Китай на фронтах WWIII и лукавый выбор России  34

Небополитика

21.07.2020 10:15

Андрей Девятов

10629  9.7 (43)  

Китай на фронтах WWIII и лукавый выбор России

фото:wordpress.com

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ – ИНСТИТУТ НЕБОПОЛИТИКИ 

О потенциалах КНР и США в захвате будущего на фронте Искусственного Интеллекта

Цифровая трансформация миропорядка как выход из кризиса индустриального общества проводится ударами стратегических операций Третьей мировой войны нового гибридного типа (WWIII), которые с 2013 года ведут США и КНР.

Нематериальное содержание (искусственный интеллект) и новая среда войны (электромагнитное поле) привели к тому, что WWIII приняла новую полусубъектную () гибридную форму.

Гибрид – это скрещивание военных и гражданских способов насилия: оружейных, торговых, информационных, психических…

Торговая война между США и КНР – это внешняя сторона схватки за лидерство в грядущем информационном обществе:

  • в микроэлектронике (могучие микросхемы высокой плотности – 3 нанометра – и автоматические линии их производства);
  • системах управления и связи по технологиям 5G и 6G (с распознаванием речи, изображений, биометрии);
  • роботах с искусственным интеллектом (AI);
  • государственных криптовалютах по технологии блокчейн.

Превосходство в цифровой инфраструктуре обусловливает победу в «войне алгоритмов» – главном направлении выхода на господствующую высоту мировой сверхдержавы информационного общества. В КНР поставлена задача занять эту высоту к 2030 году.

В сентябре 2017 г. президент РФ Путин В.В. объявил намерение России включиться в «войну алгоритмов», заявив: «Кто бы ни стал лидером в этой области, он будет править миром».

Для РФ цифровая трансформация инфраструктуры управления выглядит как гонка за лидером с лукавым выбором американского (трансгуманизм) или китайского (социальное доверие) маршрута.

За американский маршрут выступают: Центральный Банк России, экономический блок правительства РФ, официальный уполномоченный по цифровизации РФ глава Сбербанка Г. Греф.

За китайский маршрут ратует «цифровая опричнина»: Председатель правительства М. Мишустин, глава АП – А. Вайно.

Третий собственный путь в будущее – программа «Россия-2050» – будет представлена московским патриархом Кириллом на Всемирном русском народном соборе осенью 2020 г. Однако вряд ли проект РПЦ позволит обогнать США и КНР в цифре к 2030 г.

В тоже время США в лице Трампа и КНР в лице Си Цзиньпина (под нажимом планировщика за кулисой – «Сынов Завета») с трудом (а под контр-нажимом либералов и безуспешно) пытаются согласовать роль и место своих стран на выходе из системного кризиса индустриального общества в грядущую экономику знаний.

В замысле планировщика националисты США и КНР в опоре на технологическую революцию призваны одолеть старый мировой порядок глобалистов спекулятивного финансового капитала.

Формой одоления «синих» либерал-спекулянтов («глубинное государство») призвано послужить новое китайско-американское соглашение о конструктивном сотрудничестве («торговая сделка»), первая фаза которого была подписана сторонами 15.01.2020.

Здесь необходимо подчеркнуть, что микросхемы – это не только начинка смартфонов, компьютеров, бытовой электроники, сколько «мозг» управляемых ракет, беспилотных летательных аппаратов, боевых роботов, самонаводящихся бомб и торпед, прочего разного «умного» оружия, доступного уже и международному терроризму.

При этом:

  • США являются абсолютным мировым лидером в области исследований, проектирования и производства микросхем (Intel).
  • КНР лидирует в части коммуникационных платформ (Huawei).

Однако Китай сильно зависит от импорта микросхем. На внутреннее производство приходится лишь 9% чипов плотностью не выше 14 нанометров. А 56% потребностей микроэлектроники обеспечивает импорт из США объемом 200 млрд. USD в год.

Но при этом ключевую роль в мировом производстве передовых микросхем (плотностью 3 и 5 нанометра) играют «единоутробные братья» (тунбао) материкового Китая на острове Тайвань (TSMC).

КНР на материке контролирует мировую добычу и экспорт необходимых для микроэлектроники редкоземельных металлов. Китайцы на Тайване производят чипы, в том числе и для США. А автоматические линии по производству микросхем изготавливают лишь в США, Японии и Нидерландах. Так, закулиса Сынов Завета организовала сдержки и противовесы на фронте борьбы за место лидера на переходе человечества в 6-й технологический уклад.

