Злодей или гуманист? Почему Александра Суворова изображали людоедом  10

История и философия

03.11.2019 12:47

Кудряшов Константин

2211  10 (15)  

Злодей или гуманист? Почему Александра Суворова изображали людоедом

Английские карикатуристы чаще всего изображали Суворова в виде гигантского людоеда

225 лет назад, поздним вечером 3 ноября 1794 г., 12,5 тыс. солдат пехоты, 5,5 тыс. кавалеристов и 2,7 тыс. казаков русской армии повторяли следующие слова: «Згода! Отруць бронь!» в переводе с польского это значит: «Мир! Положи оружие!».

Приказ выучить три польских слова, да так, чтобы эта премудрость отскакивала от зубов, был отдан генерал-аншефом Александром Суворовым не в порядке повышения культурного уровня личного состава, а по делу – он сопровождался характерным дополнением:

«Кои положат ружьё – тем вольность»

Распоряжению зубрить конкретные слова предше­ствовал инструктаж:

«В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетков не трогать»

Так в лагере русских войск готовились к штурму Праги – укреплённого предместья Варшавы. Он состоится уже через несколько часов, ранним утром 4 ноября.

Генерал-живоглот?

Как и все сражения, которыми командовал Суворов, этот штурм принесёт русскому оружию победу. А самому Александру Васильевичу – серьёзное продвижение по службе, отражённое в известном историческом анекдоте. Согласно которому русский военачальник отправил императрице Екатерине II лаконичное по­слание:

«Ура, матушка! Варшава наша!»

На что получил ещё более лаконичный ответ:

«Ура! Фельд­маршал Суворов!»

Награда достойная – штурм Праги и последующая капитуляция Варшавы привели к тому, что Польша, этот старинный и смертельно опасный враг России, оказалась вычеркнутой из истории и загнанной в политическое небытие более чем на 100 лет.

Такое перекраивание карты Европы не могло не обратить внимание тогдашних СМИ на ключевую фигуру командующего русскими войсками. Александр Суворов моментально становится медиаперсоной. О нём говорят, о нём пишут, его рисуют, всё это дело расходится ураганными тиражами. Что вполне естественно. Неестественно другое – заведомая предвзятость, граничащая со звериной ненавистью к Суворову. Отныне и на долгое время самый успешный русский полководец в глазах читающей Европы станет кровожадным чудовищем, людоедом, почти животным.

Тон задал английский художник-карикатурист Исаак Крукшенк. Он же первым подметил любопытную особенность фамилии русского фельдмаршала. В английском написании – Suwarrow – она здорово напоминала слово swallow, что обычно переводится как «ласточка», но имеет также значения «глоток», «глотать» и даже «залпом». Поняв, что обнаружено золотое дно, Крукшенк изобразил заросшего бородой мордоворота с широченной пастью, в которой глоток за глотком исчезают мирные жители в промышленных масштабах.

Тут как прорвало. По Европе пошли гулять лубки с пожирающим людей пугалом – теперь это стало каноническим изображением Суворова, отходить от которого не рекомендовалось. Даже пять лет спустя, когда Александр Васильевич сам пришёл в Европу – как ­освободитель Италии от наполеоновских войск, – лубки не сильно изменились. Хотя, казалось бы, вот он, фельдмаршал, уже среди вас, его портреты пишут знаменитые художники. Может быть, стоит наконец обратить внимание на настоящего Суворова?


Громила в крови

Тщетно. Пропаганда оказалась сильнее правды. Ещё один английский карикатурист, Джеймс Гилрей, в 1799 г. запускает в производство лубок, где Суворов изображён как лысый краснорожий качок с аршинными усами и окровавленной саблей. Художник не стесняется прямого вранья:

«Награвировано с рисунка, снятого с натуры лейтенантом Шварцем, гусаром Императорского полка»

Для пущего правдоподобия картинку сопроводили текстом:

«Этот человек находится сейчас в расцвете жизненных сил, он ростом 6 футов и 10 дюймов»

Вообще-то Суворову тогда уже было без малого 69 лет – возраст, от «расцвета сил» весьма далёкий. С ростом тоже ошибочка вышла. 6 футов и 10 дюймов – это где-то 208 см. Великан! Громила! При том что настоящий фельдмаршал был существенно меньше – 170 см. Но кого это волнует? Поставлена задача показать «страшного русского зверя» во всей красе – и вот, извольте.

И всюду Суворову, что называется, тыкали в нюх Прагой и Варшавой. Даже в те годы, когда Россия и Англия волею судеб оказались союзниками и вели военные действия против общего врага – республиканской Франции и Наполеона, Суворов английских гравюр оставался тем же страшилищем с прожорливой пастью. Да, теперь он водит на поводке генералов Директории и пожирает общих врагов – французов. Но на его мундире красуется нашлёпка, где хищная птица терзает младенца. И надпись:

«Варшава» – чтобы уж точно никто не перепутал, чем по-настоящему прославился сей «военачальник-живоглот»

На Западе не знают никакого «штурма Праги». Там есть только и исключительно понятие «пражская резня». Скажем, согласно словам польского историка Геровского, Суворов взял Прагу, «истребив поголовно её жителей и защитников». Другой историк, Бартошевич, добавляет жару:

«Русские убивали беззащитных стариков, женщин и даже детей»

«Избавителю своему»

Страшно? Ещё бы. Только вот цифры не очень сходятся. В Праге перед штурмом насчитывалось около 30 тыс. человек. Это вместе с польскими войсками, ополченцами, вооружёнными горожанами и мирными жителями, которым генерал Томаш Вавжецкий не позволил покинуть город перед штурмом, хотя они его об этом умоляли.

В забеге «Кто насчитает больше трупов, оставленных безжалостными русскими» по понятным причинам игнорируются данные самого Суворова. А они любопытны. Согласно «Окончательному журналу» – документу, в котором вёлся почти бухгалтерский учёт потерь, выходит вот что. Из 30 тыс. поляков, оборонявших предместье, сдавшихся в плен и отпущенных по домам было 26 729 человек.

Между прочим, в Петербурге Суворову даже попеняли за излишний гуманизм – статс-секретарь Екатерины II Дмитрий Трощинский писал:

«Граф Суворов несносно досаждает несообразными своими там распоряжениями. Всех генерально поляков, не исключая и главных бунтовщиков, отпускает свободно в их домы, давая открытые листы»

Спору нет, почти 4 тыс. трупов – это, наверное, тоже очень плохо. Но есть нюанс. Ценой этого плохого Суворов избавил Польшу от худшего. Взятие Праги было демонстрацией того, что может ждать всю Варшаву. И варшавяне, подумав, капитулировали. Вместе с ключами от города русскому полководцу поднесли табакерку с надписью:

«Варшава – избавителю своему»


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину