«Деньги с цифровым следом исключают коррупцию»  9

Интервью

05.06.2021 11:01

Андрей Добров

2681  7 (3)  

«Деньги с цифровым следом исключают коррупцию»

Фото: gov-news.ru

Председатель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев — о больших переменах в российском бизнесе и перспективах цифровой валюты

Цифровая валюта в перспективе может помочь России выйти из-под влияния западных санкций, заявил в интервью  на полях ПМЭФ председатель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев. Также он отметил, что цифровые деньги исключают коррупцию, теневые доходы и доходы организованной преступности, и оценил перспективы малого и среднего бизнеса в России.

— Какие глобальные проблемы, на ваш взгляд, существуют сегодня в российской экономике?

Сергей Жигарев — Пожалуй, стоит начать с того, что у правительства на экономику есть свой взгляд, а у нас в Госдуме — свой. Его формируют избиратели, исходя из собственного жизненного опыта, и именно этот взгляд, как нам кажется, необходимо претворять в жизнь.

— В чем причина таких противоречий?

— Такие столкновения взглядов происходят потому, что глобального понимания развития экономики сегодня не сформировано. У нас до сих пор нет понимания прогноза социально-экономического развития нашей страны хотя бы на 10–15 лет, такой дорожной карты, по которой мы, как лоцманы, должны пройти.

Тем не менее пандемия COVID-19 показала, что правительство сработало грамотно и меры поддержки, в том числе финансовой, были объективно правильно использованы и при этом принесли хороший эффект, причем как в отношении малого и среднего бизнеса, так и в плане крупных компаний. Как показала статистика, мы стали одними из лучших в плане прохождения этого сложного периода.

— Какие перспективы есть у малого и среднего бизнеса в России?

— Сегодняшняя молодежь, которой 17–20 лет и которая еще учится, — это и есть тот малый и средний бизнес, который гипотетически может преодолеть планку в 25% (нынешняя доля малого и среднего бизнеса от всего бизнеса в стране.

  В Корпорации МСП озвучили пожелания предпринимателей


Мы делаем всё, чтобы малый и средний бизнес у нас появился. Это и процентное соотношение в госзакупках, и те показатели, которые есть у госкорпораций и в инвестиционных программах, — обязанность закупать у малого и среднего бизнеса. Кроме того, для такого бизнеса была организована поддержка, которая действовала в период пандемии и действует до сих пор: она призвана сохранить то, что мы имеем сейчас. А чтобы число участников малого и среднего бизнеса росло — для этого должны родиться новые люди.

— Как изменился российский малый и средний бизнес за последние годы?

— Сегодня малый и средний бизнес выходит далеко за рамки какой-нибудь парикмахерской или булочной. К кафе и ресторанам приходят новые цифровые технологии: они позволяют в более короткие сроки добиваться более серьезных результатов, чтобы масштабировать бизнес. Ему давно нужна была эволюция — и она произошла. Сегодня малый и средний бизнес — это производство, причем нередко высококвалифицированной продукции.

— Если говорить о цифровых технологиях — какие у них перспективы в плане экономики?

— Мы, безусловно, ждем рывка по «цифре». Пандемия COVID-19 показала, насколько востребованы цифровые технологии: это и интернет-торговля, и возможности удаленного доступа с точки зрения бизнеса и управления им. Всё это полностью меняет деловую среду, меняет понимание того, что такое бизнес и торговля. А потребители понимают, что сегодня в интернете покупать быстрее, выгоднее, качественнее и комфортнее.

— Но не требует ли эта сфера какого-то дополнительного регулирования из-за своего активного роста?

— Да, безусловно — необходим закон, который будет конкретизировать ответственность агрегаторов перед потребителями. Агрегаторы на своих платформах оказывают, по сути, посреднические услуги, а потому их ответственность должна быть конкретизирована.

Но законы, связанные с «цифрой», сложны тем, что они зачастую касаются международных компаний. Поэтому цифровое законодательство необходимо строить на международной базе: ведь нередки ситуации, когда сама компания зарегистрирована в одной стране, ее платформа как конечный продукт — в другой стране, а потребители находятся в третьей стране.

Этот вопрос несколько глубже и шире, чем наше российское законодательство. Исполнение законов, связанных с «цифрой», во многом зависит от того, как они будут восприниматься во всем мире. По такому пути сегодня, к примеру, идут европейцы: они принимают законы по «цифре» в рамках всего Евросоюза, а не какой-то отдельной страны.

Американцы, японцы и мы сейчас пытаемся с нашими ближайшими партнерами — Китаем и Индией — создавать площадки общего законодательства, чтобы законы отдельных стран стыковались и воспринимались на слух одинаково.

— Какое у вас отношение к цифровой валюте — пожалуй, главному тренду мировой экономики последних лет?

— Цифровые валюты — это вызов, и вопрос, принимать ли его, не стоит. Но само понятие цифровой валюты включает в себя очень много аспектов. С одной стороны, это аспект финансовой грамотности населения: были люди, которые считали, что биткоин — это реальная железная монета. С другой — сегодня мы понимаем, что все цифровые деньги сегодня обеспечены лишь спекулятивным способом.

Я сам сторонник цифровой валюты, которая появится из цифрового рубля как в рамках государства, так и в рамках крупных компаний, обеспеченных реальными активами. В этом случае, во-первых, сразу поменяется отношение в плане спекулятивного курса и доходности такой валюты.

Во-вторых, сегодня мы переживаем, что нас отключат от межбанковской системы SWIFT: нам нужно куда-то переводить деньги и хранить их то ли в золоте, то ли в валюте. А ведь именно цифровая валюта помогает уйти от всех этих рисков, вообще про них забыть.

— Получается, санкций с цифровой валютой можно не бояться?

— «Цифра» — это альтернативные маршруты перевода денег. Используя их, мы уходим от контроля всех финансовых проводок со стороны казначейства США, от каких-либо санкций и всего прочего.

А ведь представители западного бизнеса именно из-за ограничений, наложенных на нашу страну, не могут принимать полноценное участие в инвестициях в России и в финансовых продуктах, которые у нас есть.

Люди инициативные на то и инициативные, что везде ищут лазейки, а потом обучают им других. Мы можем на такие возможности закрывать глаза, можем их не замечать, но они есть и будут. Переход на цифровые деньги и блокчейн сегодня решает очень многое.

— Какие достоинства, на ваш взгляд, есть у цифровой валюты?

— Деньги, имеющие цифровой след от начала и до конца, сразу исключают такие вещи, как коррупция, теневые доходы и доходы организованной преступности. Эти цифровые деньги «прописаны» на платформах, а потому сразу видно их происхождение. Если же человек не может показать, откуда у него цифровые деньги, он сразу становится вне закона.

Система цифровых денег выходит за рамки одной страны — и это неплохо. Но США используют свою финансовую монополию в этом плане, а потому могут позволить себе влиять на политику и с нами, и со странами Европы, и с другими странами, которые являются их торговыми партнерами. Но, используя «цифру», мы сразу выходим на мировой уровень, когда мы открыты всему миру и весь мир открыт для нас.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.