Соединение же технических потенциалов материкового Китая и Тайваня заведомо обеспечивает победу КНР в войне алгоритмов.


«Возвращение Тайваня в лоно Родины» по космическим основаниям давно запланировано закулисой на 2019-2021 гг.

Этому заветному соединению потенциалов «единоутробных братьев» (а, соответственно, и реализации китайского проекта создания «Сообщества единой судьбы человечества») препятствует «глубинное государство» США и его «грибница» по всему миру.

Формой сдерживания китайской экспансии в войне алгоритмов выступает кампания по запрету поставок китайскому гиганту Huawei микрочипов и линий по их производству, развернутая США и примкнувшими к ним Великобританией, Австралией, Канадой.

Открыто против КНР в январе 2020 года на экономическом форуме в Давосе ополчился финансовый спекулянт Дж. Сорос.

Выступая с темой «Глобализация 4.0: формирование глобальной архитектуры в эпоху четвертой промышленной революции», он назвал КНР «самым опасным противником либерализма». Ибо «инструменты контроля, разработанные китайским искусственным интеллектом (система социального рейтинга), дают неотъемлемое преимущество тоталитарным режимам над открытым обществом».

На фоне пандемии COVID-19 «Главным врагом Запада» уже не КНР, но сугубо КПК назвал госсекретарь США М. Пампео.

В конце июня член политбюро ЦК КПК Ян Цзечи на встрече с госсекретарем США М. Помпео намекнул, что попытки вмешаться во внутренние дела Китая могут закончиться разрывом «торговой сделки» и возвращением к полномасштабной торговой войне.

13.07.20 посол КНР в ООН увязал вопрос торговой войны с другим фронтом WWIII –терроризмом. Он прямым текстом заявил: «победить терроризм можно только на основе мультилатерализма».

А этот мультилатерализм (多边政策) или иначе полисубъектность следует понимать не иначе, как жесткое требование признать место китайского криптоюаня в новом валютном мире.

16.07.20 Пампео в коалицию врагов Запада – нарушителей прав человека – соединил Китай, Россию и Иран.

Формой же преодоления заградительных мер США со стороны КНР выступают дипломатические маневры КНР в связке с РФ.

17.07.20 состоялся телефонный разговор между министрами иностранных дел КНР Ван И и РФ С. Лавровым.

Ван И указал на использование США коронавируса COVID-19, дестабилизацию Гонконга и создание США «горячих точек» для «установления менталитета холодной войны в отношениях с КНР».

При этом китайский дипломат подчеркнул, что на фоне всего происходящего стратегическое руководство глав государств РФ и КНР является «величайшим политическим преимуществом китайско-российских отношений» (умолчав о противоречиях интересов в части экономики и идеалов общественной жизни).

Лавров же ответил, что Россия готова следовать курсу глав двух государств для укрепления прагматичного сотрудничества между Россией и Китаем в контексте содействия связи между Пекином и Евразийским экономическим союзом (умолчав о стратегическом саботаже военно-политического сближения со стороны российских либералов).

Вполне очевидно, что противостоящий США и всей «грибнице» спекулятивного финансового капитала блок КНР – РФ – Иран воспроизводит «Новую Орду» – наследницу Единого государства Чингисхана. А «прагматичное сотрудничество» между РФ и КНР в части «войны алгоритмов» фокусом имеет цифровизацию.

Таким образом, Третья мировая война нового гибридного типа выступает форс-мажором, подталкивающим раздвоенную между Западам и Востоков «двуглавую Россию», в семью народов не западных цивилизаций – Третью Орду.

А лукавый выбор России между США и КНР естественным ходом вещей ведет к тому, что российско-китайские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия «добрых соседей» можно и нужно поднять на уровень российско-китайских отношений общей судьбы.

Перемены в государственном строительстве России 2020 года, с возвращением к русской традиции власти, открывают перед РФ и КНР возможность в 2021 году заключить новый договор, теперь не «О Добрососедстве», а «О Дружбе и Братстве» семьи народов не западных цивилизаций.

Исполнил Андрей Девятов

No751-2 от 21.07.2020.

Герб Девятова_14


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.