Воздушные основания проекта «нового государства»  59

Письма читателей

16.05.2021 11:20

Вадим Мухачев

5668  9.3 (11)  

Воздушные основания проекта «нового государства»

фото: prorivists.org

10 мая на сайте ИА «АВРОРА» от имени группы (клуба) ряда лиц размещено письмо «Прототип нового государства, от идеи к воплощению», в котором его авторы сформулировали тезис о возможности создания «абсолютно новой формации общества» и соответствующего ему «нового государственного устройства», а также предложили разработанные ими «основания нового государства». В конце письма тем, чьи «убеждения близки позиции его авторов и у кого есть энергия и желание послужить отечеству», сделано приглашение принять непосредственное участие в данной работе. При этом сказано, что подход авторов письма к рассматриваемой ими теме «чисто научный»

Поскольку я всецело за становление будущей «абсолютно новой формации общества» и нового, альтернативного существующему, «государственного устройства», а также как сторонник «чисто научного», т.е. свободного от вненаучных личных мотивов познания, подхода к пониманию и объяснению истории человечества, то позволю себе краткий комментарий и ряд замечаний к письму «Прототип нового государства, от идеи к воплощению» с позиции ортодоксального марксизма, от имени которого, надеюсь, я заслужил право выступать.

Характеризуя писания последователей Томаса Мора, создавших за последние 500 лет «не менее полусотни своих версий «идеального общества», авторы письма полагают, что все они «в своих суждениях опирались на уже сложившиеся и существовавшие общественные организационные формы, институты и организации». Эта фраза сразу наводит на мысль, что авторы письма не имеют материалистически ясной гносеологической позиции и не видят разницы между отражаемым объектом, предметом, и его отражением в сознании познающего субъекта, каким является живой, эмпирически существующий, индивид.

В своих суждениях люди могут «опираться» только на имеющееся у них знание о «сложившихся и существующих общественных формах, институтах и организациях», которое возникает в результате чувственного восприятия ими действительности и ее логического осмысления как общественного (и личного) бытия, но они не могут опираться прямо и непосредственно на существующие общественные формы, институты и пр., минуя свои (и чужие) чувства и мысли. Казалось бы, мелочь, логическая небрежность, но дальнейшее знакомство с текстом письма о «новом государстве» убеждает в обратном.

Ратуя за «чисто научный» подход и, следовательно, полагая, что они сами выступают с позиции «чистой науки», авторы письма пишут:

«В любой науке есть основополагающие фундаментальные представления, понятия и принципы. Такие основания возможно определить и в случае описания нового государственного устройства. Одним из таких оснований является принцип перераспределения прибавочного продукта или прибыли. Наряду с физиологическими потребностями человека, потребностями в безопасности жизнедеятельности, принцип перераспределения прибавочного продукта, является основополагающим основанием для создания структуры экономических институтов и институтов власти государства, призванных этот принцип сохранять»

Здесь, возникшее ранее у нас предположение, что эти «друзья науки» не в ладах с тем, что Энгельс называл «основным вопросом философии», что они не видят решающего значения этого вопроса для науки как высшей формы познания, нуждающейся в точном, постоянно уточняемом и при существующих условиях познания предельно «точном» знании, возможном только на основе материалистического мировоззрения, приобретает характер убеждения.

Можно согласиться с утверждением, что «в любой науке есть основополагающие фундаментальные представления, понятия и принципы», но никак невозможно согласиться с тем, что, якобы, возможно определить такие основания и в случае описания будущего государственного устройства. Как можно описать (!) то, чего нет, что только может возникнуть, а может и не возникнуть? В лучшем случае такое «новое государственное устройство» и его «основания» можно приблизительно спрогнозировать. Но и то лишь в том случае, если до подобного прогноза основательно (с материалистической «точки зрения»!) изучена существующая действительность, наличное, а не будущее, общественное бытие.


Конечно, бытие определяет сознание. Но, ведь, Энгельс не случайно добавлял к этому, что «единство мира» заключается не в его бытии, а в материальности, поскольку бытие человека связано не только с материальными предметами, но и с идеальными продуктами сознания, получивших овеществленную форму в виде письменных знаков (книг, писем, нот и пр.). Эти же «продукты сознания», или «овеществленное мышление», могут быть и материалистическими, и идеалистическими. Вот почему «человеку науки» никак нельзя проходить мимо противоположности материализма и идеализма. В противном случае вместо точного, природе науки соответствующего, знания возникает конгломерат противоречащих друг другу суждений, или псевдонаука. Таким «туманным», лишенным необходимой ясности, примером псевдонаучности является рассуждение о «принципе перераспределения прибавочного продукта или прибыли», который, по мнению авторов письма, «наряду с физиологическими потребностями человека, потребностями в безопасности жизнедеятельности», является «основополагающим основанием для создания структуры экономических институтов и институтов власти государства, призванных этот принцип сохранять».

