чтобы всеми силами сохранять статус-кво. Являясь, несомненно, крайне важным элементом государственной машины, они, тем не менее, не служат инструментом развития.

Возьмем такой неоднозначный момент, как создание монопольных государственных корпораций в различных отраслях – атомной, авиапромышленной, судостроительной и т.д. Пойдет ли это на благо нашему национальному развитию?

Развитие осуществляет множество бизнес-структур. Попытки выстроить крупные бизнес-структуры по лекалам военной иерархии обречены на провал. Проблема тут не в конкретных людях, а в недостатках самой пирамидально-иерархической, военизированной системы управления. Рассчитанная на действия в экстремальных условиях и достижение цели любыми средствами «здесь и сейчас», она не в состоянии организовать долговременные структуры. «Централизаторам» гораздо проще инкорпорировать в себя все доступные существующие ресурсы, лишив их самостоятельных проектов развития, но решить сегодняшнюю задачу.

«БИЗНЕС-КУСТАРНИК» ИЛИ «ДЕРЕВЬЯ ГОСКОРПОРАЦИЙ»?

В результате и появляются хлестаковы наших дней, всякого рода Шварцманы. Но беда заключается в том, что то, о чем они говорят, не так уж и далеко от истины и нынешних реалий. И это угнетающе действует на мелкий и средний бизнес! В тени крон больших деревьев трава растет плохо, в то же время, большие «деревья госкорпораций» плодоносят нечасто. Гораздо продуктивней развитие густого «бизнес-кустарника», который плодоносит каждый год. Нет, это не отрицает необходимость существования крупных госкорпораций и концернов: ведь построить лодку из кустарника невозможно, и организация пилотируемого полета к Марсу, реализация суперпроектов – это исключительная «зона ответственности» крупных корпораций. Но вот многие технологические частности – это сфера мелкого и среднего бизнеса. Даже в области обороны и вооружений.

Так, вокруг «Боинга» существует несколько тысяч мелких и средних частных компаний, и он даже не пытается инкорпорировать их в себя, не пробует их поглотить. Как разительно его поведение отличается от намерений главы одной из наших «суперкорпораций», который публично заявил о намерениях скупки как государственных, так и частных технологических компаний. То есть, срабатывает старый военно-иерархический стереотип поведения: добиться результата здесь и сейчас. Любой ценой, но выполнить приказ. Решить поставленную задачу, несмотря ни на что.

Проблема, однако, заключается в том, что такой подход напрочь отбивает желание заниматься высокими технологиями у многих других участников рынка. Они лишаются своего будущего. Вместо того чтобы наладить симбиотические отношения и получать от «бизнес-подшерстка» готовые технологии, его в данном случае хотят съесть. И, таким образом, благие пожелания главы государства при их реализации превращаются в свою полную противоположность!

В свою очередь, президент и не в состоянии охватить в своих указаниях все детали и нюансы всех отраслей и сторон жизни государства. Одному человеку это просто не по силам – просто по объективным причинам.

Таким образом, в РФ начинается кризис слишком централизованной и монополизированной структуры управления. Необходимо срочно искать выход, обеспечивающий гармонию между иерархическими и децентрализованными принципами управления. Нужно избежать превращения стабилизации в застой, который затем неминуемо кончится обвалом.

С чего же можно начать?

КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ: НОВЫЙ ГОСПЛАН


И тут мы выходим на то, что необходим государственный орган («коллективный разум»), который, с одной стороны, воспринимал бы общие указания главы государства, а с другой – выдавал точные и взаимоувязанные между собой инструкции для множества исполнительных структур. Этот орган должен иметь единую и не фрагментарную картину мира и государства, его органов и структур, возможностей и резервов.

Простая сумма отраслевых министров (правительство) таковым органом-мозгом не является. Созданное при правительстве Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) также не соответствует этой роли, ибо оно охватывает только ту часть, что касается хозяйственной деятельности правительства. МЭРТ не учитывает политические, социальные, культурные цели, не сильно в философии развития человеческого социума.

