Эфиопы возводят объект, способный уничтожить Египет  18

Энергетика

18.06.2020 20:20

Елизавета Булкина

4155  9.7 (20)  

Эфиопы возводят объект, способный уничтожить Египет

Грандиозный конфликт, рискующий обернуться новой войной, назревает в Африке. А все из-за противоречий вокруг строительства гигантской электростанции на реке Нил. Египет, скорее всего, не остановится ни перед чем, чтобы остановить этот проект – настолько велик вред, который он принесет этой стране. Однако будут и те, кто сильно выиграет

В воскресенье возобновились переговоры между Египтом, Суданом и Эфиопией по поводу комплекса проблем вокруг строительства на Ниле гигантской гидроэлектростанции. Напомним, что Эфиопия с 2011 года упорно реализует проект «Хидасэ» («Возрождение» на амхарском языке), более известный в международных документах как «Проект Х». Эфиопы строят на Голубом Ниле крупнейшую в Африке гидроэлектростанцию, по масштабам превосходящую Саяно-Шушенскую ГЭС. Чисто физически «Хидасэ» представляет собой гигантскую плотину, перегораживающую Голубой Нил, и водохранилище объемом 74 млрд кубометров. В стране сейчас менее 45% населения имеют доступ к электричеству, и какое-либо развитие экономики в таких условиях просто невозможно.

Более того – строительство столь монструозной гидроэлектростанции разом выведет Эфиопию на второе место в Африке после ЮАР по выработке электроэнергии, и пока что очень бедная страна сможет даже экспортировать энергию в соседние страны. А чисто политически ГЭС выводит Эфиопию в региональные лидеры из той беспросветной тьмы, где она сейчас пребывает.

Для эфиопов проект «Хидасэ» превратился во что-то вроде национальной идеи. Для реализации строительства были, конечно, привлечены иностранные капиталы, в первую очередь китайские. Но ставка делалась на собственные средства. Правительство сконцентрировало для этой цели 10 млрд эфиопских быр (5 млрд долларов США), то есть примерно 10% ВВП страны. Такое напряжение сил – специальная мера, чтобы будущая ГЭС находилась исключительно в собственности эфиопского государства.

То, что для эфиопов благо, скачок в светлое будущее и национальная идея, для египтян – ужас и мрак. Голубой Нил – основная артерия, питающая большой Нил, и возведение плотины приведет к резкому обмелению долины, в которой живет до 90% населения Египта. И население это безудержно растет.

В Египте один из самых больших приростов населения на планете, что отчасти связано с реформами систем здравоохранения и социальной сферы при президенте Абдель-Фаттахе ас-Сиси. При этом сам ас-Сиси вынужден проводить специальную кампанию по контролю над рождаемостью. Он даже вынудил ведущих мусульманских богословов каирского университета Аль-Азхар провести радикальную ревизию исламских представлений о рождаемости. А Аль-Азхар – самый уважаемый исламский институт на планете традиционного ислама шафиитского мазхаба. Один из брендов Египта наравне с пирамидами и Красным морем.

«На данный момент Египет – единственная мусульманская страна, в которой улемы с кафедр мечетей призывают умму пользоваться противозачаточными средствами, а в деревнях бесплатно раздают презервативы»

По самым скромным подсчетам, наполнение эфиопами водохранилища водами Голубого Нила в ближайшие годы приведет к серии катастрофических засух в Египте и Судане, разрушению традиционной системы разливного земледелия, которая существует со времен фараонов, и появлению только в первый год примерно 1,5 млн безработных и очень голодных феллахов. Египту вот только этого не хватало. Кроме того, для Египта эфиопское водохранилище – что-то вроде «звезды смерти». Одномоментный сброс оттуда всей массы воды унесет с собой до 70% жизней всех египтян. Никакой атомной бомбы не надо.

Когда все это начиналось, Каиру было не до эфиопов с их плотиной. Страна находилась на грани гражданской войны, а у власти были «Братья-мусульмане» и самый их старший брат – ныне покойный президент Мурси. Кроме того, мало кто верил, что нищие эфиопы смогут так напрячься и реализовать такой гигантский проект. Тем не менее, в тот период открыто звучали предложения пойти войной на Эфиопию и решить вопрос раз и навсегда. Мурси отмолчался, ему просто было не до этого, что ему потом ставили в вину.

Сейчас ас-Сиси войной южным соседям не угрожает открыто, но это подразумевается. Катастрофа для египтян настолько очевидна, что тут любые средства хороши. В последние месяцы на границе участились стычки со стрельбой, но они пока никак не связаны с плотиной, это столкновения местных кочевников на почве того, кто у кого буйволов угнал. Обычное дело. Другое дело, что любая такая стычка при некотором желании легко превращается в casus belli.

«Эфиопы, кстати, в прошлом месяце превентивно разместили вокруг строящейся плотины комплексы «Панцирь-С1», полученные из России»

Избежать открытого конфликта удалось в прошлом году в Сочи на саммите «Россия – Африка». Кремлю каким-то образом удалось усадить в одной комнате президента Египта ас-Сиси и премьер-министра Эфиопии, нобелевского лауреата Абию Ахмеда (в Эфиопии должность президента носит представительский характер) и добиться от них обещания искать компромисс. Но для эфиопов компромиссов не существует. ГЭС «Хидасэ» будет построена, и точка. Сейчас ее готовность уже превышает 71%. Первый ток она должна дать уже в следующем году.


Нынешнее обострение связано с тем, что эфиопы начали заполнять водохранилище и собираются сделать это в рекордные три года. Из Каира попросили умерить пыл и заполнить водохранилище меньшими темпами. Хоты бы за десять лет порциями. За это время Египет собирается хоть как-то бороться с проблемой. В феврале переговоры были прерваны по инициативе Аддис-Абебы, поскольку Каир привлек еще одного посредника – США. С точки зрения эфиопов, американцы «подыгрывали» египтянам на переговорах. Это нехорошо. Американцы здесь обиженная сторона, поскольку изначально изыскания и горные работы проводили именно американские фирмы, но эфиопы отдали тендер итальянской компании, которая все и строит.

Попавший между молотом и наковальней Судан, подумав, перешел на сторону этнически и религиозно чуждых, но щедрых эфиопов. Аддис-Абеба пообещала Судану построить в приграничной зоне специально для них еще несколько малых ГЭС («контрплотины») и поделиться прибылью. На сторону Эфиопии массово перешли страны черной Африки южнее ее. Уганда, Бурунди, Руанда, Танзания, Кения, которые также рассчитывают получать электроэнергию после реализации проекта. Позже к проекту подключились Джибути и Южный Судан. За Аддис-Абебу вписался даже Израиль, который вообще-то тут ни при чем. Но насолить арабам – тоже своего рода национальная идея.

Трехсторонние переговоры по «компромиссу» при посредничестве Всемирного банка и ЮАР должны были пройти с 9 по 13 июня. Эфиопы вообще отказывались на них возвращаться, и только в воскресенье, 14 июня, соизволили вернуться за стол переговоров. И сейчас получается, что единственный предмет для так называемого компромисса – это скорость наполнения эфиопами водохранилища. Но практически любой расклад влечет за собой для Египта неисчислимые бедствия.

Юридически ситуация не решается никак. Египтяне ссылаются на договор от 1929 года, заключенный между Великобританией, Египтом и Эфиопией, по которому Каир имеет право вето на любые проекты иностранных государств на Ниле. Тогда негус-негести (царь царей) Эфиопии Менелик III обязался «во веки веков» не вести никаких работ на Голубом Ниле, озере Тана и реке Собат, способных остановить поток воды в великую священную реку, называемую арабами ан-Ниль. В чуть подредактированном виде этот договор колониальной эпохи просуществовал практически до наших времен.

Однако в современной Эфиопии в 2014 году был принят специальный закон, который объявляет все старые «колониальные» договора утратившими силу и призывает заместить их новыми. Есть подозрение, что он был принят специально для того, чтобы избавиться от ограничений на работы на Ниле. С другой стороны, такая формулировка все-таки оставляет возможность для дипломатического маневра. «Заместить старые договора новыми» – это значит сесть за стол переговоров с заинтересованными сторонами, в первую очередь с Египтом. Но Аддис-Абеба под шумок практически достроила объект и теперь может позволить себе вести переговоры хоть и в рамках дипломатического процесса, но фактически с позиции победившей стороны.

Плотина и водохранилище уже есть физически. Что с ними делать? Бомбить? Оккупировать провинцию Бенишангуль-Гумуз? Вряд ли Египет готов к таким радикальным мерам. Но Каир фактически загнан в угол. Это не какой-то пограничный конфликт между племенами или религиозная стычка. Это вопрос далеко идущей стратегии. Окончательная реализация эфиопского проекта поставит Египет на грань гуманитарной катастрофы.

Для примера. В 1980-х годах на волне индустриализации и так называемого турецкого экономического чуда турки построили в Курдистане каскад небольших электростанций на Евфрате. На своей территории, никого при этом не спросив. Суверенная же страна, чего им с соседями консультироваться, что им на своей земле строить. Евфрат стал мелеть. Медленно, но верно. Через 25 лет вдруг выяснилось, что ранее процветавшее сельское хозяйство Сирии стало приходить в упадок. Особенно в районах Дейр-эз-Зора и Ракки, где оно напрямую зависит от уровня Евфрата. Цветущие сады завяли, пшеница больше не растет. Потерявшие все в своей жизни крестьяне потянулись в пригороды Дамаска и Алеппо. Так образовался, например, город Дума. Понятно, что именно эти люди стали питательной средой для распространения радикального ислама и прочих нехороших идей. Это, конечно, не единственная причина начала гражданской войны в Сирии, но одна из основных.

«А масштаб эфиопской стройки века таков, что катастрофа на Ниле произойдет практически мгновенно. 25 лет ждать последствий не надо»

Египту тоже не хватает электроэнергии. Асуанская плотина на том же Ниле уже не покрывает ресурсов быстро растущей экономики. Президент ас-Сиси сделал выбор в пользу мирного атома и обратился с этой целью к России. Но сейчас вопрос не в источнике энергии, а в возможном разрушении уклада жизни миллионов египтян. Это вопрос выживания страны и народа, тут все что угодно можно предпринять, чтобы защититься. При этом Египет оказался практически в полной политической изоляции. Единственным его естественным союзником против Эфиопии была и есть Эритрея. Уже пошли разговоры о том, что египтяне могут построить там, и еще в Южном Судане две военные базы. Но Аддис-Абебу это только раззадоривает. «Плотина, которую мы строим совместными усилиями, входит в число мегапроектов не только Африки, но и всего мира, становясь источником нашей национальной гордости» – так сказал бывший премьер-министр Эфиопии Хайлемариам Дезалег. А национальной гордостью не поступаются.

И теперь не понять, о каком «компромиссе» вообще может идти речь. Событие свершилось. Египет сам виноват, что его проморгал. Пламенный привет могут передать «арабской весне» и «Братьям-мусульманам». Развязывать войну с христианским государством – это могут неправильно понять. Смириться? И что будет через пару лет?

Сейчас очередной раунд переговоров, скорее всего, опять закончится ничем. Эфиопию с выбранного пути уже не свернуть никаким международным давлением. А у Египта и подавно нет инструментов для такого давления на Аддис-Абебу. Дело идет все-таки к войне, только она может быть отсрочена на несколько лет, пока проект не заработает на полную мощь и его последствия не станут реально сказываться на общественной жизни Египта. А тогда Каиру уже не останется другого пути, как попытаться решить проблему каким-нибудь простым и жестоким методом.

фото:Gioia Forster/dpa/Global Look Press


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.