  • Во-1-х, во всем этом здесь нет ничего нового. Давно и всем известно, что в природе все живые организмы удовлетворяют свои физиологические потребности, а также потребность в собственной безопасности, самостоятельно, без всякого «государства», которое у людей, всегда остающихся представителями «мира животных», возникло в ходе их исторического развития, когда появился институт частной собственности и вслед за ней возникла классовая борьба между бедными и богатыми, крупными собственниками и теми, кто оказался на грани физиологического выживания. От того, что авторы письма упускают в своих рассуждениях этот исторический факт, для реальной истории людей ничего не меняется. Также в реальной истории людей ничего не меняется, когда в письме говорится о «прибавочном продукте, или прибыли», но обходится стороной вопрос о его происхождении, не говорится о «прибавочной стоимости» капиталиста как той его «прибыли», которая является «основополагающим принципом» капиталистического способа производства и буржуазного общества. Является тем принципом, который определяет сегодня развитие т.н. «глобального» капитализма, внутри которого борется за свое существование постсоветская Россия, тем «принципом» против которого авторы письма о «новом государстве» выдвигают «перераспределение прибавочного продукта» как основной принцип «нового государства». Опять-таки, в самом перераспределении прибыли капиталиста ничего нового нет. Маркс 150 лет назад раскрыл механизм такого перераспределения, объяснив появление «средней нормы» прибыли в условиях капиталистического способа производства.   
  • Во-2-х, если получение прибавочной стоимости, или прибыли, как «основополагающий принцип» буржуазного общества выведен Марксом путем материалистического анализа капиталистической действительности, то авторы проекта «нового государства» просто постулируют перераспределение «прибавочного продукта» в качестве «основополагающего принципа» несуществующей, ими воображаемой, «абсолютно новой формации общества». То есть у них принцип (идея!) лежит в основе их же собственного представления об ими желаемом устройстве общества и государства.

По этому поводу материалист Энгельс, поднявший вместе с Марксом существующую науку на самую высокую точку ее развития, писал, что, если «схематика мира выводится не из головы, а только при помощи головы из действительного мира» и потому «принципы бытия» выводятся «из того, что есть», то для этого нужны «положительные знания о мире, о том, что в нем происходит». Следовательно, прежде, чем выводить «принципы бытия» при помощи головы, необходимо получить достаточный запас знаний о том, «что есть», о действительности. Но именно таких, конкретных и эмпирически установленных, знаний всегда не хватало утопистам и прочим идеалистам.

Не случайно же Маркс и Энгельс для демонстрации противоположности материалистического и идеалистического воззрений выбрали не Гегеля, а ...Фейербаха, который, по их словам, материалист до тех пор, пока «история лежит вне его поля зрения», а когда «он рассматривает историю – он вовсе не материалист». Но Фейербах своей материалистической критикой гегелевского идеализма в 30-х гг. XIX в. сделал огромный «шаг вперед», а авторы письма «Прототип нового государства, от идеи к воплощению» спустя 200 лет делают в научном отношении целый ряд «шагов и шажков назад», когда не «при помощи головы», а «из нее», из имеющихся у них довольно общих и широко распространенных представлений о прошлой и настоящей «действительности», они проектируют, на их взгляд, справедливое общество и государство.

Отказ от мировоззренческого самоопределения и осознанного следования материалистическому пониманию истории, а также общие и потому малосодержательные суждения о «перераспределении прибавочного продукта» в будущем обществе нагляднее всего проявляются, когда авторы письма переходят к формулировке других «оснований нового государства». В качестве примера таких оснований (принципов) они перечисляют целый набор требований, выдвигавшихся человечеством в разное время и по разному поводу и потому представляющих собой конгломерат плохо связанных между собой деклараций. Они пишут:

  • Субъект управления – гражданин;
  • Объект управления – люди (не граждане) за пределами государства, вся другая живая и не живая материя Вселенной;
  • Территория нового государства – Россия, СССР, Российская Империя и зона жизненно-важных интересов;
  • Выгодоприобретатель – граждане, общество в целом;
  • Принцип справедливого распределения общественных благ;
  • Принцип справедливого вознаграждения за труд;
  • Свобода дана от рождения и право на нее не декларируется;
  • Регламентируются ограничения и ответственность.

Каждый из этих пунктов вызывает вопросы и требует соответствующих разъяснений. Например, принцип «субъект управления – гражданин» внутренне противоречив, поскольку, с одной стороны, понятие гражданина предполагает наличие государства в форме республики, а с другой стороны – «государство» не отнесено авторами письма о «новом государстве» к «субъектам управления». Ребус, да и только.

Или взять следующее «основание» («Объект управления – люди (не граждане) за пределами государства, вся другая живая и не живая материя Вселенной»). Первая часть фразы скорее должна быть отнесена не к «абсолютно новой формации», а к истории античного Рима, когда его граждане управляли «не-гражданами», но и в этом случае возникают вопросы, как можно управлять людьми, живущими «за пределами государства» и потому не подпадающими под его юрисдикцию? И еще. Чтобы чем-то управлять, нужно знать природу этого объекта, но неужели авторы идеи «нового государства» убеждены, что когда-то человечество познает всю, признаваемую современной наукой «неисчерпаемой» и «бесконечной» материю и Вселенную и сможет ею управлять?! Это уже никак не «чисто научный» подход, а – чистая фантазия.

Кроме того, ряд заявленных деклараций в виде «оснований нового государства» (Принцип справедливого распределения общественных благ; Принцип справедливого вознаграждения за труд; Свобода дана от рождения и право на нее не декларируется;) выдвигались и 100, и 200, и 300 лет назад, но почему-то полностью до сих пор не воплотились в жизни людей. Здесь, опять-таки, в первую очередь, нужны не принципы и декларации «из головы», а точное знание «при помощи головы» существующей действительности и объективных условий, при которых возможна реализация как самих научно выведенных принципов «справедливого общежития людей», так и конкретный механизм их воплощения. Без этого все, даже самые чистые помыслы и великие замыслы повисают в воздухе.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.