Самое удивительное, что такой орган у нас был и назывался он «Госплан СССР». В угаре либеральных реформ вместе с грязной водой выплеснули и ребенка. Ортодоксальные реформаторы утверждали, что планирование не нужно, что рынок сам все урегулирует. Это так, но только отчасти. Целенаправленное и поступательное развитие возможно только в том случае, если есть некие взаимоувязанные ориентиры. Без них нерегулируемый бизнес-процесс превращает государство в бесконечное поле боя различных частных интересов, где критерием являются не интересы государства, а прибыль для отдельных частных лиц и групп. Несостоятельность тезиса о ненужности структур, подобных Госплану, (который неоднократно высказывают радикальные либералы) разбивается о суровую реальность. Почти все страны, которые принято называть демократическими, развитыми и либеральными, такие органы имеют. А некоторые страны (например, США) имеют еще и отраслевые органы планирования и перспективных научных исследований. Такую задачу, например, выполняют корпорация RAND и агентство Минобороны ДАРПА. Во всех развитых странах существуют структуры, подобные мозжечку нашего головного мозга: они увязывают сигналы от разных полушарий и во многом влияют на поведение всего организма в целом.

А у нас каждое ведомство действует само по себе и выполняет указания главы государства, исходя из своего понимания государственных задач, исходя из узковедомственных интересов, ничуть не заботясь об интересах целого. Вот и получается разорванное государственное сознание. «Хотели как лучше, а получилось – как всегда».

КАНДИДАТУРА МЕДВЕДЕВА НЕ СЛУЧАЙНА

В связи с этим со всей очевидностью перед страной и новым президентом стоит острая необходимость скорейшей административной реформы. После осуществления стабилизации создать динамичные структуры развития. Прежде всего – в вопросах выработки целей, в вопросах детализации этих целей для конкретных исполнительных органов. Сейчас многие крупные структуры имеют свои плановые подразделения, которые планируют только в рамках своих организационных структур. Взаимодействие здесь существует только на уровне смежников и полностью отсутствует на межотраслевом и государственном уровнях. Все это приводит к огромному числу чиновников в каждой из структур, но не реализует государственную задачу. Ведь исполнительные структуры должны исполнять, а вот взаимоувязанные и продуманные государственные планы – это исключительная прерогатива нового Госплана.

Кто-то может возразить: «Да, был Госплан в СССР, и где сейчас Советский Союз?»

Возражение вполне резонное. Но в СССР народ не мог сам в полной мере участвовать в законотворчестве, даже при всей системе Советов. Законодательные инициативы исходили не от них, а из ЦК КПСС. Верховный Совет был не органом для дискуссии, а институтом утверждения решений, принятых узким кругом чиновников и партфункционеров. И это было одной из «ахиллесовых пят» великой страны.

Стоящая сейчас перед новым президентом и всем народом задача состоит в том, чтобы, не повторив допущенные в прошлом ошибки, продвинуться вперед. Необходимо учесть полученный горький урок истории и, взяв из прошлого все лучшее, двинуться вперед, обеспечив развитие России.

Осмысленным и глубоко продуманным выглядит предложение Владимира Путина обществу: рассмотреть Дмитрия Медведева как кандидата на должность президента. Имея в своем багаже «бэкграунд» юриста и «законника», он, как никто другой, подходит к отведенной ему в истории роли. Роли человека, который обеспечит развитие после стабилизации. Именно «законник» является тем человеком, который должен будет создать условия для бизнеса и страны в переходе от «висения на крюке» к «выкарабкиванию из пропасти».

Так какова же роль президента в управлении нашим (пока гипотетическим) Госпланом РФ? На мой взгляд, она сосредоточена в общем целеполагании, определении генеральных целей и задач. На основании таковых и руководствуясь законами (в разработке которых принимает участие широкий круг граждан), Госплан вырабатывает детальные и взаимоувязанные инструкции для исполнительных структур правительства, для государственных организаций и ведомств. Госплан не должен «рулить» частными компаниями – за исключением случаев, когда доля государства в них равна или превышает 51%. Но, скоординировано управляя крупными госмонополиями, Госплан сможет через эту «каркасную конструкцию» управлять всей экономикой страны.

Особую роль в такой конструкции играет создание разветвленной системы формирования законодательной инициативы граждан. Еще только предстоит выработать и опробовать механизмы народного законотворчества. Есть множество вариантов, один я могу предложить в виде надстройки к системе местного самоуправления описанной в книге (М. Калашников, И. Бощенко. Будущее Человечество. М.: АСТ; Астрель; Хранитель, 2007. с. 209). Участие президента (по образованию – юриста) в разработке системы вовлечения граждан в управление страной – серьезная заявка на успех.

Кроме того, хочу обратить внимание на особое значение законодательных и судебных органов в новой системе управления. Очень важно то, как формируются эти органы, как и кем контролируется их работа. Здесь, на наш взгляд, колоссальную роль нужно отвести органам народного контроля. Хочу обратить внимание на одну показательную деталь: первое, что сделали в либеральном угаре начала 90-х годов депутаты Верховного Совета РСФСР, – это упразднили органы народного контроля. Что, в общем, и понятно: нарушать закон, заниматься хищениями и грабежом гораздо удобней именно без таких структур. Слом системы органов народного контроля – это «подача», инспирированная нашими геостратегическими противниками. Она толкнула нашу страну к пропасти. О, они понимали, что делали!

Но коль мы решили выбираться из пропасти, то надо исправлять и ошибки, столкнувшие нас в эту пропасть.

РФ сейчас находится на очень ответственном этапе своей истории. От того, какой выбор мы сделаем, во многом зависит ее долгосрочное будущее. Все это усугубляется перспективами мирового финансового кризиса, надвигающегося с неотвратимостью цунами. Первые его признаки многие почувствовали еще летом 2007 года, когда резко вздорожало продовольствие. Висеть во время землетрясения и цунами над пропастью – право не самый хороший выбор. Лучше крепко стоять на ногах, на твердой почве отечественной промышленности и своего бизнеса, быть защищенным современной армией и при этом иметь сельское хозяйство, способное на 100% обеспечить продовольственную безопасность РФ.

Новый президент приходит к власти в предгрозовое время, и от того, как он быстро и эффективно ответит на брошенные ему вызовы, во многом зависит будущее России. Ошибки тут без преувеличения смерти подобны. Очевидно, что ему придется незамедлительно браться за формирование «штормовой команды», сообщества тех, кто сможет взять на себя ответственность и решить сложные нетривиальные задачи.

См. также статью И. Бощенко, опубликованную в проекте «Побеждай!»

Досье RPMonitor:

*Даже в период жесткой сталинской диктатуры (при крайнем дефиците сил и средств в молодом СССР) государство не пошло на создание «объединенных монополий» в авиапроме, судостроении, танкостроении и т.д. Государство поступало иначе: за авиацию, например, целиком отвечал наркомат (министерство) авиапромышленности, но под ним находился ряд конкурирующих или дополняющих друг друга научно-промышленных корпораций, выстроенных вокруг творческих коллективов Туполева, Ильюшина, Яковлева, Поликарпова, Микояна и Гуревича, Лавочкина, Сухого. Кроме них, в сталинское время существовали относительно небольшие конструкторские бюро, разрабатывавшие свои проекты перспективных летательных аппаратов: КБ Черановского, Мясищева, Щеглова, Шаврина, Бериева, Бартини и др. Достаточно вспомнить, что первый самолет с ракетным двигателем в СССР (БИ-1, 1942 г.) разработали Березняк и Исаев, а не «гранды»-авиаконструкторы. Именно малые КБ двигали перспективные (венчурные) направления: создание самолетов-бесхвосток, самолетов со стреловидными крыльями, автожиров, гидропланов и первых вертолетов.*

*Оно и понятно: монополизация разработки и производства, например, истребителя одной фирмой грозит подавлением развития многообещающих направлений и научно-технических решений в других фирмах (в силу ряда объективных и субъективных причин). Наоборот, когда несколько корпораций конкурируют за оптимальное решение поставленной министерством задачи (создайте перспективный истребитель!), появляется возможность выбрать наилучший вариант из нескольких предложенных. А когда, помимо «китов», есть и небольшие компании, они могут разработать оригинальные, прорывные технологии, которые затем будут использовать корпорации-гиганты.

*

*В РФ наших дней, увы, создаются не министерства по направлениям, а именно монопольные корпорации, совмещающие в себе функции и министерства (управления), и корпорации (разработка и производство). Такой монополизм чреват уничтожением и подавлением многих перспективных разработок в фирмах, поглощенных объединенными госкорпорациями. Подавляется инициатива небольших творческих команд, способных, например, за полтора миллиона долларов создать нашпигованный инновациями беспилотный аппарат, тогда как корпорация-гигант за выполнение такой же работы выбивает из бюджета не менее 40-50 миллионов.*

ОТ РЕДАКЦИИ RPMONITOR.RU :

Максим Калашников

РОССИЯ ДОЛЖНА УЧИТЬСЯ НА ОШИБКАХ БЕЛОРУССИИ

Затронутые в статье Игоря Бощенко вопросы – крайне важны для нас. Особенно в свете явного кризиса в Белоруссии. Тамошнее руководство, в свое время умело применив военно-иерархические меры для спасения республики от краха после гибели СССР, не смогло вовремя трансформировать систему управления и обеспечить качественный рывок РБ в развитии.

