Новая организация работы с использованием партнерства

Архивные материалы

10.01.2005 06:45

Михаил Сухарев [suharev1]

113

Partnership for a new organization of work. Luxembourg: Office for Official Publications of European Communities, 1997. - 30 с

Исследование «Национальной ассамблеи за Уэллс». Обзор широкого спектра академической литературы из США, Европы, Великобритании и самого Уэллса.

Партнерство

Литературные источники едины в оценке роли многостороннего (multi-agency) партнерства, как главного механизма создания стратегий восстановления. Этот метод принимает очертания всемирно признанной практики. Тем не менее, литература отмечает ряд сложностей, встречающихся на пути формирования и поддержания партнерств. Препятствия на пути к эффективному партнерству включают:

  • Выявление и поддержку членов сообщества
  • Поддержание баланса интересов внутри партнерства
  • Проблемы представительства организаций и сообществ

Модели партнерства

Финансирование партнерства
Во многом решению проблем помогает модель партнерства, под названием «три трети» (three thirds), когда в партнерстве взаимодействуют, как равноправные партнеры официальный сектор, сектор волонтеров и общественный сектор.

Ключевые принципы:

  • Первичные партнерства в коммунах (communities) должны отражать местные условия и существующие возможности партнеров к участию
  • Принцип «трех третей» должен учитываться при формировании представительства, но не должен быть догмой.
  • Роли и ответственность партнеров должны быть ясно определены и систематизированы, как первая задача вновь сформированного партнерства
  • Партнерство должно иметь ясную юридическую структуру, которая четко устанавливает его права, ответственность и принципы отчетности
  • Опыт, полученный на уровне местных партнерств, должен собираться и обрабатываться в центре, от всех агентств и организаций, относящихся к территории
  • Партнерство должно быть настроено на развитие и прогресс, и избегать деятельности, проводимой для видимости
  • Партнерства должны поддерживаться стимулами и санкциями для поощрения и продвижения разделения власти и участия сообщества в принятии решений и распределении ресурсов
  • Местные партнерства должны взаимодействовать с конституционным демократическим процессом и развивать дополнительные, основанные на сообществе, механизмы для сохранения образов открытого рыночного общества
  • Мониторинг и оценка достижения этих целей должны быть частыми и основанными на сообществе. (community based)
  • Рост возможностей всех партнеров в процессе восстановления является существенным предварительным условием развития сообщества.
  • Члены сообщества должны иметь неформальную обучающую структуру с «мягким входом» (soft-entry), которая является ступенькой для более формального процесса. Эта структура должна быть развита на национальном базисе, но с механизмами «доставки» на локальный уровень
  • Эффективное планирование роста производительности/возможностей (capacity) должно быть условием распределения ресурсов.

Возникает вопрос, до какой степени не имеющие достаточной профессиональной подготовки члены локального сообщества способны решать сложные проблемы планирования территориальной реконструкции. Практика показывает, что они вполне способны к этому при условии поддержки профессионалами.

Еще ключевые принципы:

  • Забота и внимание должны уделяться предоставлению равных и адекватных возможностей всем секциям партнерств во всех территориальных партнерствах
  • Механизмы представления сообщества не должны предоставлять исключительные преимущества каким-то группам или же исключать их из процесса

Оценка результатов регенерации сообщества крайне сложный вопрос. Результаты могут проявляться через значительный период времени, не все результаты видны с помощью общепринятой статистики. Необходимо соблюдать баланс качественных и количественных методов при оценке эффективности партнерства.

Еще пачка ключевых принципов:

  • Методы мониторинга и оценки эффективности должны быть партисипативными и прямо вовлекать сообщество в измерение и определение уровня перемен
  • Мониторинг и оценка должны быть направлены на соблюдение баланса между количественными индикаторами, обычно требующимися для общественной отчетности и качественными индикаторами, которые имеют значение для самого сообщества и демонстрируют изменения в каждодневном жизненном опыте депривированных сообществ.
  • Мониторинг и оценка должны устанавливать набор ясных и доступных индикаторов, который измеряет качество жизни в сообществе и который предоставляет стандарт, к которому должны стремиться все (локальные) сообщества.
  • Финансирование проектов партнерства предпочтительно должно быть рассчитано на длительные периоды, нежели быть обильным.
    Структуры финансирования должны управляться и контролироваться сообществом
  • Принципы финансирования должны согласовываться с целями партнерства (регенерацией территории) и позволять им превратиться в реальность.

