Без Коммунистической партии во главе со Сталиным не было бы Великой Победы!  32

История и философия

12.05.2021 14:01

Владимир Павленко

7183  9.1 (30)  

Без Коммунистической партии во главе со Сталиным не было бы Великой Победы!

фото: Буденный, Сталин и Жуков на трибуне Мавзолея В. И. Ленина во время Парада Победы 24 июня 1945 года (Regnum)

Из года в год в День Победы, наблюдая декорацию вокруг Мавзолея В. И. Ленина на Красной пощади в день праздничного парада, задаешься вопросом: почему за прошлое идет такая отчаянная борьба? Казалось бы, принимающие это решение — далеко не юноши и вроде бы должны понимать всю абсурдность происходящего действа, особенно на фоне цинизма западных фальсификаций причин и итогов Второй мировой войны. Только ли в том дело, чтобы придать Великой Победе собственную интерпретацию, даже если она весьма далека от исторической действительности? С одной стороны, участников героических и трагических страниц истории в живых осталось очень мало, и с каждой очередной майской годовщиной становится всё меньше. С другой, борьба вокруг священной даты 9 мая не только не ослабевает, но всё время обостряется. В чём причина такой беспрецедентной актуальности тех событий для современности? 76 лет — гигантский срок; приплюсуем его, скажем, к 1814 году — окончанию Наполеоновских войн, которые некоторые историки небезосновательно считают настоящей «первой мировой», и получим 1890 год. Никто ни в Европе, ни в мире о тех баталиях уже давно не вспоминал; все жили совсем другой жизнью, в рамках иного уклада, и чего уж точно тогда не было — так это споров вокруг вкладов в ту победу держав-победительниц.

Почему же сегодня для нас так важны уроки Второй мировой войны? Чем она так знаменательна для ныне живущих поколений? Только лишь мировым охватом с участием 62 стран, невиданным прежде пространственным динамизмом и размахом военных операций, масштабами потерь, в шесть раз превысивших суммарные жертвы Первой мировой войны? Почему не отпускает и не устаревает пафос тех событий? Мнений на этот счет высказывается множество, но представляется, что главная причина заключается в том, что, несмотря на сокрушительное поражение держав фашистско-милитаристской «оси», несмотря на безоговорочную капитуляцию гитлеровской Германии, а затем императорской Японии, вместо точки в итогах войны поставлено было многоточие. И не сыгранная до конца, поставленная тогда, 76 лет назад, на паузу Большая Игра — с прописными буквами и без кавычек — очень похоже, что начинает доигрываться в наши дни. И связано это с проектом, имя которому — глобализм. Этот проект одновременно и земной, геополитический, и цивилизационный, западный, и метафизический, сакральный, пусть и в смысле окормляющей его оккультной эзотерики. В мировую повестку он ставит крайний, предельный вопрос, который в христианской оптике связывается с воцарением Антихриста, в эзотерической апеллирует к «золотому веку» атлантической мифологии, а в художественной литературе известнейшим мировым классиком сформулирован в образе «Великого Инквизитора». Этот проект, взращенный в недрах Запада, западной цивилизации предполагает навсегда завершить историю. И разделив человечество на касты, кардинально сократив численность «малоценных» народов и социальных слоев путем погружения их в эпидемии, войны и архаику, с помощью уничтожения промышленности превратить Землю в «зеленый рай для избранных», бесконечно продлив этим «избранным» земное существование с помощью специальных технологий.

Штурмовики приветствуют Гитлера

Штурмовики приветствуют Гитлера

Как всё происходило и к чему пришло? Большинство фактов, которыми придется оперировать, — либо общеизвестные, не раз упоминавшиеся, либо хорошо знакомые как минимум специалистам. Тем не менее складывающийся из них пазл очень существенно отличается от официоза и западных, и, чего уж греха таить, современных российских интерпретаций. Итак, проект Лиги Наций, принятый Версальской конференцией по итогам «самоубийства Европы», как назвали впоследствии Первую мировую войну, был рассчитан на ее превращение в «мировое правительство». Агрессивное мессианство, которое на штыках принес в Европу американский корпус генерала Першинга (апрель 1917 г.), было подкреплено «Четырнадцатью пунктами» президента Вильсона (январь 1918 г.), который приложил титанические усилия, чтобы этого добиться. И добился, но игру спутал Великий Октябрь в России. Одновременно со своими «пунктами» Вильсон по инерции еще поддержал публикацию Троцким царских договоров, но чем дальше уходило вглубь — тем понятнее становилось миру, что в России происходит нечто экстраординарное, о чём впоследствии подробно и откровенно рассказал Черчилль в мемуарах «Мировой кризис». Цитата, повествующая о встрече Вильсона, Ллойд-Джорджа и Клемансо на одном из Британских островов в начале декабря 1918 года, длинная, но достойна полного воспроизведения, чтобы ощутить весь, так сказать, «цимис» сказанного.

«Когда эти три человека встретились, они согласились между собой, что Лига Наций должна быть основана не как верховное государство, а как верховное учреждение, которое стояло бы над всеми государствами мира. Но они видели, что Лига, как учреждение, может полностью развиться только постепенно, и поэтому на своем первом заседании, состоявшемся 1 декабря 1918 года, они условились, что Лига наций должна включать все господствующие на земле народы. Таково было их первое решение… Сообща они решили следующее: «Создавать Лигу Наций без России не имеет смысла, а Россия всё еще находится вне нашей юрисдикции, большевики не представляют России — они представляют лишь интернационал — учреждение и идею, которая совершенно чужда и враждебна нашей цивилизации. Но русские сражались вместе с нами в тяжелую годину войны, и мы обязаны предоставить им подлинную возможность национального самоопределения». Затем они приняли вторую резолюцию: «Русскому народу нужно предоставить возможность избрать национальное собрание, которое и должно рассмотреть поставленные на очередь вопросы мира». Они послали за маршалом Фошем и спросили его: «Что вы можете сделать в России?». Фош отвечал: «Особых трудностей нам не представится, и вряд ли придется долго воевать. Несколько сот тысяч американцев, горячо желающих принять участие в мировых событиях, действуя совместно с добровольческими отрядами британских и французских армий, с помощью современных железных дорог, могут легко захватить Москву. Да и, кроме того, мы уже владеем тремя окраинами России. Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю для того, чтобы дать возможность русскому народу свободно выразить свою волю, вам нужно только дать мне соответствующий приказ…». Но трое государственных людей сказали: «Это не только вопрос военной экспедиции, это — вопрос мировой политики. Несомненно, покорить Россию в материальном отношении вполне возможно, но в моральном отношении это слишком ответственная задача, чтобы ее могли выполнить одни лишь победители. Осуществить ее мы можем лишь с помощью Германии. Немцы знают Россию лучше, чем какая бы то ни было другая страна. В настоящее время немцы занимают самые богатые и населенные части России, и их пребывание является там единственной гарантией цивилизации. Разве Германия не должна сыграть свою роль в замирении восточного фронта, с тем, чтобы привести его в такое состояние, в каком находятся ныне все остальные фронты?». И трое властителей решили: «Теперь для Германии открыта исключительная возможность. Гордый и достойный народ сможет таким образом избежать всякого унижения от постигшего его военного разгрома. Почти незаметно он перейдет от жестокой борьбы к естественному сотрудничеству со всеми нами. Без Германии в Европе ничего нельзя сделать, а с ее помощью всё окажется легким». И тогда они приняли третью резолюцию: «Германию нужно пригласить помочь нам в освобождении России и восстановлении Восточной Европы» (выделено мной. — В. П.)

Итак, Лига Наций — над государствами. Новый порядок без России — никак. Россия под большевиками и (оговорка по Фрейду) — «вне юрисдикции» Запада. У нее свой проект — «интернационал», несовместимый и враждебный Западу. Задача — включить ее в свой, западный проект. Каким образом? Можно ее завоевать, но лучше вовлечь в эту игру Германию, которая «принесет в Россию цивилизацию», объединив весь Запад на антироссийской основе и представив эту основу как «антибольшевистскую». Вернуть в Россию на немецких штыках «поганую учредиловку», разумеется, под западным контролем. Характеризовал же американский посол в Петрограде Фрэнсис политику Временного правительства как «внешнее управление с согласия самих управляемых»Всё понятно? Именно это «западное единение» против нашей страны — пролог фашизма. А сам фашизм потребовался исключительно для того, чтобы переиграть итоги Первой мировой войны, которая, уже достигнув своих целей — разрушив Российскую, Германскую, Австро-Венгерскую и Османскую империи и заменив в них национальную власть космополитическим господством глобального олигархического бизнеса, — споткнулась о советскую власть в нашем Отечестве и о реставрацию империи, пусть и Красной. Последний вопрос: почему Первую мировую войну «запустили» именно в 1914 году? Ответ простой: в декабре 1913 года Вильсон подписал закон о ФРС; взяв под контроль мировые финансы, мировая олигархическая буржуазия пошла за мировой властью, и будь ФРС создана, скажем, в 1915 году, точно так же поменялись бы сроки начала войны — они взаимосвязаны.

Основание ФРС США. 1913

Основание ФРС США. 1913

Решить очерченный Черчиллем круг задач в России у Запада, как мы знаем, не получилось: советская власть не только устояла, но и, восстановив единую страну, семимильными шагами двинулась вперед в ее развитии. Пришлось вносить коррективы. Первым шагом стала Вашингтонская военно-морская конференция (1921 г.), разделившая Мировой океан на сферы влияния США, Великобритании и Японии. Затем последовали махинации ФРС. Май 1920 года — резкое опускание кредитной учетной ставки; февраль 1927 года — специальный Акт Конгресса, снявший ограничения с первоначального 20-летнего срока полномочий ФРС, который был позаимствован от Первого и Второго банков США первой половины XIX века; февраль 1929 года — резкий подъем учетной ставки ФРС, вызвавший Великую депрессию. На том секретном совещании банкиров председательствовали прибывший из Лондона глава Банка Англии Норман и крупный американский банкир Меллон, бессменный министр финансов в трех администрациях. Для справки: Банк Англии — главный акционер ФРС, хотя это и не афишируется.

С этого и начались «предметные» игры с фашизмом: от создания в 1930 году будущего главного канала финансирования Третьего рейха — базельского Банка международных расчетов (БМР), ныне, кстати, не только здравствующего, но и стоящего за всей деятельностью МВФ, Всемирного банка и «Группы двадцати», до встречи в Кельне с Гитлером самого Нормана и братьев Даллесов, представлявших интересы банковской группы Шредеров с центрами в Германии, Британии и США. Встреча прошла 4 января 1932 года. Чтобы попасть на нее незамеченным, будущий фюрер лез через забор виллы банкира Курта фон Шредера, будущего бригаденфюрера СС.