Действительно, президент Александр Лукашенко в свое время совершил чудо: в республике, лишенной подпитки в виде собственных нефти и газа, при отсутствии «валютоносных» природных ископаемых смог сохранить промышленность и науку. У него сохранилась боеспособная армия. Для населения обеспечивались немалые социальные льготы. Пользуясь поставками энергоносителей из РФ по ценам ниже мировых, Лукашенко добился впечатляющего подъема в индустрии, развернул совместные с РФ высокотехнологичные и космические программы. Сельское хозяйство Белой Руси пошло в гору, полностью обеспечив продовольственную безопасность республики. В 2003–2004 годах наблюдатели отмечали: хотя в РФ и РБ цены на энергоносители и энергию ниже мировых, белорусы, в отличие от России, обеспечивают более высокие темпы промышленного роста. Они сохранили те отрасли, что умерли или оказались в полуживом положении в РФ, – электронику, производство телевизоров и бытовой техники. Себестоимость строительства жилья в РБ – в полтора раза ниже, чем в РФ, в Белоруссии открываются новые цементные заводы, а профессор БГУ получает зарплату почти втрое большую, чем его коллега в МГУ. В РФ деревни вымирают – а в РБ строятся новые агрогородки.

Именно в 2003–2004 годах Белоруссии следовало начать качественный прорыв: создать «инновационный рай», вторую Ирландию, превратив республику в площадку для пионерных технологий и футуристических производств. Нужно было применить энергосберегающие технологии, резко снизив зависимость РБ от поставок газа из РФ. Задействовать технологии выработки газа из местного торфа. Дать «зеленую улицу» развитию малого и среднего предпринимательства. С умом вложить средства государства в создание именно центров инноваций. Привлечь в свою экономику инноваторов, подавляемых в РФ и на Украине, заимев прорывные технологии в строительстве, ЖКХ, водоочистке. Заказать атомщикам РФ ядерную электростанцию и гамму малых ядерно-силовых и отопительных установок.

Но этого сделано не было. Все попытки отдельных энтузиастов из РФ предложить Минску набор прорывных технологий и выгодных проектов (смотрите, у вас же сохранилась отличная промышленность!) разбились о колоссальную инертность белорусских чиновников. Они, как оказалось, боятся всего, боятся брать на себя ответственность и инициативу. Зачем идти к президенту Лукашенко с какими-то предложениями, если можно благополучно жить, слепо выполняя его распоряжения?

Сказался кризис сверхжесткой, суперцентрализованной системы управления, завязанной исключительно на президента Лукашенко. С ее помощью ему удалось спасти республику от краха после развала СССР, сохранить унаследованный от советской эпохи научно-индустриальный потенциал. Но как только на повестку дня стала проблема дальнейшего развития – иерархически-пирамидальная система управления превратилась в тормоз и источник бед. Нужно было трансформировать эту систему, но в Минске этого не захотели понимать.

Поэтому с начала 2000-х годов власть Лукашенко делает ошибку за ошибкой. Налогами давят частную инициативу, причем и в научно-технической сфере. Вместо того чтобы вкладывать средства в энергосбережение, газозамещение и новую энергетику, деньги выбрасываются на строительство огромной (и совершенно ненужной при современных технологиях) телебашни в Минске, на многочисленные дворцы ледовых видов спорта по всей республике. Вместо того чтобы искать и применять технологии новой эры, руководство РБ продолжает эксплуатировать старый задел. Итог: при ожидаемом повышении цен на поставляемый из РФ природный газ экономика Белоруссии идет наперекосяк, образуется бюджетный и торговый дефицит, китайские товары начинают вытеснять с внутреннего рынка товары местного выпуска. Лукашенко приходится полностью отменять социальные льготы, вызывая тем самым всеобщее недовольство. Триумф жестко централизованной системы госуправления Белоруссией переходит в ее трагедию.

Безусловно, мы должны помочь Белой Руси. Но печальный опыт ее власти – предостережение для РФ. Ведь сегодня централизация управления в ней явно перешла все разумные пределы. Россия рискует наступить на те же грабли, что и Белоруссия. Задачи инновационного развития РФ несовместимы с бюрократической инертностью, произволом, коррупцией и подавлением частной инициативы, со снижением интеллекта власти и управленческими ошибками.

Никто не хочет возвращения к хаосу 90-х годов, к балаганной и компрадорской «демократии», к власти воров и мародеров. Нет, на повестке дня стоит разработка новой, инновационной системы управления государством! Справимся с оной задачей – победим. Не справимся – увидим системный кризис РФ во всей «красе».

Как там говорил Черчилль? «Только дураки учатся на своих ошибках...»


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину