Нарышкин назвал Менделеева одним из известных агентов российской разведки  37

Заявления

02.12.2020 15:25

ИА «АВРОРА»

2599  9.1 (7)  

Нарышкин назвал Менделеева одним из известных агентов российской разведки

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Среди имен великих разведчиков XIX века глава СВР Сергей Нарышкин назвал имя химика Дмитрия Менделеева. В исторических очерках, изданных СВР, есть заметки «о тайных» миссиях Менделеева, но историки критиковали их за неточности, сообщает «РБК»

Химик Дмитрий Менделеев был одним из «наиболее известных» агентов российской разведки XIX века, заявил директор Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин в интервью журналу «Историк». Номер журнала посвящен столетию СВР.

В ответ на вопрос о том, кто из известных людей привлекался к работе разведки, Нарышкин назвал «несколько наиболее известных имен».

«Это первый председатель Императорского Русского исторического общества князь Петр Вяземский, химик Дмитрий Менделеев, географ и исследователь Николай Пржевальский, ну и, конечно, литератор и дипломат Александр Грибоедов. Все они — кто-то в большей, кто-то в меньшей мере — занимались разведывательной деятельностью, политической и военно-стратегической разведкой» — заявил Нарышкин

В 1995–1997 годах издательство «Международные отношения» опубликовало шеститомник «Очерки истории российской внешней разведки». Как говорится в описании к серии, очерки написаны на основе документов и архивных материалов «коллективом ветеранов и действующих сотрудников СВР», имеющих солидный опыт ведения разведывательных операций за рубежом.

В одном из разделов первого тома серии есть глава, где речь идет о роли Менделеева в истории разведки, а именно — о том, что Менделеев собирал секретные данные об американском керосине и бездымном порохе во время своих поездок в Америку и Францию.

Эта работа и написанные на ее основе публикации СМИ были подвергнуты критике доктором химических наук, директором Музея-архива Д.И.Менделеева при Санкт-Петербургском государственном университете Дмитрием Серегеевым.

В статье, опубликованной в научном журнале РАН «Вопросы истории естествознания и техники», он указывал, что:

«Никаких мало-мальски убедительных доказательств разведывательного характера деятельности Менделеева»


В Америке в работе СВР не приведено, и русский ученый использовал лишь официальные источники и те данные, которые получал от самих американских нефтезаводчиков. Ученый также указывает на невозможность проверки опубликованных в этой главе некоторых цитат самого Менделеева, так как из библиографического описания источников цитирования не ясно, о каких архивах идет речь.

Сергеев также развенчивает версию, что Менделеев добыл секретный рецепт французского бездымного пороха на основании анализа грузовой статистики. В «Очерках» со слов сына Мендлеева приводится цитата, согласно которой химик рассказывал сыну, что «быстро раскрыл» секрет изготовления пороха, воспользовавшись статистикой о движении грузов по железнодорожной ветке, которая шла к пороховому заводу.

Сергеев отмечает, что сын великого русского химика на момент описываемых событий был ребенком, а история, которую ему рассказывал отец, «скорее рассчитана на детское восприятие».

Историк также указывает, что из личных документов Мендлеева — его записной книжки, дневника и писем — видно, что никакой железнодорожной статистикой с целью выявления пороховых секретов Менделеев во Франции не занимался.

Как пишет Сергеев, «Менделеев томился в Париже от вынужденного 12-дневного бездействия. В его дневниковых записях часто встречаются жалобы: «скучно», «мельчает Париж» и т. д.».

Тем не менее, по словам эксперта, визит Менделеева мог быть связан с некими «деликатными поручениями», хотя и не имевшими отношения к поискам рецепта пороха. В качестве подтверждения Сергеев ссылается на документ из архивов Военно-морского флота. Это документ связан с подготовкой Менделеева к поездке.

В частности, там было сказано:

«Так как командировка Менделеева, Чельцова и Федотова должна иметь характер чисто научный, то особые, конфиденциальные письма к берлинскому, парижскому и лондонскому посланникам, а также агентам лучше всего прямо вручить лично командируемым, дабы при надобности можно было воспользоваться сими письмами. Инструкции, которые будут вручены командируемым, должны обозначить цель поездки как чисто научную, дабы при надобности было возможно объяснить встречающиеся случайности личными целями и недоразумениями командируемых лиц»


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.