Здесь мы намеренно упрощаем ситуацию, чтобы не заводить ее в дебри. На деле существовали два конкурирующих проекта — гитлеровский и Панъевропейского союза, разработанный под Габсбургов, под реставрацию Австро-Венгерской империи. Элитарным кругам его в 1923 году представил австрийский аристократ и дипломат граф Куденхов-Калерги; именно тогда Гитлер устроил «пивной путч» в Мюнхене, «зеленый свет» которому открыла троцкистская провокация с «германским Октябрем». Аншлюс Австрии, прощенный нацистам Западом, означал выбор в пользу Гитлера. Однако в самом нацизме, кроме расовой доктрины Гитлера — Розенберга, существовала «запасная» космополитическая доктрина СС. Отсюда феномены и дивизий Waffen SS, и бандеровщины, и власовщины. «Германия ведет эту войну ради создания Европейской конфедерации как ассоциативного и социалистического сообщества народов Европы. …Отказ от всякой претензии на немецкое господство вне естественных этнических границ расселения немецкого народа… Создание Соединенных Государств Европы на основе равенства всех вошедших в них народов. Подчинение всех национальных точек зрения этой великой цели». Это — из документа верховного командования СС «Идея мира для Европы 1944−1945», подготовленного в СД по поручению Гиммлера, которое он дал Шелленбергу в августе 1942 года. А тот, назвавший его планом «новой Европы», близко к тексту воспроизвел их длинный ночной разговор в оккупированной части СССР в мемуарах «Лабиринт», изданных в нашей стране в 1991 году. Отметим: центральным звеном проекта признавался франко-германский альянс. После войны этот план объединили с «Панъевропой» и приспособили под европейскую интеграцию. Главным его институтом сегодня является ЕС, а инструментом — Совет Европы. Флаг ЕС в точности повторяет флаг Панъевропейского союза за вычетом центрального красного креста в желтом круге, который и обрамляется «знаменитыми» двенадцатью желтыми звездами на синем фоне. На следующий день после германской капитуляции, 10 мая 1945 года, президент Трумэн санкционировал директиву Объединенного штаба вооруженных сил США о создании «Южногерманского государства», «не запятнанного нацизмом». Этот план реставрации бывшей Австро-Венгрии И. В. Сталин «обнулил» в Потсдаме, настояв на включении ее провинций в советскую зону влияния. Ну, а вклад Габсбургов, как до, так и после формального ухода от власти, в становление украинского национализма общеизвестен. Василь Вышиваный, он же эрц-герцог Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский, отвечавший за внешние связи армии УНР, близкий в дальнейшем к ОУН, осужденный советским судом в мае 1948 года, но спустя три месяца дезертировавший из заключения на тот свет, — яркая тому иллюстрация.


Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский

Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский

Итак, весной 1945 года, только по официальной, политкорректной версии «первого дна», произошел разгром гитлеризма, а войска союзников по Антигитлеровской коалиции встретились на Эльбе. Если же говорить о «втором дне», гитлеровская агрессия против нашей страны Германией только возглавлялась; эта была даже не общеевропейская, а общезападная агрессия, на словах преследовавшая цель «уничтожения большевизма», а на деле — России. И в этом — вспомним Александра Зиновьева — история повторилась в 1991 году: снова «целили в коммунизм, а попали в Россию», хотя на самом деле и тогда, и сейчас в Россию и целили, а про коммунизм рассказывали сказки. Яркий пример из современности: десятилетия сотрудничества США с КНР — и вдруг с прошлого года разнузданная кампания против КПК. «Призрак коммунизма» западными (и не только) пропагандистами в сеансах оккультно-демократического спиритизма вызывается строго по надобности, как приспичит.

В реальности в символическую антисоветскую коалицию с нацистами входили западные, так сказать, «демократии», которые Гитлера выкормили и привели к власти. Только один факт: основная часть военной экономики Третьего рейха была объединена в двух крупнейших холдингах — I.G. Farbenindustrie и Vereinigte Stahlwerke — с управляющими компаниями в США. После войны холдинги были «разукрупнены», а архивы — утеряны. Как говорится, концы в воду. Подняв исторические документы о совещании представителей рейхсканцелярии с крупнейшими германскими промышленниками в Страсбурге (август 1944 г.), читаем следующее: «…Война проиграна, но будет продолжена до тех пор, пока не будут достигнуты определенные цели, обеспечивающие послевоенное экономическое возрождение Германии. Немецкие промышленники должны быть готовы к финансированию нацистской партии, которой придется уйти в подполье». Это д-р Боссе, эмиссар рейхсляйтера Бормана. И дальше цепочка планов громадья: партийные пожертвования промышленников — фонды за границей — маленькие технические фирмы или исследовательские бюро при крупных западных компаниях, зашифрованные под мирные цели — им передается документация на wunderwaffe — в каждом бюро партийный связной — как только партия возродится, промышленников вознаградят за лояльность. Ерунда? Вернер фон Браун, конструктор немецких «Фау», убежденный нацист, во главе лунной программы США — тоже ерунда? А «знаменитый» доклад Трехсторонней комиссии авторством Хантингтона, Круазье, Ватануки «Кризис демократии» (1975 г.)? Цитируем: «Европа знала трагический период рождения нового мира из руин Первой мировой войны. Когда потребовался порядок — возник фашизм. Фашизм и нацизм — это возрождение старых форм авторитета ради необходимого порядка, восстановление которого сопровождалось возвращением к прежним формам социального контроля. Может ли Европа пережить новый такой период? Может, но по-другому. Это необходимо для преодоления утраты ориентиров, воли, чувства миссии, мотивации. Для борьбы за реставрацию морального порядка, за капитализм или нечто похожее и т. д.». Совет по инклюзивному капитализму, который за четыре месяца существования уже подгреб под себя 160 промышленных компаний и 43 банка с общей капитализацией в 28,5 трлн долларов. Шваб с «великой перезагрузкой». Карл фон Габсбург, отпрыск Отто фон Габсбурга, «благословившего» Горбачева на «перестройку» (да-да, был такой эпизод!), как соединительное звено между Ватиканом и Давосом, а также продвигаемые ими мифологемы «устойчивого развития». Всё это — разве не фашизм? Конечно, он не гитлеровский, расовый, а «зеленый», космополитически-цифровой, эсэсовский, густо сдобренный столь же привлекательной, сколь и лживой демагогической риторикой. Однако, как и «предсказывала» Трехсторонняя комиссия, от этого он разве перестает быть фашизмом? И разве отказывается от лагерей смерти — климатических, эпидемиологических, «народонаселенческих» и пр.

Карл Габсбург-Лотринген. 1989

Карл Габсбург-Лотринген. 1989

Получается, что в мае 1945 года потерпел поражение и капитулировал лишь «авангард» западной агрессии, и то не весь: только нацистское государство и его вооруженные силы; ни НСДАП, ни СС капитуляции не подписывали. А вот западный арьергард, переобувшись в «победителя», не решившись на прямой военный удар (операция «Немыслимое»), вступил с настоящим победителем — Советским Союзом — в смертельную схватку в Холодной войне на уничтожение. Спасибо за откровенность французскому историку де Кериллису: «Голлизм — национал-социализм, разыгравший карту победившей стороны». Но тесно связанного с Ротшильдами де Голля предусмотрительно «прикрыли» участием во французском сопротивлении, а самих французских Ротшильдов — нацистской оккупационной конфискацией активов, которые им потом вернули с верхом. В 1986 году такую же аферу клан провернул с национализацией Миттерана, которую затем переиграл Ширак. Вы не задумывались, читатель, почему разрушение СССР было оформлено почти день в день в 50-ю годовщину героического и триумфального контрнаступления Красной Армии под Москвой? Поскольку случайностей в истории не бывает, мы, скорее всего, столкнулись с реваншем нацизма, который по заветам НСДАП свил себе множество гнезд на Западе. А в Латинскую Америку по каналам Ватикана, в основном через франкистскую Испанию, бежали никому не нужные нацистские функционеры; настоящие мозги, как и решили в 1944 году в Страсбурге, с распростертыми объятиями были приняты куда более «респектабельными» странами и весями. И отнюдь не «доживали» там свои дни, а деятельно «бодрствовали».

Что такое Римский клуб с его идеями нулевого роста и ограничения рождаемости, во главе которого стал Печчеи из швейцарской резидентуры Алена Даллеса, провозгласивший курс на вовлечение СССР в конвергенцию? «Чрезмерный рост населения — явление недавнего времени, результат снижения смертности. Есть только два способа исправить возникший дисбаланс — либо снизить темпы прироста численности населения и привести их в соответствие с низким уровнем смертности, либо позволить уровню смертности снова возрасти», — это из «Пределов роста», первого доклада, подготовленного по заданию клуба в Массачусетском технологическом институте. Это — разве не фашизм? Заочно полемизируя с В. И. Лениным, Дж. Рокфеллер-II, сын основателя этой людоедской династии, отец всем известных пятерых братьев, как-то обмолвился: «Если идеи становятся материальной силой, овладевая массами, то задача состоит в создании масс, неспособных к восприятию никаких идей». Ничего не напоминает? ЕГЭ, «оптимизация» вузов, внедрение «нового гуманизма», цифровизация, «квалифицированный потребитель» вместо советского человека-творца и прочие социальные «инновации» — разве не этот самый логический ряд?

Уточним: Римский клуб — это сплав. Сумма левацких идей «цветного революционизма», подменяющего промышленный пролетариат неким «прекариатом» — деклассированным сбродом в стиле BLM и Antifa и агентурных сетей, в том числе террористических. В Европе картотеки западных спецслужб, включая ЦРУ, в таких сетях (пример Gladio) соединены с частью картотек Абвера, которые были переданы Даллесу нацистским генералом Геленом в обмен на амнистию от «денацификации», после чего он двенадцать лет возглавлял западногерманскую разведку BND.

Рейнхард Гелен

Рейнхард Гелен

Вдумайтесь, читатель, насколько виртуозно была провернута спецоперация по возвращению проигравшихся нацистов в свое западное логово! А теперь эти самые нацисты и их пастухи, переваливая с больной головы на здоровую, пытаются навесить ярлыки «поджигателей войны» Советскому Союзу?! Наша страна перед ними «провинилась» тем, что дважды — в октябре 1917-го и в мае 1945 года — встала на пути глобализма, он же современный фашизм, и остановила его в шаге от мирового господства. Причем сделала это тогда, когда о глобализме никто толком представления не имел, кроме тех, кто его продвигал. Именно поэтому 9 мая 1945 года — не только отечественный триумф, но и дата спасения человечества от коричневой чумы глобализма, ибо гитлеровский «новый порядок» — не что иное, как его генеральная репетиция. И уменьшенная копия. И понятно, что никакого 9 мая не случилось бы без 25 октября (7 ноября) 1917 года. Не потому, что несоветская Россия бы «не сдюжила», а просто глобализм, победив по итогам Первой мировой войны, не нуждался бы ни в нацизме, ни в новой мировой войне. История должна была завершиться ратификацией Соединенными Штатами Версальского договора. Но Великий Октябрь сохранил ее нам, отправив на новый виток точно так же, как и Великая Победа в мае 1945 года. А сейчас — неужели не понятно, что всё происходящее — это метафизически всплывающая, пока на перископную глубину, нацистская подводная лодка, три четверти века пролежавшая в засаде на грунте?

«Как два различных полюса / Во всем враждебны мы. / За свет и мир мы боремся, / Они — за царство тьмы!» — эти строчки из знаменитой песни Александрова «Священная война» сохраняют актуальность и сегодня. Но понимание этого, увы, отсутствует не только на Западе, где элиты с этой «подводной лодкой» в доле и, давно зарезервировав себе в ней места, надеются пересидеть в безопасности ими же и подготовленный апокалипсис. Этого понимания — на уровне метафизики — нет и у нас. То, что нельзя одновременно бороться с фашизмом и быть частью элитарно-глобалистского «сообщества», — это вроде бы дошло. А вот что пребывание в орбите «общечеловеческих», они же западные, ценностей автоматически воспроизводит фашизм самой логикой нашего с ними соглашательства — это не осознается. Или не хочет осознаваться в надежде, что «всё образуется» и с Западом, «если поставить его на место», можно слиться в трансисторическом экстазе на вечные времена. Никогда! И чем скорее эти опасные иллюзии исчерпаются — тем прочнее окажется почва под ногами у нас, наследников Великой Победы, 76-ю годовщину которой мы отмечаем. А пока ее советское, коммунистическое содержание у нас находится в конфликте с навязываемой ему антисоветской, антикоммунистической формой и стилистикой. И чем шире эти «ножницы» — тем опаснее угроза их разрыва. Окончательно отправить фашистский глобализм на свалку истории можно, только заново присягнув тем идеалам и тем знаменам, под которыми Победа была одержана.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.