Китай в XXI веке

Архивные материалы

25.03.2005 07:17

Михаил Сухарев [suharev1]

102

Статья была написана для газеты, отсюда некоторая "облегченность" - нет ссылок на источники, слишком кратко, скомканно. Однако лучше это, чем ничего.

4

Китай в XXI веке

Михаил Сухарев

Институт экономики КарНЦ РАН

Старшее поколение помнит то несколько насмешливое отношение к Китаю, которое бытовало у нас в СССР в 60-70-е годы прошедшего века. Хунвейбины, дацзыбао, миллион домашних печей по выплавке чугуна, всенародная ловля воробьев, якобы поедающих народный хлеб на полях...

Сейчас вряд ли кого тянет смеяться над Китаем. Цифры убеждают. Убеждают надписи "Made in China", которые мы видим на все большем количестве товаров - начиная от кроссовок и кончая столь сложными изделиями, как компьютеры и телевизоры - и ведь эти товары продаются по всему миру.

С 1978 года, когда Дэн Сяопин направил страну по пути экономических реформ, внутренний валовой продукт Китая рос в среднем на 9,5 % в год, в три раза быстрее показателей США. В результате теперь экономика Китая стоит на втором месте в мире (если считать по ППС [1]). При сохранении таких темпов развития, Китай уже к 2020 году может обогнать США по своему валовому продукту.

Картина этого стремительного подъема на фоне наших неудач заставляет задаться вопросом: за счет чего Китаю удалось достичь таких успехов? За счет руководства Коммунистической партии, а наши неудачи обусловлены низвержением КПСС - считают некоторые - но реальность состоит в том, что КПК ведет политику, диаметрально противоположную политике КПСС и коммунистической идеологии вообще.

Дело в том, что быстрое развитие Китая началось в результате открытия экономики для капиталистических стран и фактической отмены монополии внешней торговли - важнейшего принципа социалистической экономики, который установил сам Ленин и который оставался неприкосновенным при всех последующих лидерах СССР.

Предположим, что Китай предоставил бы определенную свободу своим предприятиям, не позволяя иностранцам создавать свои и совместные предприятия. Прошли бы десятилетия, пока китайские фирмы обзавелись бы нужными технологиями, сумели организовать производственный процесс в соответствии с современными нормами, нашли выход на мировые рынки. Когда пришли фирмы капиталистических государств, они принесли с собой технологии и оборудование, прислали менеджеров, обеспечили контроль качества, вывели производимую продукцию на свои рынки, свои сбытовые сети, на потребителей богатых стран, которые десятилетиями приучались к определенным брендам. Почему этого не произошло в России? Прежде всего, в силу высоких рисков для капитала в нашей стране, нестабильности законодательства, национальных особенностей судебного производства и налоговой системы, коррупции, непредсказуемости политических процессов.

Принципиальную роль играет то, что Россия и ее народ уже прошли индустриализацию, а Китай еще нет. Наши трудящиеся привыкли к восьмичасовому рабочему дню, к социальным гарантиям, привыкли рассчитывать на отпуск, на пенсию. Вот выдержка из рассказа одного русского предпринимателя, которому реально пришлось поработать в Китае: "

Китайский рабочий легко покидает дом предков и едет туда, где есть работа и платят зарплату. Живет в общежитии и с родственниками видится дважды в году - на новый год по лунному календарю и на годовщину образования КНР, когда по всей стране объявляют недельные каникулы. Китайский предприниматель платит государству налог на зарплату - 10% от ее номинала, наш - в три с половиной раза больше. В Китае рабочий день длится 10-12 часов и выходных - два воскресенья в месяц. Такова китайская трудовая практика, сложившаяся веками, независимо от того, кто в Китае правил - императоры, буржуазия или коммунисты". Из этого отрывка видны преимущества для эксплуатации китайского рабочего, в отличие от российского, в глазах мирового капитала. Наш работник гораздо больше уважает себя, и наше государство требует от бизнеса гораздо больших социальных расходов. Еще больших расходов требует рабочая сила западных государств, но там она обеспечивается местом этих стран в мировом разделении труда, которое те заняли века назад.

Интересно отметить, что, во-первых, деятельность иностранных фирм регулировалась особым законодательством, другим, чем китайских. Это небольшой по объему и слабо проработанный свод законов, гораздо важнее самих законов оказалась практика их применения, которая в Китае (в отличие от России) не исходила из стремления всегда нанести фирмам максимальный ущерб. Во-вторых, раньше всего начали развиваться совместные предприятия, доля иностранцев в которых не могла превышать 50% минус одна акция, но иностранный капитал пошел в страну и на этих условиях.

