В РФ попытаются снова ввести карантин: Хазин о грядущей катастрофе

Хазин / Экономика  60

Хазин в эфире

03.08.2020 12:15

Говорит Москва

16250  9.6 (32)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу.

Как обычно, вначале вопрос: «Надо стимулировать бизнесменов, которые уехали за пределы нашей Родины на возврат или этого делать не стоит?»

Варианты ответов:

  • «Да, нужно их стимулироватьна возврат с деньгами» - (8)495-134-21-35;
  • «Нет. Стимулировать их не нужно. Если хотят, пускай едут на свой страх и риск» - (8)495-134-21-36;
  • «Пускай сидят где сидят и не чирикают» - (8) 495-134-21-37. 

Когда я сегодня ехал с дачи в Москву на машине, я слушал очень интересное интервью Андрея Безрукова, который на протяжении многих десятилетий жил в Канаде и в США, будучи нашим разведчиком. Он очень интересно рассуждал на тему о том, как происходит предвыборная кампания в США. Что-то я знал; что-то для меня было новым. Самое интересное было то, что он подтвердил ту гипотезу, которая родилась не сегодня и не вчера, о том, что обе конкурирующие на сегодня силы в США – это представители финансового глобализма в виде демократов и представители национально ориентированных изоляционистов в лице Республиканской партии и Трампа – не хотят признавать победу противников, если она будет неубедительной. Об этом тот же Трамп говорил несколько дней назад, когда он вбросил тему переноса выборов. Разумеется, реальный перенос не в его силах. Он как бы щупал общественное мнение. Но сама по себе эта ситуация очень показательна. Мысль об этом для США представляется дикой. Несколько лет назад этого просто не могло быть, потому что не могло быть никогда.

Я пришёл к выводу, что эта проблема достаточно актуальна. Я рассказывал про сочинского парикмахера, армянина по национальности, которого лет семь назад мой товарищ уговорил не ездить к родственникам в США. За эти годы он родил детей, купил квартиру, получил российское гражданство. В начале июня сказал моему товарищу, что его армянские родственники продают всё своё имущество (квартиры, машины, ресторанчики и так далее) и возвращаются в Армению. Я ещё понимаю – в Россию; Армения живёт не самым лучшим образом. Но у них такое ощущение, что надо проявлять бдительность.

Я останавливаю голосование.

  • 41% считают, что не надо поддерживать этих людей;
  • 26% считают, что их поддерживать надо;
  • 33% считают, что пускай сидят там.

Теоретически надо бы задать ещё один вопрос «А потребность в возврате есть или нет?», который задавать у нас бессмысленно. Но эта тема всплывает всё время в том или ином варианте. В последнее время появился новый вид российского бизнеса – закошмаривание тех людей, которые уже живут там, но тем не менее хотят вернуться или рассматривают такой вариант.

Историю, которую я сейчас хочу рассказать, я узнал в выходные. Она запала мне в голову, потому что, во-первых, тема актуальная. Во-вторых, когда я работал в компании «Неокон», счёт нашей компании был в РосЕвроБанке. Я уже давно в «Неоконе» не работаю, но зарплатная карточка у меня осталась. Пару лет назад я узнал, что это теперь не РосЕвроБанк, а какой-то другой. Мне стало интересно, что произошло – вроде РосЕвроБанк хороший. В эти выходные я узнал, что он принадлежал бизнесмену Сергею Гришину, который пару лет тому назад обратился напрямую к Трампу с просьбой о получении гражданства. В этот момент он разводился со своей женой. Мы понимаем, что, если богатый человек разводится с женой (у него точно есть деньги, потому что он продаёт банк и живёт при этом в США), то это потенциально интересная фигура, с точки зрения его развода на деньги. Начались скандалы. Гришин подаёт в суд в России на свою жену. Она даже ненадолго попадает в тюрьму; потом её освобождают. В процессе переезда Гришина с ним рядом оказывается некая барышня (как потом выясняется, с не самой хорошей репутацией), которая завязывает с ним отношения; записывает его разговоры; потом снова с ним ругается. У неё сейчас тоже адвокат в её делах против Гришина; причём тот же, что и у бывшей жены. Очень интересная получается картинка, если учесть, что адвокат -Екатерина Духина, видный либеральный деятель. Она активно лоббирует закон о домашнем насилии; выступала против принятия Конституции; о необходимости разрешать усыновление детей людьми с сомнительным полом и так далее.

Я сразу же задался вопросом: не получается ли так, что этот самый Гришин хочет вернуться обратно к нам; не есть ли это либеральная атака на людей (в данном случае на конкретного человека, который хочет вернуться)? Я позвонил некоторым своим знакомым, которые крутятся в этом мире. Они сказали, что такие мысли у него были. Была попытка сделать систему возврата бывших или уехавших российских граждан, которые подвергаются атакам здесь, в том числе с использованием судов. Фактически речь идёт о рейдерских захватах собственности. Этим пытался заниматься Титов; получилось у него это не очень… Мало кто вернулся. Защитить этих людей от атак у Титова не очень получается. Я всё больше и больше склонен считать, что это не случайность. Гришин в данном случае является очень типичным примером. Как только я услышал про одновременный развод и продажу банка, мне стало понятно, что будет.

В нашей стране либеральная линия – приватизация, рейдерские захваты, злоупотребления взаимодействием с силовыми структурами – очень сильная. Сегодня это становится принципиально важной вещью. Количество людей, которые захотят вернуться, очень скоро будет быстро расти. Можно с этим не соглашаться. Я хорошо помню, какие вопли были пятнадцать-двадцать лет назад, когда я начинал объяснять, какие тенденции начинаются в США. Уже тогда было понятно, что закончится это плохо. Мне тогда никто не верил. В тот момент мне было абсолютно непонятно, когда это начнётся. Я называл минимальные сроки. Теоретически это могло начаться уже давно. Практически всё тянулось и тянулось. Сегодня уже понятно, что эти процессы начались. Не вызывает сомнения, что люди, которые хотят заниматься бизнесом и при этом жить спокойно, оказались в крайне тяжёлом положении. Если человек чем-то занимается всерьёз, на всё остальное у него времени остаётся мало. Есть люди, которые занимаются своей безопасностью. У них это получается виртуозно. Они умеют ездить из страны в страну даже в условиях коронавируса; они умеют договариваться с любыми спецслужбами. Но они практически всю свою жизнь тратят на отработку этих навыков. На то, чтобы быть богатыми людьми, у них времени не остаётся. У людей, которые занимаются бизнесом, что-то конструируют, пытаются создавать какие-то сети, нет времени заниматься выстраиванием защитных систем. Иногда они пытаются купить безопасность. Но, как показывает опыт, то, что можно купить, то можно и перекупить. У людей начинают возникать серьёзные проблемы. В нашей стране сегодня сложилась целая индустрия, которая эксплуатирует эти проблемы. Довольно большое количество людей на этом наживается.

Невероятно сложно избавиться от негативного образа, который возникает, если есть бешеный пиар, который доказывает что-то другое. Я с этим столкнулся на практике, поскольку в колоссальном количестве мест, на протяжении пятнадцати лет, объяснялось, что ссылаться на мнение Хазина – это дурной тон; в приличных домах о его позиции говорить не принято и так далее. Мне наплевать, что говорят в этих компаниях. Кстати, в результате довольно много моих старых связей на этом закончились. Людей, которые мне начинали говорить такие вещи, я просто закрывал – нет их, и нет. Для меня это особой роли не играет, потому что меня интересует реальное понимание экономики, а не мой статус в академическом или экспертном сообществе. Я понимал, что рано или поздно они сломаются. Прошло двадцать лет. Про это уже все забыли. Но я помню, какая была ситуация пять, восемь, десять лет назад. То, что я могу себе позволить, бизнесмены позволить не могут, потому что для бизнесмена публичная репутация принципиально важная.

Мне кажется, что надо радикально изменить систему отношений в нашей стране – отношение к бизнесу и отношение вообще к публичным скандалам. Когда я говорю про бизнес, я имею в виду предпринимателей; я не имею в виду приватизаторов. Моё глубокое убеждение: приватизатор – это вор. Вся приватизация в нашей стране была тотальным воровством. Все люди, имеющие к ней отношение, так или иначе занимались воровством. Но у нас есть колоссальное количество людей, которые создавали свои богатства (даже не всегда богатства) своим собственным трудом. Не нужно этих людей ругать. В нашей стране этого очень не любят из-за того, что есть мошенники. Есть виды деятельности, которые в нашей стране неминуемо ведут к нарушениям законодательства. Например, какой бы вы ни были великий замечательный человек, вы не можете заниматься строительством без тех или иных нарушений, пусть мелких. Это не только у нас. Если вы почитаете романы 30-х – 50-х годов про Калифорнию, вы узнаете, что одно из принципиальных мест – стандартных сюжетов – это коррупция, связанная с разрешением на строительство. Существуют даже легенды, что в некоторых штатах США принимались специальные законы по списку объектов, по которым разрешали упрощённое согласование. Потому что полное согласование было абсолютно невозможным – то есть, когда у вас кончалось действие первого сертификата, вы не успевали подойти к получению последнего.

Репутация нашей страны в мире очень сильно растёт особенно среди простых людей. Но это связано не столько с действиями России сегодня (хотя кое-что одобряется), сколько с фантомным образом СССР, который просвечивает, потому что СССР ассоциируется со справедливостью. Я уже говорил, что нас неизбежно ждёт разрушение среднего класса. А разрушение среднего класса – неминуемое полевение всего общественного дискурса. Мы идём в мир конца 19-го – начала 20-го века; в мир, в котором во многом правят левые идеи. Мы единственные в мире носители левого (в том числе экономического) дискурса. Нигде больше не умеют описывать социально-экономические эффекты будущего мира с левых позиций. Во Франции и даже в США остались левые философы. Но это именно философы – они не могут своё знание и понимание применять к экономическим моделям. А мы можем! По этой причине в мире много сил, которые очень хотят, чтобы наша репутация была максимально замазанной. Я не исключаю, что атаки на тех людей (особенно богатых), которые потенциально могут вернуться, будут усиливаться. Я не исключаю, что эта атака скоординирована. Можно сказать, что это конспирология и фантазия. Но такого рода фантазии уже столько раз реализовывались на практике! В 2014-м году молодые люди могли поверить, что в Киеве люди вышли на площадь сами собой в знак протеста. Сегодня уже всем известно, сколько этот протест стоил; кто оплачивал; как организовывал; кто и для чего убивал людей на площади – всё это известно. Пока у меня нет доказательств, но я прикидываю: если люди либерального толка - все как один -начинают действовать в некоем направлении (атака в России на людей, которые хотят вернуться, практически на всех), то это наводит на определённые размышления. Внутренние процессы в нашей стране, если они происходят сами собой, - нелиберальные. Вся наша либеральная общественность пыталась оседлать протесты в Хабаровске. Ничего не вышло, потому что они носят совершенно другой характер. Хотя, например, если посмотреть, что пишут в Интернете либеральные источники о событиях в Белоруссии, то это хоть святых выноси! Правда, все эти версии живут один-два дня; потом они куда-то исчезают. Появляется новая информация; становится понятно, что имеет место откровенное враньё. Вся беда состоит в том, что либеральные силы очень жёстко скоординированы и жёстко консолидированы. А антилиберальные – нет. И это плохо! Мне кажется, что все те, кто хотят нашей стране лучшей жизни, должны на эту тему подумать и каждый для себя придумать, что он может сделать, чтобы с этим безобразием покончить. Мы сделали «Аврору» как информационное агентство, которое целенаправленно предоставляет слово нелиберальным авторам для пропаганды нелиберального дискурса во всех сферах нашей жизни. В этом направлении многие могли бы что-то сделать, потому что понятно, что уровень напряжённости растёт.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Начинаю отвечать на вопросы слушателей.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Геннадий, Москва. Что мы о деньгах да о политике! Можно вам задать мировоззренческий вопрос? Несколько лет назад вашим гостем был Михаэль Лайтман. Гностический концепт, основанный на метапсихозе (или реинкарнации), наполняет земную жизнь здравым смыслом от начала и до конца. Как минимум человек отвечает перед Создателем за все свои деяния.  Ему не требуются артефакты, посредники и институты. Кстати, ажурная кошка над входом в Нотр-Дам очень похожа на Колесо сансары. Что вы скажете по этому поводу?

Михаил Хазин: Этот вопрос носит глубоко философский характер. Я человек, скорее, практический. Я занимаюсь философскими вопросами только в тех случаях, когда я в них сильно утыкаюсь носом. Моя главная цель – придумать, какая может быть посткризисная экономическая модель в будущем. В процессе разбирательства, на протяжении тридцати лет, я пришёл к выводу, что без ценностной базы всё это не работает. Можно придумать много разных обоснований ценностной базы -– как материалистических, так и метафизических объяснений. Поскольку заповеди даны Богом, спорить о них нельзя; их надо принимать. С другой стороны, можно сказать, что это правила общежития, которые разработаны многими веками цивилизации; попытка от них отказаться неминуемо ведёт к разного рода проблемам. И то, и другое объяснение – именно объяснение. Главное, чтобы человек для себя понял, что желательно соблюдать правила. Я к этому отношусь достаточно сложно.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Дмитрий, Екатеринбург. Вы не считаете, что пока существует капиталистический строй; пока мы не перейдём к коммунизму или хотя бы к социализму, проблемы в принципе не решить посадками приватизаторов? Это всё-таки мелкие решения.

Михаил Хазин: Если мы хотя бы кого-то не накажем, то мы не сможем перейти ни к социализму, ни к коммунизму, ни ещё куда-то. Люди должны знать, что есть вещи, которые делать нельзя! Если вы им это очень убедительно не покажете, будут большие проблемы. Это известный психологический феномен. Есть 10% людей, которые воруют всегда, даже под угрозой отрубания рук. А есть 10%, которые не воруют никогда – хоть ты их режь. Вот я, например, маньяк в этом смысле. А 80% - они как все. Нужно объяснить, что «как все» не воруют. Тогда 10% можно ограничивать. Только так! Если вы не начнёте наказывать эти 10% (а в реальности 90), то 80% из состояния «воровать можно» не перейдут в состояние «воровать нельзя».

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Геннадий, Москва. Что вы думаете о слухах о предстоящей деноминации?

Михаил Хазин: Я писал об этом. Это слухи, запущенные руководством денежных властей, которые неожиданно почувствовали, что над ними сгущаются тучи. Более того, я написал у себя на сайте довольно большую статью, в которой вспомнил историю 97-го – 98-го годов, когда деноминация была придумана с той же самой целью. Я думаю, эти разговоры пошли, не для того чтобы это реально делать.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Вы говорите про атаку на богатых людей, которые хотят вернуться в Россию. Мне кажется, что они продолжают бежать. У Пугачёвой гражданство Евросоюза; все алкины и галкины тоже члены Евросоюза. Богатейшие люди – а им помогают. Она не отдала деньги «Вертолётам России»; она член либерального клана; у неё покровитель Прохоров.

Михаил Хазин: Я не могу ничего сказать по поводу того, кто её покровители; какое у неё гражданство. Насколько я понимаю, по большей части живёт она вроде в Майами, а не в Евросоюзе. С каждым конкретным случаем нужно разбираться отдельно. Ходят слухи, что именно она контролирует женскую эстраду. Наша женская эстрада ужасная; мне она страшно не нравится, потому что толковые певцы на экран не попадают; попадает что-то невообразимое и, самое главное, очень старое. Эта тема меня, как человека, волнует мало. Есть Интернет – если вам кто-то нравится, вы можете его найти и слушать сколько угодно без проблем. Я бы не стал разбирать конкретного человека. Пугачёва, с точки зрения вне российской публичности, особого интереса не представляет. Кстати, я не видел, что её тут как-то преследовали сильно. Может, она не собирается возвращаться? У её дочери Кристины Орбакайте были какие-то проблемы, но это было довольно давно. Мне она не очень интересна.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Это Мальчиш-Кибальчиш из Москвы. Прокомментируйте, если возможно, выходку Лукашенко.

Михаил Хазин: Я не могу её пока прокомментировать. У меня нет информации. То, что в СМИ – на 98% это сказки, которые кто-то распространяет. Я даже не знаю, кто. С учётом того, что у нас есть только одна пропагандистская машина – либеральная, то с большой вероятностью это либеральная пропаганда. Теоретически можно было звонить в Минск своим знакомым, у которых там какие-то связи. Но это требует много сил и времени. Мне это неинтересно. На выборах там всё и всплывёт – какой в этом смысл. Все эти истории – предвыборные истории. Я бы не стал по этому поводу сильно озабочиваться.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Андрей, Подмосковье. Год назад повысились тарифы на мусор более чем в три с половиной раза. Наши клинские экологи дошли до Верховного суда, который сказал, что это повышение незаконно. Как вы думаете, вернут нам денежки за то, что с нас содрали, или нет?

Михаил Хазин: Не знаю. Выколачивать денежки в нашей стране дело сложное. Бóльшая часть всех мусорных агентов аффилирована с местной властью – поэтому там много больших проблем. Эта тема интересна ещё и потому, что у тех, кто в ней ведёт себя адекватно, очень серьёзные шансы на то, чтобы выигрывать выборы не только местные, но и выборы в Госдуму. Кстати, на местном уровне сложно, потому что обычно считает местная власть; считает она обычно в свою пользу. А вот на уровне Госдумы возможны разные варианты. До выборов не так много осталось. Правда, я не очень верю в слухи о досрочных выборах. Осталось чуть больше года до тех, которые должны быть по плану. Я думаю, что бороться за свои права точно нужно.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Когда-то я к вам обращалась, но вы не ответили на мой вопрос. Речь шла об Алишере Усманове. Он богатейший человек в Великобритании, почётный гражданин Лондона. Теперь он в России.

Михаил Хазин: Он всегда был в России.

Вопрос: За что его наградили в Кремле медалью или орденом?

Михаил Хазин: Я был знаком с Алишером Усмановым в начале 2000-х. Он произвёл на меня, скорее, положительное впечатление. Он не олигарх в том смысле, что он не получал от приватизации основных бенефициаров. Я не берусь оценивать ту логику, которой он руководствуется. Мне не нравится, когда человек, который заработал деньги здесь, уезжает на Запад. Но я также прекрасно понимаю, что есть международные бизнес-схемы, которые категорически требуют этого. Поэтому осуждать Усманова я бы не стал. С точки зрения вывода капитала, лучше бы, конечно, чтобы он оставался российским гражданином. Впрочем, для многих выехавших из нашей страны времена начинают меняться.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Сергей Алексеевич. Неделю назад в вашем эфире 80% радиослушателей отметили, что существующая модель развития страны и модель управления не работает. За последние двадцать лет вы можете отметить, что власть своевременно прислушивалась к голосу народа по важнейшим проблемам страны?

Михаил Хазин: Власть всегда относится к голосу народа с лёгким скепсисом. Народ, конечно, может сформулировать, что он хочет, но он абсолютно не понимает, что можно сделать. Я с такой ситуацией сталкивался много-много раз, когда был чиновником в том числе. Мне люди говорили: мы хотим сделать вот это… сделайте вот это! На что я говорю: если это сделать, будет то-то и то-то; вы к этому готовы? – Не-не-не! Не готовы. Для того чтобы получить результат, нужно иметь некоторый план и некоторую модель. Нынешнее правительство не имеет никакого плана. Антикризисный план, которое написало правительство, и те события, которые происходят последние месяцы, чётко укладываются в традиционную драматургию. Я привожу пример. Путин говорит о том, что нужно усилить налогообложение вывода капитала. В ответ на это правительство предлагает антикризисный план, в котором единственным реальным пунктом является пункт о либерализации валютного контроля. Это означает ослабление контроля за выводом капитала. Откуда появится возможность для вывода? Центробанк дал банкам деньги, для того чтобы они их вкладывали в экономику (кажется, три триллиона). Но банки не вкладывают деньги в экономику и не будут этого делать, потому что денежные власти (Центробанк и Минфин) фактически заблокировали возможность рублёвого инвестирования. Это не выгодно, а выгодно покупать валюту. Завязка: Путин говорит, что надо усиливать налогообложение вывода капитала (то есть уменьшать вывод капитала). Первое действие: на стенке висит ружьё – правительство обещает либерализировать валютное законодательство. Второе действие: банки начинают покупать валюту. Сегодня мы видим развязку: девальвация рубля. Единственный план, который правительство реализовывает у нас на глазах, - это план по снижению жизненного уровня населения. Президент говорит о том, что надо, чтобы капиталы вкладывались в Россию. Центробанк и Минфин говорят: не нужно этого. Мы видим результат: деньги не вкладываются; уровень жизни населения падает. Население у нас потребляет во многом импортную продукцию. При девальвации рубля (при его падении относительно доллара и евро) автоматически падает жизненный уровень населения, потому что растут цены. Существует ли альтернативная модель? Да, существует. Почему она не применяется? Для того чтобы начать её применять, необходимо убрать либералов, которые сидят в нашей стране с 90-х годов. Это радикальная смена элит! Масштаб этого явления мы видим сегодня в США, где та же самая проблема у Трампа. Для того чтобы навести порядок в американской экономике, ему нужно убрать американских либералов. Они этого не хотят! Сегодня обсуждалась тема о том, что они готовы устраивать не гражданскую войну, но ситуацию массового хаоса. А люди, которые тонко чувствуют, хотят из Соединённых Штатов Америки вернуться к нам в страну. Я же не сказки рассказываю о том, что армяне уезжают из США в Армению; что бизнесмены хотят вернуться обратно в Россию. Они видят, что там происходит. Если начнётся смена модели, то она потребует радикальных изменений и в элитах, и в системе управления. Я не исключаю, что через полгода после этого начала люди начнут орать: не-не-не, мы хотели другого! Вы уж извиняйте! Если вы сказали, что этого хотите, то пожалуйста!

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Вячеслав Алексеевич, Москва. Есть пословица «От трудов праведных не наживёшь палат каменных». Как вы к этому относитесь?

Михаил Хазин: Как показывает опыт, если человек делает карьеру (поднимается вверх по лестнице власти), количество денег, которые он контролирует, растёт. Эти деньги он может частично взять на себя, частично использовать как-то ещё. Но они всё равно растут. Капиталистический опыт показывает: если человек управляет какими-то капиталами достаточно долго, то в этом случае его личный капитал становится порядка 10-15% от той суммы, которой он управляет. Это без нарушения закона. поэтому трудами праведными можно нажить палаты каменные. Другое дело – существует довольно много людей, которые карьеру делают не самым красивым способом. Но в общем и целом это возможно. Как любая пословица, она верна в общем, но может быть неверна в конкретном случае.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Сергей, Петрозаводск. Снижение ставки Центробанком даст какой-то положительный эффект для обычных людей?

Михаил Хазин: Нет. Для людей это приведёт к тому, что будут падать ставки депозитов в банках. Для людей принципиально важно, чтобы росла экономика. Снижение ставки не увеличивает кредитование российской экономики. Центробанк запрещает коммерческим банкам кредитовать под проекты. Кредитовать можно только под залоги; а у малого и среднего бизнеса, который обеспечивает основные рабочие места, нет залоговых активов. Поэтому объём кредитования малого и среднего бизнеса, со стороны коммерческих банков, практически не меняется со снижением ставки. По большому счёту это не принципиально.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Мне кажется, слишком большое допущение, что все либералы воры, подонки и негодяи. А факт того, что это спаянная когорта людей, говорит, может быть, о их убеждённости в правильности их идеи? Может быть, всё не так ужасно в идее, как в исполнении?

Михаил Хазин: Я просто привожу пример. Ключевой идеей либералов 90-х была приватизация. Никто не мешал им приватизировать по-другому. Более того, были приняты законы Верховным Советом, по которым приватизировать нужно было по-другому. Эти законы были спущены в унитаз. Те люди, которые олицетворяют политический либерализм в нашей стране, - это воры. А если есть группа, которую возглавляют воры – если вы честные либералы, скажите вслух, что либерализм в нашей стране олицетворяют воры: мы категорически требуем, чтобы они ушли и перестали позорить светлый образ либерализма! Я такого не слышал. Из этого я делаю вывод, что либералы больше заинтересованы в том, чтобы быстренько сделать карьеру в рамках этой либеральной тусовки и добраться до реальных денежек. Тогда уж извиняйте!

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Как бы ни проводилась приватизация, всё равно закончится тем, что одним будет всё, а у других ничего; одни будут владеть заводами-пароходами, а другие с голым задом сидеть. Всего хорошего!

Михаил Хазин: Как показывает опыт, в некоторых странах Латинской Америки рекорд был три раза. Там приватизировали; потом шли судебные процессы; потом возвращали обратно; потом опять приватизировали; потом опять судебные процессы. Слаб человек! Если у нас нет правильной ценностной базы, то воровать будет 90%. Ни к чему хорошему это не приведёт.

В заключение я скажу, что ключевая проблема нашей нынешней жизни радикально меняет все привычные стереотипы, в рамках которых мы жили. Внимательно следите за тем, что говорят и пишут те люди, которые понимают, что они делают. Если этого не делать, будет много ошибок.

На этом наше время истекло. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.