Обновление сообществ по своей сути направлено на активизацию социальной включенности (inclusion) и создание структур, предоставляющих равные возможности даже для самых ущемленных слоев населения. Сообщества не являются однородными, и различные интересы имеются у разных слоев сообщества и разных территориальных единиц. Специфические проблемы существуют у женщин, одиноких родителей, молодежи, этнических меньшинств и инвалидов.

Продвижение партнерств в общественной и социальной политике стало особенностью британской политики начиная с середины 1990-х годов (Armstrong, J. (1993). "Making Community Involvement in Urban Regeneration Happen -Lessons from the United Kingdom." Community Development Journal 28(4): 355-361.)

В США обновление сообществ попадает в компетенцию «Корпораций местного развития» (Community Development Corporations).
Стокер (Stoecker, R. (1997). "The CDC model of urban re-development A Critique and an Alternative." Journal of Urban Affairs 19(1): 1-22.) считает, что сообщество должно скорее быть «организованным», нежели «развитым». Внешние интересы, определяемые режимом финансирования (от различных федеральных программ и фондов – М.С) и интересы партнеров по развитию, часто уводят процесс развития в сторону от истинных интересов сообщества. (а каковы истинные интересы? Кто это вообще может знать? – М.С.)

Государственное финансирование вообще создает дополнительную зависимость.
В европейской социальной политике область обновления сообществ, основанная на общественном участии (participatory community) становится базовым принципом для борьбы с социальной эксклюзией. (Gaventa, J. (1998). "Poverty, participation and social exclusion in North and South." IDS Bulletin 29(1): 50-57.) /c. 13/


Идея партнерства внутренне связана с координацией множества отдельных партнерских организаций, и, таким образом, указывает на холический подход к территориальному обновлению.
Тем не менее, литература постоянно указывает на трудности построения эффективных партнерств. (Taylor, M. (1995). Unleashing the Potential. Bringing Residents to the centre of regeneration. York, Joseph Rowntree Foundation.) Много говорится о важной роли местных активистов, «оживлятелей» (animateurs) общества, общественных предпринимателей (community activists, community animateurs, or community entrepreneurs). Лидеры проектов или руководители общин с успешными стратегиями часто оказываются способными к риску, харизматическыми и инновационными, допускающими предвидение и гибкость в подходах, которая позволяет находить точно подходящие к конкретным ситуациям решения. Однако они часто нуждаются в некотором дополнительном обучении.
Существует некоторая неопределенность в положении партнерств развития. Они не являются коммерческими предприятиями, не относятся к обычным (законным) механизмам демократии, затрагивают широкий спектр интересов сообщества.
Как уравновешивать различные интересы, очевидные в каждом местном сообществе? Например, интересы работников, профсоюзов, и волонтерских организаций?

Партнерства развития должны взаимодействовать с официальной властью, хотя последняя часто оказывается лишенной всякого доверия населения после многих лет плохой работы. Требуется положительное взаимодействие между неформальным базовым сообществом и избираемыми местными властями для того, чтобы из сотрудничества проявился полезный эффект для обеих сторон.
Несмотря на растущее согласие по поводу важности участвующего развития в экслюзивных общинах, механизм его достижения все еще остается неясным.  (Morrissey, J. (2000). "Indicators of Community participation: lessons from learning teams in Rural EZ/EC communities." Community Development Journal 35(1): 59-74.)
«Шустрые» ("zingy") индивиды, возможно, являются яркой вершиной социального действия, но фундамент процесса – это множество добровольцев и активистов, постепенно набирающих опыт и знакомство с практикой участия в повседневной работе общины.

Миллер выделяет следующие полезные эффекты, которые должны возникать из эффективного партнерства:
«Можно ожидать, что партнерство будет создавать распределение информации; улучшение контактов; лучшее понимание того, что способен дать каждый из интересантов; избежание дублирования и неэффективности; определение возможностей для эффективного распределения ресурсов. Кроме того, партнерство может мобилизовать внешние ресурсы, недоступные по отдельности никому из участников. (Miller, C. (1999). "Partners in regeneration:constructing a local regime for urban management." Policy and Politics 27(3): 343-358.)

Сабел (Sabel, C. (1996). Local Partnerships and Social Innovation. Dublin, OECD) на основе обследования 38 территориальных (area-based) партнерств в Ирландии делает следующие выводы:
«За пять лет работы, городские партнерства развили инновационную технику для переобучения и фиксации долговременной безработицы и создания самостоятельных фирм, которые обеспечивают как подготовку, так и занятость для безработных. Они также создают новые программы для выпускников школ, одиноких матерей, развивают политики общины в управлении жилищным фондом и управления им со стороны квартиросъемщиков. Сельские партнерства находят пути повышения занятости для безработных и в еще большей степени для не полностью занятых групп и восстанавливают общины, истощенные оттоком населения».
Пенн (Penn, R. (1993). "Building Community Capacity: The Role of Community Government." Community Development Journal 28(4): 316-320) отмечает, что эффективным участником партнерства является местная власть, которая координирует и управляет работой партнерства. В свою очередь, партнерство легитимируется через локальный выборный процесс.

Еще один ключевой принцип:
Локальные структуры и партнерства должны взаимодействовать с формальным демократическим процессом и развивать дополнительные основанное на сообществе механизмы, гарантирующие ясное и открытое общественное представительство.
Существует превосходный обзор Гендерсона и Майо (Henderson, P. and M. Mayo (1998). Training and Education in urban regeneration. A framework for participants. Вristol, Joseph Rowntree Trust with Policy Press) по потребностям в обучении для основанного на сообществе обновления (community based regeneration) содержащий множество выводов, которые применимы к Уэльсу. В определении критической потребности в полной и всесторонней стратегии обучения, которая охватывает и формальное и неофициальное изучение, они выявляют множество ключевых требований.

  • Потребность в национальной структуре обучения, которая обеспечивает стратегическую направленность к достижению всестороннего обучения на национальном, региональном и областном уровне
  • Потребность вовлекать всех участников обновления в процесс проектирования и поставки всесторонней программы обучения
  • Обучение обновлению (regeneration) связывает участников с более широким пожизненным процессом обучения и готовит членов сообщества для занятости, для входа в высшее образование, активное гражданство и социальное включение

Дополнительно, они идентифицируют широкий диапазон методов обучения, которые переводят неформальные установки сообщества к более формальной квалификации/профессиональному обучению в признанные учреждения. Критическими в проекте всесторонней стратегии обучения являются «мягкие» точки входа, которые не требуют долгосрочных обязательств посещать структурированные курсы и которые позволяют более органическое приобретение навыков и квалификации. Центральное в таком процессе - действенная система аккредитации, которая обеспечивает признание в начале процесса обучения, и позволяет индивидуумам начать доверять национально признанным стандартам, начиная с доверия к обучению, признанного сообществом в местном масштабе. /с. 22/

В любом случае, партнерство должно увеличивать возможности (capacities) всех участников.
Одной из проблем внедрения общенациональной стратегии территориального развития является выбор коммун для поддержки. Обычно коммуны выбираются по статистическим данным, среди наиболее депривированных. Иногда социальные и культурные границы сообществ не совпадают с административным делением. Границы некоторых сообществ вообще видимы только для инсайдеров. Есть также проблема размеров сообщества. Оптимальным считается 1000 домохозяйств (3000 жителей) – (Richardson, L. (1999). Tackling Difficult Estates. London, ESRC); однако известны случаи успешного применения и на сообществах в 200 домохозяйств.

Ключевые принципы:

  • Критерии для отбора коммун должны быть ясными, точно сформулированными и доступными внешней проверке
  • Жесткие статистические и количественные данные должны дополняться и уточняться качественными и локальными исследованиями

Далее – оценка успешности; сложности, совмещение качественных и количественных методов, «участвующий» мониторинг.

Культурная среда 

Успешность образования партнерств развития сильно связана с культурными традициями, имеющимися на территории. Наличие старых организационных структур, традиций взаимности и самостоятельности обеспечивают поддержку инициатив развития. Это стало очевидным после «икрометания - англ.» партнерств развития в Уэллсе – выявились зоны активности, особенно в бывших шахтерских поселениях.

 


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину