Михаил Делягин: «Это чиновник должен служить обществу, а не наоборот»

Интервью

18.06.2022 17:30

Михаил Делягин

7962  8 (2)  

Михаил Делягин: «Это чиновник должен служить обществу, а не наоборот»

Фото:fs-anticriminal.livejournal.com

Экономика России переживает, мягко говоря, не самые легкие времена. Кто-то говорит об уже начавшемся тяжелейшем кризисе со времен 90-ых годов, кто-то – об отложенном «моменте п». Впрочем, некоторые шаги правительства в финансовой сфере – такие, как перевод оплаты за российские ресурсы в рубли – ряд экспертов оценили достаточно положительно. Одним из таких людей является заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по экономической политике, экономист и публицист Михаил Делягин, который дал интервью корреспонденту GLAGER.

Считаете ли вы, что будут и другие схожие шаги с продажей газа за рубли? Если да, то какие?

— Понимаете, я на это надеюсь. Я никогда не мог себе представить, что министр финансов Силуанов введет обязательную 80% продажу валюты. Несколько деталей: Силуанов - либерал, это для него абсолютно противоестественно, это невозможно для него по его менталитету, по его идеологии, по всему - но он это сделал… Более того, Силуанов - очень хороший чиновник, очень грамотный чиновник, и в его сферу компетенции как министра финансов этот вопрос не входит. Но он объявляет эту меру. И Банк России вынужден подчиняться этой мере, Банк России немедленно уходит с валютного рынка, прекращает валютные интервенции, правда, рынок все равно валится. Но Силуанов сделал разумную вещь, я никогда не мог себе такое вообразить.

Почему вы позитивно оцениваете такую тенденцию?

— Понимаете, есть очень обнадеживающее явление. Сначала о том, почему я считаю, что, возможно, идет изменение к лучшему. Правительство работает очень быстро, я вижу, как быстро они суетятся. Простой пример - они порвали промышленную кооперацию с Беларусью. Вот утром они порвали, а вечером уже отменили все ограничения. То есть они исправились в течение суток, и это при том, что там должна была быть подпись Мишустина. А это дело сложное. То есть они пытаются сейчас принять системные меры. Да, конечно, эти системные меры будут недостаточны - и скорее всего частично они будут неправильными, потому что либералов из правительства никто не убирал, но по крайней мере есть надежда, что они будут системными. Но, что должно было быть сделано в конце февраля… и что не сделано до сих пор:

Первое: должны быть приняты антикризисные меры, те вещи, которые системно блокируют нежелательные последствия кризиса, это отмена, замораживание процесса банкротства. И пока банкротство заблокировано, закон должен быть переписан полностью, с точки зрения разрушения предприятия, на сохранение предприятия. Второе: должна быть введена так называемая картотека. То есть – в какой-то момент все рухнуло, все посыпалось и у нас с вами дикие долги. Что бы мы ни сделали, мы вынуждены выплатить не зарплату рабочим, не налоги, а расплатиться по долгам, которые у нас образовались на прошлой неделе. Работать бессмысленно. Значит, все старые долги откладываются в кучку, это называется картотека, и говорится так – вы обеспечиваете свои текущие обязательства, у вас есть рабочие, у вас есть смежники. Если у вас что-то после этого осталось, то с этого чего-то вы выплачиваете налоги. Если у вас и после этого осталось, то вы выплачиваете старые долги. Но если у вас денег на оплату старых долгов нет, ничего страшного, пусть лежат дальше. Точка. Это во всей экономике. Это то, что сделали в 98 году.

Дальше, ограничение произвола монополий. Произвол монополий - это обычное искусственное завышение цен, но в условиях кризиса, в условиях паники это организация искусственного дефицита. Искусственный дефицит организуется двумя способами. Способ первый,

я произвожу сахар, зачем мне продавать вам его сегодня, когда я продам вам его завтра в два раза дороже. Я забиваю свой склад и прекрасно курю бамбук. Это должно быть уголовным преступлением. Просто уголовка, причем с формулировкой «сначала в СИЗО, а потом будем разбираться».

Второй способ: я скупщик, прихожу на завод, закупаю весь сахар, забиваю им склад на заводе. Если я диверсант, я хочу остановить завод, если я спекулянт, то я арендую склад у завода, ведь у меня нет своего склада, мне лениво. И выплачиваю заводу небольшие деньги, там зарплата текущая, налоги, простой оборудования и т.д. Завод стоит, цены растут, у меня сахар, все в порядке. Завод не может начать работать, потому что ему некуда отгружать, его склад забит, ему только в поле отгружать.

Это массовая ситуация по всей стране. В такой ситуации это тоже уголовка. Я купил сахар, я должен его продать в розницу или сдать обратно, я не могу накапливать, это незаконно с точки зрения текущего уголовного кодекса. Это попадает под статью «мошенничество», которая, как мы знаем – сова, которая налезет на любой глобус. Потому что это действительно мошенничество.

Но самое главное – это завышение цен. Помните, масочки продавали в позапрошлом году по 500 рублей за штуку. Это тоже была спекуляция, за это тоже нужно было наказывать, причем очень жестоко.

Кажется, некие меры, точечные, тогда принимать всё же начали.

— Очень точечные. И некоторое время все это продолжалось. Я записывал как-то в ролике, как самому сшить маску и так далее. Поэтому должно быть две вещи: первая – разница между ценой производителя и ценой на прилавке должна быть зафиксирована. Это сразу вырубает посредников, стимулирует прямые продажи и ограничивает рост цен. Но естественно производитель тоже завышает цены, они же тоже люди, им тоже хочется денег. Особенно в условиях, когда неизвестно когда нам в следующий раз удастся купить доллар.

Поэтому нужно дать антимонопольной службе право проверки структуры цены. Ну, грубо говоря, произвожу я сахар, и в два раза повысил отпускную цену на заводе. Ко мне должен прийти местный антимонопольщик с вопросом: «Слушай, а что случилось то? Может у тебя пожар был и ты за один месяц решил скомпенсировать все убытки?» Может у меня близкий человек заболел, и я хочу ему лекарство купить за многие миллионы. А может мне просто захотелось. Вот во всех трех случаях он мне должен сказать: дорогой, цену возвращаем на место или будет следующее.

На самом деле это практика Германии до середины нулевых годов, где антимонопольная служба при резких колебаниях цены, неважно в какую сторону, имела право возвращать цены на место, а уже потом разбираться, что это было. Причем, если цена возвращалась антимонопольной службой на место, а я говорил, что я не буду производить по такой цене, то после этого я шел в тюрьму. Это необходимая вещь, которая касается обеспечения товарами и структуры цен.

Дальше. Необходимо провести в кратчайшее время ревизию того, что мы производить можем, а чего не можем. Эта работа сейчас делается, но очень тихо и крайне хаотично.

Производитель должен получать деньги столько, сколько ему надо. Да, естественно, если деньги растрачиваются нецелевым образом, то опять тюрьма.

— В кризисной ситуации сложные меры не работают. В кризисных ситуациях работают предельно простые меры. Ну вот когда человек в истерике - с ним же разговаривать невозможно, ему нужно дать по морде, чтобы он пришел в себя, а потом уже разговаривать с ним. Потом можно приносить глубочайшие извинения. Его из этого состояния надо вывести. Что там психологи советуют – удар, пощечину - это жесткие шоковые меры. Если это запрещено, то это – запрещено, и адвокат вам не поможет. Это запрещено, это нельзя.

Эти люди хотят снижать цены? Расскажите это моей бабушке.

То, что мы можем производить – «ребята, что вам надо, мы все обеспечим». А чего пока не можем производить – импортные пошлины на ноль. В части того, что можем производить, как вот Маслюков восстановил птицефабрики в России. То, что везде курица продается, это заслуга Маслюкова, бывшего ВПКшника. Импортный код. Вот производим 100 тыс. тонн куриного мяса, а потребляем мы 600 тыс. тонн, значит, 500 тыс. тонн мы завозим по квотам без пошлины. А эта квота делится между производителями пропорционально объемам производства.

В следующем году будет не 100 тыс. тонн российского производства, а 150 тыс. тонн. Если вы захотите ввезти что-то сверх квоты, вы не будете платить 30% пошлину, которую надо практически запретить. Ну если только какое-нибудь премиум мясо, пожалуйста. А если обычное - пошлину запретить. Это сложная работа, она требует мозга. Но ее нужно объявить.

У нас вот даже ручки шариковые производятся в Китае, мы за это платим валюту. Нафига нам платить валюту? Здесь единственно сложное – это сам шарик. Ну стерженек будете завозить, потом шарики, а потом сами начнете шарики делать, не Бог весть что…

Дальше абсолютно необходим дешевый кредит, потому что развитие невозможно без дешевого кредита. Ключевые проекты, необходимые государству, да, можно дать деньги, потом эти деньги нужно отследить, отконтролировать, без вопросов. Но государство не может видеть всего никогда.

Чтобы был дешевый кредит, нужно ограничить финансовую спекуляцию. То есть понятно, что если есть возможность спекулировать, даже не на валюте, а на ценных бумагах, деньги из реального сектора уйдут туда. Это общая закономерность, если крупные экономики, когда они достигают уровня зрелости финансовой системы, которого мы достигли 15-20 лет назад, если они не ограничивают финансовые спекуляции, они развитыми так и не становятся никогда.

Латинская Америка после войны жила лучше Европы, была более развита, чем Европа, в промышленном отношении, строила свои самолеты, чуть ли не свои подлодки, но, простите, не стали ограничивать финансовую спекуляцию - и их больше нет. Методы ограничения есть разные, американцы ввели двухконтурную систему денежного обращения при помощи двух видов финансовых институтов, одни для реального сектора, другие для спекуляций. Европейцы просто ввели валютные ограничения в стиле Советского Союза, только помягче. Китайцы ввели в стиле Советского Союза. А японцы сделали это лучше всех, мне очень нравится их подход. Они делали это позже всех и сделали очень красиво – никаких ограничений. Если вы покупаете, скажем, доллар, или спекулятивных ценных бумаг на доллар, то вы 5 долларов должны вложить в экономику. Без разницы, кредиты реальному сектору, потребительский кредит, ипотечный кредит, покупка государственных ценных бумаг. Не важно.

Дальше на это накручивается огромное количество локальных вопросов, скажем, налоговая система. Наша налоговая система ориентирована на спекулянтов, на подавление реального сектора, на то, что чем человек беднее, тем больше он должен отдавать государству, это глупость.


У нас крах пенсионной системы вызван не демографическими причинами, он вызван тем, что у нас 30 млн. человек не платят налоги, они в тени. Причем миллонов 13 из них - это еще данные до коронакризиса - заняты только в тени. Это без гастарбайтеров. Почему?

Потому что если я получаю пусть даже два прожиточных минимума, официальных… У нас 72% населения в октябре 2020 года имело доход ниже 25 тысяч рублей, то есть ниже тогдашнего реального прожиточного минимума. Эти люди не могут платить налоги, потому что у них нет денег. Ну если они не могут платить налоги, они их и не платят, они уходят в тень. Если человек не платит налоги, то он не платит не только с тех денег, с которых он не может заплатить, но и с тех, которые он теоретически заплатить может. Работал в тени на 25 тысяч рублей, опаньки, заработал больше, на 20 тыс сверху, я мог заплатить с этих денег налоги, но я не заплачу никогда, потому что я сижу в тени.

Институт самозанятых - это разве не вывод из тени?

— Самозанятые – это вывод из тени, но это не ввод их в пенсионный фонд. И у самозанятых, как у ИП, есть маленькая проблемка, на которую никто не обращает внимания - они по своим обязательствам отвечают своим имуществом. Понимаете, в чем проблема, обязательства… ну, во-первых, я могу сойти с ума, во-вторых я могу ошибиться, взять кредит и у меня может не получиться, и тогда я могу лишиться квартиры, меня выкидывают на улицу или переселяют в общагу на 6 кв. метров, и прочее. А самое главное, что может быть налоговая ошибка. У нас же сейчас цифровизация. Цифровизация обратной связи не предусматривает вообще в принципе.

Люди, которые сталкиваются с налоговой, платят штраф на Госуслугах. Через год к ним приходит письмо счастья из суда, а в некоторых случаях просто начинают ломать дверь, потому что суды проходят без их оповещения, о том что вы, сволочи, злостные преступники, нарушители, довели дело до такой степени, что можете схлопотать себе уголовку. Если я долго не плачу штраф, то это переходит в стадию уголовки. А человек приходит и говорит - «как же так, ребята, я вам заплатил несколько лет назад, вот же, у меня на Госуслугах все оплачено». Ничего не знаем, у суда своя база данных, в службе судебных приставов это не отражено, нас это не касается. Это реальная история из жизни Москвы. Я депутат, значит, я пишу запрос – «что за нафиг у вас происходит», и все как зайки говорят «ой, блин, мы попутали».

А когда это говорит человек, на него не обращают внимания вообще. Ты – тушка, тебе положено сидеть или лежать.

— То же самое происходит в некоторых регионах в налоговой системе. Человек платит налоги, дальше происходит сбой программы, ошибка оператора - не важно, что происходит, глюк происходит, и ему говорят – «А вы должны нам на нолик больше», он отвечает – «а как же так?». А дальше происходит та же самая история, которую мы регулярно видим в пенсионном фонде, когда сидит девочка, говорит «я не знаю, откуда взялась ваша пенсия, я не знаю, так посчитала программа». Человек говорит - «но ваша программа вычеркнула у меня 20 лет стажа при расчете моей пенсии». Девочка говорит – «я ничего не знаю, это программа, я нажимаю кнопку». Обратная связь отсутствует.

Ну, с ООО у нас тоже не все хорошо, потому что есть так называемая субсидиарная ответственность. Огромная проблема сейчас, когда есть мажоритарный акционер, есть миноритарный акционер, у одного, там, 80%, у другого 20%, и человек, который управляет бизнесом, он понимает, что накосячил. Он убегает, и приходят к тому, кто имел там 10%, 20%. Он вообще ни сном, ни духом, 20 лет назад зарегистрировал и забыл. К нему приходят и говорят – «вы нам должны столько-то миллионов». И ни чего нельзя сделать, так законы подвинчены.

Простая вещь, налоговый маневр. Что у нас такой бензин дорогой? Так там 70% налога в цене бензина. Ребят, бессмысленно бороться с произволом монополии на рынке бензина, когда такой процент налога. Как государство берет деньги, изымает сверхприбыль у олигархов? Олигарх получает сверхприбыль на экспорте нефти, газа, нефтепродуктов, а эту сверхприбыль изымают из наших с вами карманов. Потому налогом облагается не экспорт - не ввозные пошлины вводятся - а налогом облагается добыча внутри страны. Ну это бред? Бред, но это у нас работает с 2018 года. И эти люди хотят снижать цены? Расскажите это моей бабушке.

У вас в голове стоит блок. Вы не можете об этом подумать. Вы хотите, но вы не можете. Довольно эффективная социальная инженерия, о которой у наших клоунов представлений нет, потому что эти 8 лет тоже, как и все предшествующие годы национального предательства, у нас работала машинка отрицательного отбора. Нами руководят люди, неспособные пользоваться русским языком в ряде случаев.

Бывает, когда человеку задаешь вопрос, а он, так сказать, хочет поглумиться, хочет соврать, ну нет у него нормального ответа на твой вопрос, потому что он проводит людоедскую политику. Понятно. Но очень часто люди просто не понимают вопрос.

Министр Финансов Силуанов приходит во фракцию, как зайка, его там спрашивают, «че ж вы такие дебильные налоги то вводите?». И он отвечает – «подождите, ну как же я мог ввести другие налоги? Я ж с олигархами посоветовался, мне олигархи сказали, что налоги должны быть такие, такие и такие. Вы что хотите, чтобы я ослушался олигархов?» И вот это министр финансов Российской Федерации в конце 2021года.

Я смотрю на это все, ребят, у нас что 97 год продолжается? Че вам семибанкирщина то не нравилась? Так люди поприличнее были некоторых наших министров. Вот, так что это деградация и разложение российской государственности.

— Потери от коронабесия у нас меньше, чем должны были быть. С 2014 года государство вкладывает бешеные деньги в инфраструктуру. Да, при этом много пилят. Да. Но при этом много строят. Крымский мост пытались построить немцы во время войны, у немцев не получилось. У наших получилось. Там геология такая, что правда - удавиться. С точки зрения инженерной науки там нельзя строить ничего. Построили и более того - стоять будет, там действительно революционные инженерные решения. Олимпиада в Сочи, там тоже революционные инженерные решения, там нельзя было строить ничего на этих карстовых провалах, там вбили 100 метровые сваи из очень хорошей стали. И построенное окупилось, что самое потрясающее. Потому что там проводятся семинары, симпозиумы, ну и все остальное. Улучшилась работа даже, извините, железных дорог.

Да, кстати - у нас пошло восстановление региональной авиации. В 2014 году у нас не могли бы приземлить такое количество самолетов, их не было и незачем. У нас сильно повысилась связанность региональная. Я очень хорошо помню, когда одна наша региональная авиакомпания, у нее в один день были рейсы из Липецка в Москву, и, по-моему, из Воронежа в Москву или из Тамбова… Почему? У них был один самолет, они каждый день решали, где больше народу зарегистрировалось, летели оттуда самолетом, а других везли автобусом, в последний момент им это объявляя. Я не буду называть компанию, но это невозможно сейчас представить. Да, опаздывают, да, косячат - но летают. Этого не было в 14 году.

Однако нужны серьёзные новые шаги вперёд. У нас некому мыслить в таких категориях, в таких перспективах, потому что воровство – это занятие, которое оглупляет, к сожалению. А это государство было создано для разграбления советского наследства. Величие эпохи, которая сейчас заканчивается тем, что году в 2003 поняли, что помимо материального капитала можно грабить социально-организационный. В 98 году дефолт выражал завершенность разграбления материального капитала. И вот с 98 по 2003 мы болтались как цветок в проруби, мы могли выскочить в развитии. Задачу минимум – воссоздание государственности – решили, а вот с развитием не заладилось, потому что сделали открытие: оказывается, можно грабить организационный капитал.

Впервые это открытие сделал Чубайс, что можно грабить организационный капитал. Реформа ЕЭС России – это разграбление организационного капитала. Только в 2005 с монетизацией льгот дошли руки до социального. Понимаете, люди, покидающие автомобиль, увеличивают его скорость. Но здесь принципиален вопрос безнаказанности. У каждого человека есть свои убеждения. Человек, который сформировался в атмосфере воровства, в атмосфере, когда государство платит за ненависть к России, с него взятки, в общем-то, гладки. А человек, который вырос на том, что он когда-то закончил театральный ВУЗ, и поэтому он имеет право воровать - ну это не к нему претензии, это к государству по большому счету претензии. Но если человек совершил преступления, отпускать его нельзя. Это демонстрация безнаказанности. Я могу поджечь страну, обокрасть страну и буду прекрасно жить как Чубайс, да… Там, где у него поместье… Это недопустимо. Тем более это недопустимо в отношении Чубайса.

Менеджер Аэрофлота сбежал. Да, если ты простой менеджер - ты можешь уехать, никаких претензий. Нам рассказывали про Аэрофлот, что он брал самолеты в лизинг не у владельцев этих самолетов на западе, а у собственных топ-менеджеров. Как на фоне этих сообщений кого-то из Аэрофлота можно куда-то отпускать? Ну подписка о невыезде как минимум. Как у китайцев - условный арест, когда треть корпорации ходят на работу, но при этом под уголовными делами. Потому что, если их всех посадить - во-первых, СИЗО никакого не хватит, а во-вторых, простите, корпорация перестанет работать.

Мужик ты не любишь это государство? Никаких проблем, денежку верни. Деятель культуры имеет право придерживаться любых взглядов в рамках уголовного кодекса, и проповедовать все что угодно. Пожалуйста. Но если это не соответствует государственной политике, государство не имеет права тебя финансировать. Что насчёт мер поддержки – Делягин, несмотря на собственную критику, выразил мнение, что определенные шаги таки предпринимаются.

Москва вообще отдельный город. Потому что в Москве, на самом деле, очень передовое управление с точки зрения цифровизаци, и с точки зрения всего остального. Штаб по поддержке малого и среднего бизнеса был создан еще в самом начале коронавируса. И пашет до сих пор, как зайка. Он работает и модератором, и интегратором информации, и они подсказывают мэрии, какие меры принять. Сама мэрия работает довольно внятно на самом деле. (Я подписан на Собянина, читаю).

То есть с учетом всех тараканов, связанных с коронамиссиями, должен сказать, что даже при этом такие перегибы, как в Питере, были невозможны. В Москве невозможны были рейды с дубинками по нелегально работающим барам. В эти бары приходили нормальные скромные люди, говорили – мужики, сейчас придем, закрывайтесь, ну не надо. Не грешите. И в общем куда-то приходили, куда-то не приходили. Разные ситуации. Но все это было намного лучше, чем в Питере. И поддержка бизнеса сейчас какая-то идет. Я за этим не особо слежу, потому что все мои бизнесмены впали в состояние нирваны еще во время коронавируса.

Но если вы в бизнесе, то вы можете просить, и вы можете что-то получить. Однако многие бизнесмены и не знают, что могут рассчитывать на ту или иную поддержку.

Регулярно имеют место споры с госчиновниками, о том, на ком лежит обязанность информирования о подобном. Или бизнесмен сам должен получать необходимую информацию?

Послушайте, ответственным за развитие является государство. Если бизнесмен дебил, то это законное конституционное право, он имеет право быть дебилом. А чиновник дебилом не имеет права быть, потому что он на службе обществу. Поэтому здесь обязан чиновник.

Я точно так же сталкиваюсь с людьми, которые борются за свои права. Ребят, ну вы закон почитайте какой-нибудь. Ну это же ваша жизнь, не моя, даже закон не могут открыть почитать… Человек имеет право калечить себя, но он не имеет право калечить других. Вот когда чиновник принял бумажку, и никому о ней не рассказывает, он калечит других. При этом сразу возникает подозрение – «ага, дорогой товарищ, ты выделил 50 рублей, но никому об этом не сказал, а кому ты выделил? Своей жене? Брату своей жены?». Вот для чиновника максимальная информированность - это инструмент самозащиты. Вы написали рекомендации для бизнеса? Очень хорошо. А бизнес этого не знает. И не дай Бог кто-то из бизнесменов один это прочитал и принял на вооружение - вы не докажете потом, что это было не только него. Это не то, что мы 15 лет назад ехали в троллейбусе и обменялись номерами.

Вы не докажете, что это не коррупция, не докажете. А даже если докажете - все равно вас будут подозревать.

— Москва это как раз пример очень цивилизованной работы, и не случайно Собянина так любят и так уважают в регионах, что москвичам непонятно. Его уважают не потому, что у него был очень долго профицит бюджета, а потому что: он этот профицит сделал, у Лужкова был дефицит. И, самое главное, у него (Собянина) действительно очень много очень эффективных технологий.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.