Кабанов о деле вице-президента Сбербанка Раковой: силовики зашли в ранее «запретную зону»  15

Расследования

03.10.2021 13:30

Анастасия Бережная

4291  8.2 (6)  

Кабанов о деле вице-президента Сбербанка Раковой: силовики зашли в ранее «запретную зону»

 Фото:riafan.ru

В пятницу, 1 октября, в студии пресс-центра Медиагруппы «Патриот» прошел брифинг председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова

В ходе прямого эфира эксперт объяснил, чем же так примечательно дело вице-президента Сбербанка, бывшего заместителя министра просвещения России Марины Раковой, которая была объявлена в федеральный розыск по подозрению в мошенничестве. А также он ответил на извечный вопрос: действительно ли по уровню коррупции Россию можно сравнить лишь с африканскими странами?

Арестами за коррупционную деятельность чиновников высокого ранга сейчас никого не удивишь. Эта тенденция наметилась еще в 2012 году, рассказал Кирилл Кабанов. Тогда — да, первые аресты губернаторов и высоких должностных лиц стали сюрпризом. Нынешняя ситуация отличается от всех предыдущих тем, что силовики наконец-то зашли на «запретную зону», уверен эксперт. Что как раз и подтверждает история с вице-президентом Сбербанка, бывшим заместителем министра просвещения России Мариной Раковой.

«Если мы вспомним реакцию СМИ, то первое задержание одного их губернаторов тогда вызвало шок. Потом пошли министры, замминистры и стало уже не так интересно. Сегодня обсуждается история с бывшим замминистра Раковой. Но эта история интересна больше специалистам, потому что мы понимаем - наконец-то зашли на ту зону, которая была раньше запретна для силовиков, то есть — зона Сбербанка. И это хорошо, значит, запретных зон становится все меньше и меньше» — объяснил Кабанов

По его словам, с 1991 года формирование элит системы управления происходило за счет коррупционных схем. Заработки и сверхдоходы были построены на коррупции. И только спустя десятилетия эту систему реально начали ломать. Сначала в 2008 году в законодательстве появилось само понятие - «борьба с коррупцией». А с 2012-го высокопоставленных коррупционеров начали сажать. Но, по признанию Кабанова, внутри системы антикоррупционной работе оказывается серьезное противодействие. Поскольку коррупционный рынок дает достаточно большой доход.

«Если смотреть общий объем теневого рынка, то доля дохода от коррупции больше, чем торговля наркотиками, оружием и проституция вместе взятые. Поэтому реальная борьба с ней началась по прошествии 20 лет. Потому что создать коррупционные условия легко и сформировать коррупционную идеологию заработка легко, а вот сломать ее крайне сложно» — сказал Кабанов

При этом мнение, что Россию по уровню коррупции можно сравнить лишь с африканскими странами, не более чем миф, заявил эксперт. Коррупция есть во всех странах, отличается она лишь формами, а в какой стране она выше или ниже — это предмет отдельного спора.

«Я разговаривал с коллегами в Италии, Франции, они говорят, что у них сейчас наблюдается всплеск коррупции, теневых договоренностей в связи антипандемийными мерами и закупками.<…> Мы почему-то верим, что по уровню коррупции находимся на уровне стран Африки. Но это политические рейтинги, которые не могут быть объективными. Потому что, если смотрим даже художественные источники о жизни в США или Франции, то мы постоянно видим там коррупцию: в полиции, в бизнесе, во власти - везде» — сказал Кабанов

Как он объяснил, в той же Америке сам коррупционный механизм просто несколько иной. У них фактически узаконено лоббирование интересов, что привело к тотальной коррумпированности в системе госзаказов. Поэтому с уверенностью можно сказать, что страной управляют не политики, а финансовые группы.


Чтобы свести коррупционные схемы к минимуму, по мнению Кабанова, необходимо устранить условия, формирующие коррупционные отношения.

«Коррупционные отношения формируются на основе избыточных функций, ненужных процедур, сложностей в оформлении чего-то. В этом отношении у нас снижение идет очень большое. Теперь есть процедуры, которые стали максимально прозрачными. Например, гаишников заменили на камеры - это понятная процедура, нарушителям теперь не с кем договариваться. Или, например, выписка справок — сейчас это спокойно можно сделать через систему «Госуслуг». Целый сектор ушел из тени. А ведь раньше, буквально шесть–семь лет назад, иностранные паспорта за взятки делали или за нематериальную коррупцию - «хорошие отношения» — напомнил он

Однако, помимо прозрачности процедур, необходимо и ужесточение наказания за причастность к коррупционных схемам и хищение бюджетных средств, уверен Кабанов. Национальный антикоррупционный комитет сейчас активно продвигает ужесточение уголовного законодательства в этой сфере, чтобы коррупционеров наказывали сроком лишения свободы от 10 до 25 лет без права на амнистию и УДО, пока не произойдет возврат денег.

«В этом есть своя правовая логика. Когда военнослужащий изменяет присяге - это измена Родине, и карается она тоже таким же сроком. Чиновник-коррупционер тоже изменяет гражданской присяге. Ну и запрет на профессию должен быть, однозначно. Кто-то из правозащитников говорит, что это антиконституционные меры. На самом деле пакет предложений был подготовлен еще прошлой Думой, но правительство сказало, что ужесточение законодательства в этой сфере не нужно» — поделился Кабанов

Еще одна проблема, которую озвучил Кабанов, - это антикоррупционная экспертиза. По его мнению, перед принятием изменений в законах все нормативные акты должны проходить антикоррупционную экспертизу. Поскольку криминальные модели и схемы изначально закладываются в эти документы.

«Реальной экспертизы нормативных актов сейчас нет. С 2003 года говорили об этом. Ведь если построена модель с коррупционным риском, то этот документ или нормативный акт нельзя пропускать и принимать. Надо создавать прозрачную систему. У нас есть примеры таких отраслей, например, налоговая - там риски минимизированы» — заявил он

Самой коррумпированной отраслью в России сейчас является IT-сфера. Как рассказал Кабанов, коррупция в этой отрасли обогнала даже такого антилидера, как строительство.

«Если в строительстве откат составляет где-то 10%, то в айтишной — порядка 60–70%. У нас есть IT-компании, которые выигрывают многомиллиардные государственные тендеры в нарушение законодательства, касающегося офшорных счетов. Причем я знаю, кто из вице-премьеров это лоббирует. Тяжело с ними разговаривать, они делают вид, что не знали. Причем, в отличие от советской системы, в современной России никто не несет ответственность за тот или иной неудачный проект. Посмотрите, сколько у нас неудачных проектов, в которые были вложены государственные деньги» — пояснил он

В советское время за растрату государственных средств действительно тут же возбуждались уголовные дела, и так делать и надо, уверен Кабанов. Сейчас, по его словам, Счетная палата РФ предлагает контролировать финансирование проектов с момента подачи заявки - дал заявку, проверили обоснованность проекта, оценили все риски, а потом уже выдали бюджетные деньги.

И это правильно. Ведь, даже когда коммерческие банки дают физическим лицам кредит, они выворачивают всю подноготную - оценивают благонадежность клиента. Так почему бы таким же образом не проверять и проекты, которые претендует на бюджетное финансирование.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.