Итак, перейдем к цифрам (данные 2003 года, для сравнения в скобках дана информация по России; большая часть данных взята из Всемирной книги фактов ЦРУ, см. www.cia.gov) Население КНР около 1 300 млн. человек (в России 144 млн.) Средний возраст - 32 года (38). Количество рождений 13 на 1000 населения в год, смертей - 6,9. (в России - 9,6 рождений и 15 смертей). То есть, население Китая продолжает расти, в то время, как население России сокращается.

Валовой внутренний продукт, рассчитанный по ППС - $6.449 триллиона ($1.282), впятеро больше российского, годовой доход (ППС) на душу населения - $5000 ($8,900). Таким образом, "средний россиянин" пока еще почти вдвое богаче "среднего китайца", но при этом средний житель наиболее развитых прибрежных провинций Китая уже сейчас богаче нас, а таких жителей более 300 млн. человек.

Государственный бюджет КНР - $265.8 млрд. ($83.99 млрд.) Трудоспособное население - 771 млн. чел. (71,7 млн.), причем около 50% заняты в сельском хозяйстве (у нас - 12%). Эти 50% сельских жителей (в начале реформ на селе жили 80% китайцев - 300 млн. сменили соху на станок за эти годы) составляют огромный резервуар рабочей силы, потенциал роста, который СССР использовал и исчерпал в XX веке. В переселении людей их села в город и кроется разгадка быстрого роста экономики в период индустриализации. К примеру, крестьянин, вооруженный лошадью, выращивает две-три тонны риса в год. При мировой цене на рис 190$ за тонну, он создает за год прибавочную стоимость в 400-600 долларов. Тот же крестьянин (или его дочь), переехавший в город и обученный собирать сотовые телефоны, создает добавочную стоимость на 600$ каждый месяц (получая $200; его вклад в общую стоимость телефона всего несколько процентов). То есть, его вклад в ВВП страны увеличивается на порядок. Отсюда же мы можем сделать вывод о перспективах дальнейшего роста Китая - при сокращении занятых в сельском хозяйстве до 20% еще целых 30% (400 млн.) составляют резерв экстенсивного роста экономики. Оставшиеся в селе 20%, используя технику, удобрения и новые сорта растений, вполне способны произвести тот же и даже больший продукт, что производили 80% в 1950 году.

Годовой объем экспорта КНР $436.1 млрд. ($134.4), причем больше всего Китай экспортирует в США - свыше 20%. Импорт $397.4 млрд. ($74.8 млрд.) Отметим, что экспорт превышает импорт только на 9,8%, в то время, как у России - на 80% (мы - единственная крупная страна в мире с таким дисбалансом экспорта и импорта).

Китай потребляет почти в два раза больше нефти, чем Россия, и в полтора раза больше электроэнергии. Инвестиции составляют 43,4% ВВП; это очень большая цифра; почти половина национального продукта вкладывается в развитие. В большинстве стран отношение инвестиций к ВВП не превышает 30%; у нас оно в 2003 году равнялась 18%, что считается недостаточным для развивающейся экономики. В 2003 году прямые зарубежные инвестиции в экономику Китая превысили зарубежные инвестиции в экономику США ($53 млрд. против $40).


Государство сохранило полный контроль над банковской системой, благодаря чему удалось не допустить гиперинфляции в результате экономических преобразований. Инфляция составляла в 2003 году 1,2% по сравнению с 12% у нас. Контроль государства над банками позволяет кредитовать важные инвестиционные проекты, которые вряд ли были бы проинвестированы частными банками.

Регионы Китая очень различаются между собой. Более чем 85 % от общего объема иностранных капиталовложений и внешней торговли приходится на 9 из 31 провинций Китая, расположенных на восточном побережье, в которых проживает около трети всех китайцев. При этом население 10 западных провинций является одним из беднейших в Азии. Это население также является резервом будущего развития, хотя эти провинции удалены от портов и их инфраструктура плохо развита. Тем не менее, исчерпав людские ресурсы прибрежных районов, бизнес неминуемо двинется дальше, поскольку уже освоены законы, культура, методы работы в стране, налажен морской и железнодорожный транспорт, многие компоненты производятся уже на месте.

В конце 2004 года золотовалютные резервы Китая составляли $470 млрд. долл. ($124 млрд.), годовой прирост составил 67 млрд. (прирост ЗВР России в 2004 году - 46 млрд. - очень много для экономики, которая в 5 раз меньше китайской). В настоящее время юань имеет фиксированный курс - 8,28 за доллар. Соединенные Штаты настаивают на переходе к плавающему рыночному курсу юаня, поскольку заниженный курс позволяет держать очень низкие цены на китайскую продукцию, экспортируемую в США и ведет к нечестной конкуренции. По всей видимости, в ближайшее время (возможно, уже в этом году) КНР перейдет к рыночному определению курса; юань тогда станет значительно дороже; китайские банки предлагают всем желающим заработать на этой ревальвации, размещая средства в юанях.

В Китае 70 тыс. км. железных дорог (87 тыс.), 1402 тыс. км. дорог без покрытия (314 тыс.) и 314 тыс. км. дорог с покрытием (358 тыс. - хотя бы по асфальтированным дорогам мы пока впереди Китая).

В КНР 263 млн. обычных телефонов (35 млн. - 2003 г.), 269 млн. мобильных (36 млн.) и 160 тыс. хостов Интернет (560 тыс. - и тут мы пока впереди) .

Армия КНР насчитывает около 2,5 млн. человек (у нас в два раза меньше), военные расходы (по оценке ЦРУ) $60 млрд. ($44 млрд.), но при этом пригодны к военной службе 208 млн. человек, а у нас всего около 30 млн.

Приведенных данных достаточно, чтобы понять, что Китай является сегодня игроком мирового масштаба, который играет самостоятельную роль в мировой и особенно региональной политике. Хотя Китай и зависит от США, как одного из основных покупателей своей продукции, но это влияние не одностороннее, и США в свою очередь в настоящее время уже сильно зависят от китайского импорта; работа очень многих фирм США зависит от деятельности их подразделений в Китае. Поэтому от политики противостояния, которая существовала между США и Китаем в послевоенные годы, происходит переход к политике переговоров и учета взаимных интересов, причем вес восточного партнера быстро возрастает, и в ближайшее время решающее слово в азиатской политике будет у КНР, а не у США.

Попытаемся оценить ближайшие перспективы Китая. По всей видимости, быстрый рост продлится еще не менее десяти лет, пока не будет исчерпан лимит экстенсивного развития. За это время общий объем экономики вплотную приблизится к объему экономики США. Вслед за этим возникнут проблемы перехода к интенсивному развитию, связанные прежде всего с необходимостью выйти из зависимости от импортных научно-технических разработок. Ведь сегодня Китай в основном производит то, что разработано в других странах - начиная от телевизоров и кончая кроссовками, чертежи и лекала для которых придуманы в США, Европе, Японии.

Но 70000 китайских студентов учатся сегодня в Японии и еще 65000 в США (12000 в России). С 1985 года свыше 400000 китайцев получили высшее образование за рубежом. Создается множество научно-технических центров и вполне вероятно, что Китаю удастся благополучно преодолеть этот барьер. Внутренняя политика также будет изменяться в направлении большей открытости и демократии, но постепенно.

В прошлом году руководство Китая приняло решение о приватизации большей части государственных предприятий - ведь до сих пор большая часть экономики находится в собственности государства. Например, известная в России фирма ВВK, производящая бытовую электронику, вовсе не частная, как думают многие, а государственная. Успешно развиваются предприятия, принадлежащие муниципальным органам небольших городов и сельских территорий. Оказывается, что экономическая успешность и динамика не обязательно связаны с частной собственностью, им нужны свобода принятия решений, рынок и правильная мотивация менеджеров.

Китай во все большей степени включается в международное разделение труда. Россия не остается в стороне. Уже довольно много российских предприятий, следуя примеру фирм других стран, переносят производство в Китай. Со своей стороны, китайские фирмы открывают отделения в России, например, производители электроники Huawei Technologies.

Большой проблемой для Китая будет обеспеченность сырьем. При населении около 20% мирового, он обладает только 5% ресурсов. К примеру, выход Китая на среднее для развитых стран потребление стали на душу населения потребует утроить мировое производство. Мировой объем продажи нефти составляет 1,6 млрд. тонн, так что при выходе Китая на средний уровень потребления 1 тонну в год, ему потребуется почти вся нефть мира (из этого видно, что падения цен на нефть ждать не приходится).

Решение проблемы снабжения сырьем потребует развития экономических отношений Китая с Россией, которая представляет собой естественного партнера, богатого ресурсами. Одним из первых шагов является строительство Россией нефтепровода на Дальнем Востоке, по которому нефть может поставляться в Китай и Японию. Потребуется огромное количество металлов, леса, угля, газа, электроэнергии.

По всей вероятности, сотрудничество между странами является более адекватной моделью будущего, чем прогнозы военного противостояния или оккупации Дальнего Востока Китаем, которые делают некоторые аналитики.

Естественно, при условии правильного понимания Россией своих интересов и сохранения способности защищать их.


[1] ППС - паритет покупательной способности. Если считать по официальному курсу в рублях или юанях, объемы ВВП окажутся намного меньше, но например хлеб или жилье (или, скажем, стрижка в парикмахерской) стоят в России и Китае (если не считать таких городов, как Москва или Пекин) гораздо дешевле, чем в США. То есть, на миллион долларов в Китае производят в два-три раза больше товаров, чем в США. Поэтому считают ВВП по стоимости определенного набора товаров в этой стране.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину