Сумма экономики: снова в школу  8

Письма читателей

13.09.2021 13:00

Сергей Копылов

1327  9 (1)  

Сумма экономики: снова в школу

фото: rasfokus.ru

Первое сентября вновь нас приводит в школу. Кого-то сажает за парту, кого-то ставит перед партами, кого-то помещает и туда, и сюда

В первое занятие хочется дать учащимся всю связку ключей к изучаемому предмету, чтобы затем копаться в деталях предмета, регламентированных учебным планом. Сегодня ты свободен, не ограничен ни рамками практической задачи, ни политикой, ни программой курса. Сегодня твой праздник: ты не обязан стремиться к практической применимости, сегодня ты можешь забыть о том, что твои ученики должны сдать экзамен по твоему предмету, сейчас ты творишь. Насладись текущим моментом первого урока: в замершем моменте отражается вечность, сгущается в материю мир идей. Вспомни лишь предназначение педагога – не навреди душе. Вот и вся ответственность! Школьный жанр суммы как нельзя кстати для такого первого урока.

***

Вниманию читателей предлагается настоящее эссе, представляющее собой материал первого семинара по экономике для студентов хороших естественно-научных вузов. Для публицистической статьи объём неприлично велик — один печатный лист. Для заявленной темы — неприлично мал. Впрочем, это только связка ключей. Для простоты навигации и чтения следует привести кусты обсуждаемых понятий.

  1. Экономика. Её метод и предмет изучения.
  2. Время: процентные инструменты; долгосрочный и краткосрочный периоды; темп; прошлое, настоящее, будущее.
  3. Средства производства и технологии: смена ведущих факторов производства; принципы экономического развития.
  4. Теория ценности.
  5. Проблема прибыли.
  6. Цели хозяйствования: прибавочный продукт; преобразование ландшафта против одомашнивания человека; цеховая организация производства.
  7. Состав экономической теории.
  8. Детерминизм общественных отношений.
  9. Гармония финансовой системы.
  10. Заключение.
  11. Список литературы.

Поскольку экономика — наука гуманитарная, при её изучении важнó Слово, текст. В конце эссе приведён список литературы, совершенно неполный и спорный, но определяющий авторов и книги, полезные школьникам для изучения экономики.

Экономика…

Наука гуманитарная. А это значит, что её предмет не воспроизводим, представляет собой континуальномерную систему, взаимодействия в которой многообразны и скрыты. Цветущая сложность, загадка и молнии «прозрений гениальных». Изучить не возможно, лишь попытаться постичь. Метод постижения — поэзия, то есть, слово, обращённое к слушателям, пронизанное множеством смысловых, рифмовых, ритмовых, ассоциативных связей между óбразами.

Поэтому экономика — это много понятий, система которых избыточна и не полна. Система категорий (существительных) важнее их связей (глаголов). Важны не сами модели и их результаты, а обсуждение причин, обуславливающих неприменимость моделей. Качественный анализ важнее количественного, и в момент, когда переходят к последнему, результат уже предопределён.

Экономика рассматривает потребление, производство, но самое главное, захватывающее и запутанное, — это перераспределение.

В сущности, любые бизнес-решения в управлении предприятием, в экономической политике государства — это решения о перераспределении.

Власть тоже регламентирует вопрос о перераспределении. Где перераспределение, там и деньги — самая сложная и трудноосознаваемая вещь в нашей жизни. Странно даже, что о создании денег мифы сочинены только экономистами, а не пришли из древности как миф об Азазеле, научившем мужчин делать оружие и воевать, а женщин — косметике и ювелирным изделиям.

Аристотель (384—322 до Р. Х.) в своём трактате «Политика» сформулировал функции денег:

1)  обмены (межтоварные обмены):

«Ввиду этого пришли к соглашению давать и получать при взаимном обмене нечто такое, что представляя само по себе ценность, было бы вместе с тем вполне сподручно в житейском обиходе… После того, как в силу необходимости обмена возникли деньги, появился другой вид искусства наживать состояние, именно торговля… Торговля, по-видимому, имеет дело с денежными знаками, служащими необходимым элементом и целью всякого обмена»

— Аристотель, Политика, книга Α, глава III, пп. 14, 15, 17

2)  сбережение (межвременные обмены):

«И под богатством зачастую понимают именно преизобилие денег… В искусстве наживать состояние никогда не бывает предела в достижении цели, а целью здесь оказывается богатство и обладание деньгами»

— Аристотель, Политика, книга Α, глава III, п. 16, 17

3)  измерение:

«…сначала простым измерением или взвешиванием определяли ценность таких предметов (то есть, предметов обмена — примечание автора), а в конце концов, чтобы освободиться от их измерения, стали отмечать их чеканом»

— Аристотель, Политика, книга Α, глава III, п. 14

Эти три функции денег определяют три финансовых бизнес-модели. Бизнес-модель согласно определению А. Остервальдера — это логика зарабатывания прибыли. Итак:

  • обслуживание обменов и расчёты (narrow banking), доход здесь является комиссионным; Аристотель указывает на торговлю как первую бизнес-модель (Политика, книга Α, глава IV, п. 2);
  • получение доходов с течением времени: процент (у Аристотеля «отдача денег в рост») либо «предоставление своего труда за плату» либо «всё то, что имеет отношение к земле, … произрастает из земли и что, не давая плодов в собственном смысле, тем не менее, приносит пользу, как, например, рубка леса и все виды горного дела», там же);
  • оценка активов и арбитраж на оценке.

В первом случае доход фактически получается за услуги, оказываемые торговлей продавцам и покупателям, при этом отдельно следует рассматривать движение товаров, отдельно — финансы (деньги). Во втором случае речь идёт либо о финансовом доходе за пользование ресурсами в течение времени, либо о доходе от средств производства или от доступа к ресурсам — рентном доходе. В третьем случае в основе лежат спекуляции: либо за счёт принятия на себя и собственный капитал риска, либо за счёт материальной непубличной информации или её специфичной интерпретации.

Сразу следует обозначить два ключевых направления экономической теории: теорию ценности и теорию прибыли.

Время

Ключевым перераспределением является межвременное. И потому нужно поговорить о времени.

Теоретическая экономика много изучает межвременные предпочтения экономических агентов. Они определяют соотношение потребления и сбережений, решения об инвестициях.

Процентные инструменты как «машина времени», направленная в будущее.

Ценой времени является процентная ставка. Согласно п. B4.1.9A МСФО (IFRS) 9: «Временнáя стоимость денег является элементом процентов, который обеспечивает возмещение только за прошествие времени». Такое получение дохода вызывает сомнение в его моральной чистоте:

«Сребра своего не даде в лихву и мзды на неповинных не прият»

— Пс. 14:5

«Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост»

— Втор. 23:19

«О те, которые уверовали! Не пожирайте лихву в многократно умноженном размере и бойтесь Аллаха, — быть может, вы преуспеете»

— Сура 3 (семья Имрана), аят 130

«Аллах запрещает заниматься ростовщичеством и уничтожает прибыль от роста. Он увеличивает имущество, из которого даётся милостыня, и воздаёт за неё. Аллах не любит тех, которые настаивают на разрешении запретного Им (как ростовщичество), не любит тех, которые продолжают заниматься ростом. Поистине, Аллах не любит нечестивца!»

— Сура 2 (Корова), аят 276

Почему это так? Ответ даёт канон palea Ejiciens V или VI века, вошедший затем в канонический кодекс Римско-Католической церкви, известный как Декрет Грациана, гласящий:

«Наиболее проклят ростовщик, продающий <время,> дар Всевышнего»

В контексте экономической истории важно, однако, оговориться. Несмотря на вышеизложенное, процентные инструменты существовали в европейском Средневековье, были вполне распространённым и законным финансовым инструментом. Связывать с их развитием экономический рывок Нового времени — большое упрощение как проблемы возникновения промышленной революции, так и приемлемости процента в традиционных религиях.

Перераспределение может касаться и отдельного экономического агента, и всей экономики в целом. Например, рейганомика как политика восстановления экономического роста была основана на кредитовании спроса (это описано, в частности, у М. Л. Хазина (род. 05.05.1962) в его «Воспоминаниях…»). Другими словами, была выстроена экономическая модель, в которой за счёт будущих поколений был профинансирован высокий уровень жизни в настоящем.

Долгосрочный и краткосрочный периоды

Долгосрочный период — это период, в котором экономическая система достигает своё равновесное состояние. Мы верим, что в долгосрочном периоде все обратные связи отрицательные. Как сказал Джон Мейнард Кейнс (05.06.1883—21.04.1946), в долгосрочном периоде мы все умрём.

Однако в реальности система всегда находится в стремлении к равновесным состояниям, которые сами по себе также меняются. Поэтому аттрактор (состояние, к которому стремится система) является выпуклой линейной комбинацией прошлых и будущих равновесий.

Математика имеет по-настоящему развитый аппарат только для анализа равновесий. Переходная динамика представляется весьма слабо, по сути, только линеаризацией при отклонении от равновесия.

Темп

Понятие темпа операции в военную науку введено дивизионным комиссаром Рабоче-Крестьянской Красной Армии М. Р. Галактионовым (род. в 1897 г. в Киеве, застрелился 05.04.1948) в 1936 году в его книге «Париж, 1914. Темпы операций». Учение о темпах операции сформулировано в приложении 4 к изданию этой книги 2001 года, написанном Р. Исмаиловым и С. Б. Переслегиным (род. 16.12.1960). Они же дали определение понятия «темп», отражающее 11 его аспектов. Среди этих аспектов здесь следует выделить следующие:

  • темп — это время между первой и второй критическими точками операции (то есть, между выходом системы из окрестности исходного устойчивого равновесия и попаданием её в окрестность другого устойчивого равновесия);
  • темп — это потенциальная энергия, запасённая «полезная работа»;
  • темп — это запасённое время системы или запасённый манёвр.

Прошлое, настоящее, будущее

В реально существующем настоящем принимаются рациональные решения о будущем на основе прошлого. Но рациональности нет. Прошлое восстановить принципиально не возможно, будущее описывается ожиданиями.

Задача о прошлом корректна только в системах, которые не учитывают прошлого. Корректность — это существование, единственность и непрерывная зависимость от начальных данных. Примером такой системы является обыкновенные дифференциальные уравнения. Если же в системе история учитывается, как, например, в функционально-дифференциальных уравнениях запаздывающего типа, задача в обратном времени становится некорректной.

Поэтому история является таким же объектом принятия решения, как и будущее. В стране, где за последние 30 лет история переписывалась как минимум четырежды, это очевидно.

Ожидания могут быть самоподдерживающимися, создавая положительные и отрицательные обратные связи (в последнем случае они являются образом будущего). Они формируют пузыри, которые лопаются, когда осознаётся, что ожидания не обоснованны.

В области образа будущего пузырь описывается образом Вавилонской башни. Основной мотивацией такой деятельности людей всегда является «сделать себе имя» (Быт 11:4). Главным результатом — прекращение строительства (как будто его и не было) с ухудшением положения человечества.

Средства производства и технологии

Для осуществления экономической деятельности нужны средства производства: земля, работники, станки-механизмы-оборудование, то есть, капитал (в экономическом смысле слова). Наличие всего этого не гарантирует запуск экономической деятельности: вопрос издержек управления, взаимодействия и обменов, уровня развития этих факторов стоит остро во все времена. Иногда квалификацию работников и управленцев рассматривают как отдельный фактор производства — человеческий капитал.

Смена ведущих факторов производства

Производительность фактора производства падает с ростом объёма этого фактора (закон убывания предельной производительности). Один из сюжетов, на который нанизывается экономическая история, — это смена ведущих факторов производства как преодоление проклятия этого закона. К XVIII веку ключевым фактором производства считалась земля. Это нашло отражение в тщательном исследовании сельскохозяйственных технологий (двуполье, трёхполье и пр.) физиократами (лидером этой школы являлся Франсуа Кенэ (04.06.1694—16.12.1774)). Результат интенсификации обработки земли описан у Фернана Броделя (24.08.1902—27.11.1985) как калейдоскоп вспашек и поверхностных суждений агрономов, европейская борьба и соразвитие пшеницы и скотоводства, и возвращение к более традиционному для каждого из районов земледелию на более высоком технологическом уровне:

«… во Франции и, без сомнения, по всей Европе, области, богатые скотом и бедные пшеницей, противостояли районам, богатым пшеницей, но бедным скотом. Существовали контраст и взаимодополняемость. Зерновые культуры нуждались в упряжном скоте и в навозе… Таким образом, «растительный детерминизм» западной цивилизации проистекал не из одних только хлебов, но из сочетания хлебов и трав. И, наконец, живая самобытность Запада заключалась во вторжении в жизнь людей скота… Такого … включения животных в хозяйство рисоводческий Китай мог не знать, он мог даже пренебречь им, отказавшись тем самым от заселения и использования своих гористых местностей.»

— Том 1. Структуры повседневности. Глава 2. Хлеб насущный. Раздел «Пшеница и севообороты»

Земля как ведущий фактор производства сменился трудом. Значение труда исчерпывающе раскрыто Адамом Смитом (16.06.1723—17.07.1790). Однако при росте рабочих количество необходимых им средств существования растёт арифметически, в то время как их производительность падает геометрически. Поэтому появляются лишние люди, чья судьба — гибнуть в нищете и войнах (ловушка Томаса Роберта Мальтуса (13.02.1766—23.12.1834)). Организация промышленности, ориентированная на управление трудом, — мануфактура.

Труд как ведущий фактор производства сменяется капиталом, суть чего раскрыта Карлом Генрихом Марксом (05.05.1818—14.03.1883). Организация промышленности, ориентированная на управление трудом, — фабрика. По своей сути капитал — это накопленный и сконцентрированный в материю труд (эта идея сформулирована у Адама Смита). Особенность процесса концентрации труда в материю (присвоение труда) подразумевает возникновение капитализма как системы общественных отношений. Одной из отличительных черт капитализма является постоянные интенсивные противоречия как в отношениях между экономическими агентами разных ролей (работники, собственники капитала и т. п.), так и между воспроизводственными контурами (это понятие обобщающе описано у М. Л. Хазина, но фактически использовалось в экономическом анализе ещё в меркантилистской литературе XVII века). Капитализм, возникший как мир свободной конкуренции, «порождает концентрацию производства, а эта концентрация на известной ступени своего развития ведёт к монополии» (Ленин В. И.). Врéменное разрешение этих противоречий возможно либо через научно-технический прогресс, либо (если изобретений недостаточно) осуществляется через уничтожение и экспроприацию участников этих противоречий. XX век — это век мировых войн. Vae victis!

Принципы экономического развития

Картина смены ведущих факторов производства является лишь áбрисом истории технологических укладов. Изучению технологических укладов посвящены работы академика РАН С. Ю. Глазьева (род. 01.01.1961). Технологический уклад — это группа совокупностей технологически сопряжённых производств, выделяемых в структуре экономики:

  • связанные друг с другом однотипными технологическими цепочками и
  • образующие воспроизводящиеся целостности.

Каждый уклад — это устойчивое образование, покрывающее все процесса от добычи исходных природных ресурсов до конечного потребления, соответствующего сложившимся общественным отношениям. Технологические цепочки покрывают все уровни переработки и замыкаются на непроизводственное потребление. Это потребление обеспечивает воспроизводство трудовых ресурсов соответствующей укладу квалификации и выражается в соответствующем уровне спроса.

Ядро технологического уклада — набор нововведений.

С экономической точки зрения, развитие — это смена технологических укладов. Такая смена должна сопровождаться следующими чертами.

Экономическая эффективность всех факторов производства по всей их историческо-онтологической цепочке должна возрастать.

Если от экстенсивных технологий расширения обрабатываемых земель хозяйственная система переходит к интенсивному земледелию, плодородие почвы должно вырасти. Применение капитала должно кратно повысить производительность труда и плодородие почвы. Использование информационных технологий как основного фактора технологического уклада должно повышать доходность капитала в реальном выражении, производительность труда, урожайность.

Если нововведение не способно реализовать такой рост по всей цепочке факторов производства, оно не приведёт к смене технологического уклада.

В начале 2000-х годов на фоне пузыря dot.com (лопнул 10.03.2000) экономисты и маркетологи этого направления инвестирования объявляли информатизацию новым главным фактором производства. Они поспешили, так как этот принцип не выполнялся.

Технологические уклады в одном воспроизводственном контуре сосуществуют; один из них (обычно, лидирующий, наиболее развитый) может быть ведущим. При переходе к более развитому технологическому укладу эффективность технологий предыдущих технологических укладов должна возрастать.

Вкратце история развития технологий сельского хозяйства в России может быть описана следующим образом.

  1. В подсечно-огневом земледелии обеспечивалось ограниченное производство сельскохозяйственной продукции за счёт интенсивной кратковременной (до 2 лет) эксплуатации небольших участков земли (до 1 га), вписанной в сложившийся биоценоз. Ключевым фактором производства была земля.
  2. Выход России на европейский рынок зерна потребовал расширения объёма производства, что привело к массовой распашке. Для поддержания плодородия потребовалось использование навоза, для борьбы с сорняками — учащение вспашки. Ключевым фактором производства стал труд, интенсификация которого потребовала создание института крепостного права, неотъемлемым элементом которого является община. Фактически продукция растениеводства при этом укладе — это пот и кровь крестьянина. Подчеркнём, что технологический уклад — это совокупность нововведений, как агрономических, так и общественно-организационных.
  3. Углубление вспашки с необходимостью сокращения удельного числа работников, занятых в сельском хозяйстве, приводит к механизации. Ключевой фактор производства — капитал. По своей сути продукция растениеводства при этом укладе — это тракторы и солярка.
  4. Повышение урожайности — результат химизации сельского хозяйства. Ключевой фактор производства — доступ к химическим удобрениям. То есть, продукция растениеводства при этом укладе — это мешки с удобрениями.
  5. Применение технологий закрытого грунта и гидропоники позволяет повысить урожайность, отказавшись от сезонных ограничений. Ключевой фактор производства — это энергия. При этом укладе продукция растениеводства — это материализованные киловатт-часы.

Однако прямое движение по этой линии прогресса (от 1 к 5) не исключает предыдущие технологические уклады. Спрос на натуральную продукцию с развитием гидропоники только растёт (движение от 5 к 1).

Развитие технологии подразумевает движение от товара (услуги) роскоши через обычный потребительский товар (услугу) к инфраструктуре. Демонстрирующий пример длительностью в четверть века — история мобильной связи. Широко обсуждаемый сейчас энергетический переход — это та же история. Предстоит заменить капиталом затраты на материалы и ресурсы.


Теория ценности

Ценность вещей определяет их соотношение при обменах. Согласно Аристотелю, вещи могут использоваться по своему назначению либо иначе, например, для обменов. Тем самым он разделил меновую и потребительскую стоимости, анализу которых были посвящены работы многих последователей. Схоласты Нового времени различали виды вещей на вещи необходимые и роскошь. Например, Франциско Гарсия (XVI век), профессор священного богословия университета Террагоны, разделял вещи на 4 группы:

  • для сохранения жизни,
  • для удовольствия,
  • для восхищения или поклонения,
  • для удовлетворения любопытства.

В зависимости от этого схоласты строили оценку. Основой ценности они вслед за Аристотелем считали редкость и полезность вещи, но, несмотря на это, указывали, что компоненты ценности могут быть весьма разнообразными. Например, Хуан де Медина (1490—1546), преподававший в Алькале, предложил следующую систему компонентов ценности:

  • всё, что связано с поставщиком: издержки, труд, проявленная забота и попечение при производстве или продаже вещи, отрасль, риск;
  • покупатель: потребность в вещи, конкуренция покупателей и вкусы;
  • вещь сама по себе: редкость или распространённость, способность к размножению, выгоды, предлагаемые собственнику, состояние вещи.

Теория ценности имела важные практические приложения. На её основе осуществлялась оценка, необходимая для комплаенса с требованиями канонического права, являвшегося элементом законодательства всех европейских стран.

Английская экономическая школа, заложенная сэром Уильямом Петти (1623—1687), основывалась на трудовой теории ценности. Адам Смит пишет:

«Поэтому стоимость всякого товара для лица, которое обладает им и имеет в виду не использовать его или лично потребить, а обменять на другие предметы, равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в своё распоряжение. Таким образом, труд представляет собою действительное мерило меновой стоимости всех товаров… Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира»

— Книга I, глава 5 его Исследования

Тем не менее, другой точки зрения придерживался Джон Локк (1632—1704), считавший ценностью вещи то, насколько она удовлетворяет жизненные необходимости. Джон Ло (1671—1729) измерял ценность по соотношению спроса и предложения.

Адам Смит помимо формулирования трудовой теории ценности, предложил ещё одно потрясающее определение:

«Меновая стоимость всякого предмета должна быть всегда в точности равна размеру той власти, которую данный предмет даёт своему обладателю»

— Там же

Опираясь на трудовую теорию ценности, Маркс выявил глубокое противоречие между трудом и собственниками капитала. Эта идея, хотя и представляется спорной (см. проблему прибыли), сформировала историю XX века.

Проблема прибыли

С точки зрения Маркса, капитал имеет нулевую доходность (см. Капитал, книга первая, отдел третий, глава VII, раздел 1), поскольку любой товар является всего лишь овеществлённым (материализовавшимся) трудом.

С точки зрения экономиста-немарксиста, ненулевая прибыль привлекает новых производителей, которые, конкурируя ценой, выходят на рынок до тех пор, пока экономическая прибыль не станет нулевой. Если в результате каких-либо катаклизмов прибыль окажется отрицательной, некоторые производители покинут рынок, а оставшиеся поднимут цены с тем, чтобы прибыль вышла из отрицательной области. Следует заметить, что это рассуждение полностью аналогично выводу условий первого порядка в оптимизационных задачах, доказательству теоремы Больцано-Коши в курсах математического анализа.

В любом случае, почему прибыль в реальности не является нулевой, требует обсуждения.

  1. Простейшее объяснение принадлежит английской экономической школе (Адам Смит, Джон Мальтус). Согласно ему, прибыль — это процентный доход на капитал.
  2. Прибыль — это рента (доход, получаемый в результате эксклюзивного доступа к ресурсу), плата за редкость капитала (фон Мангольдт (09.06.1824—16.04.1868)).
  3. Прибыль — это зарплата или рента предпринимателя — дозорного на башне, такое объяснение прибыли дали экономисты французской школы (Сэй (05.01.1767—15.11.1832)), часть австрийцев (А. Кёрнер, Кляйнвэхтер (25.02.1838—12.12.1927)).
  4. Прибыль — это плата за риск провала предприятия и риск изменения цен. Такое объяснение прибыли встречается у немецких экономистов (Тюнен (24.06.1783—22.09.1850), фон Мангольдт), Кляйнвэхтера, Ф. Б. Хоули (1843—1929). Ф. Б. Хоули принадлежит высказывание: «Прибыль — результат мудрого отбора видов риска».
  5. Прибыль — результат динамических изменений по идее Джона Бейтса Кларка (26.01.1847—21.03.1938).

Объяснения 1 и 2 представляются неудовлетворительными. Капитал не является редким ресурсом, хотя и ограничен в объёме. При этом он будет свободно направляться в те приложения, которые дают положительную доходность, до тех пор, пока прибыль не станет нулевой.

Объяснение 3 апеллирует к уникальности предпринимателя. Умалять её не следует, однако объяснять талантом и харизмой, даром Небес можно всё, что угодно. Разумеется, роль предпринимателя в обществе и обоснование его якобы повышенных доходов на фоне возбуждающих идей К. Маркса крайне необходимо.

Набор идей 4 лежит в основе современного регулирования финансовой системы на основе достаточности капитала.

С макроэкономической точки зрения интересны идеи 4 и 5. Неустойчивость, порождённая развитием, отклонением от равновесия — вот источник прибыли современного мира.

Цели хозяйствования

Прибавочный продукт

Целевое назначение хозяйственной деятельности считается са­мо­о­че­вид­ным. Аристотель в своей Политике сразу огорошивает читателя намерением об­су­дить, «в чём заключается искусство наживать состояние» (Политика. Книга 1, часть III), не задаваясь воп­ро­сом, зачем его наживать. Философы-экономисты разных школ, формируя по­ня­тий­ный скелет экономики и концепции взаимоотношений между понятиями, то­же сразу исходят из необходимости формирования прибавочного продукта. Адам Смит начинает своё основополагающее Исследование с описания раз­де­ле­ния труда, которое мотивируется его производительностью, представляющей со­бой ни что иное, как добавочный продукт, отнесённый к объёму затраченного тру­да. Доводя эту ли­нию до предела, Карл Маркс исходит из того, что

«Произ­вод­ст­во прибавочной сто­имости есть определяющая цель ка­пи­та­лис­ти­чес­кого про­из­вод­ства»

— Капитал. Книга I, отдел III, гл. 7, раздел 4.

Следствиями ориентации на прибавочный продукт являются:

  • максимизация прибавочной стоимости;
  • ограниченность в пространстве: максимизация осуществляется в интересах конкретных лиц в рамках конкретной хозяйственной деятельности без учёта экстерналий и с упрощением общественных отношений: «если рассматривать системы «человек — техника» или «человек — природа», то проблемы управления сводятся к проблемам трудовой деятельности» (такое упрощение постулировал Н. И. Ведута в своей книге по экономической кибернетике, глава I, раздел 5);
  • отношение к окружающей среде как к бесконечному и бесплатному, сво­бодно располагаемому ресурсу;
  • необходимость расширения рынков и экстенсивного развития про­из­вод­ст­венной базы;
  • драматизм распределения прибавочной стоимости между участ­ни­ка­ми (stakeholders) её создания;
  • снижение качества производимой продукции.

Преобразование ландшафта против одомашнивания человека

Джеймс Скотт (род. 02.12.1936), профессор-страновед Йельского университета, владелец фермы по разведению овец, исследователь анархизма и народно-освободительных движений в Юго-Восточной Азии, в своей замечательной книге «Против зерна: глубинная история древнейших государств» сформулировал альтернативу прибавочному продукту как цели хозяйственной деятельности.

В древности и в совсем недавние времена безгосударственные народы преобладали в мире. Ещё до 1600 года по Р. Х. они составляли подавляющее большинство населения: охотники, собиратели, в том числе морские, садоводы, подсечно-огневые земледельцы, скотоводы и фермеры, которых не контролировало и не облагало налогами ни одно государство.

Их основной деятельностью было преобразование ландшафта, одомашнивание целых экологических ниш (этим человек отличается от животных: муравьёв, пчёл, бобров). Это была цветущая сложность, направленная на поддержание устойчивого развития. В длительной исторической перспективе бóльшая часть мира была создана человеческой деятельностью задолго до Месопотамии, задолго до государств.

Преобразование ландшафта — это сложная целенаправленная деятельность человека, подразумевающая учёт множества ритмов (ритмы различных животных, растений, погодных изменений), их взаимную увязку и долгосрочное планирование. Производственный цикл в подсечно-огневом земледелии составляет 2-3 года, при этом не исчерпывается ни одной выращиваемой культурой, ни исключительно растениеводством. Охота сложнее земледелия (необходимо учитывать ритмы разных животных), земледелие  сложнее работы на конвейере.

«По сравнению с позднейшими формами примитивные формы существования, как правило, не проще, а сложнее. Средневековое поместье с концептуальной точки зрения является более сложным феноменом, чем корпорация US Steel»

— Шумпетер Й. История экономического анализа. Том 1. С. 79.

Даже общественная организация в таком обществе сложнее. Амореи, скифы, хунну (сюнну), монголы, алеманны, гунны, готы, джунгары — всё это не самоназвания и мироощущение этих обществ. Они вошли в историю как ужасные сплочённые племена, потоком сметавшие государства, уничтожающие чужих и бьющие своих, чтоб чужие боялись. На самом деле, они не были ни сплочёнными, ни ужасными. Отношения к соседям и родственникам были гораздо гибче: скотоводы имеют поразительно подвижные структуры родства.

Человечество того времени «наполняло землю, обладало ею, владычествовало над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:28).

Всё это было до тех пор, пока сам человек не стал объектом одомашнивания со стороны государства. Человек предназначен быть субъектом — носителем активности и познания. Но одомашненный человек рассматривается как объект. Одомашненный человек становится подобен овцам, чей мозг на 24% меньше, чем у их неодомашненных предков. Подобное упрощение нервной системы наблюдается и у свиней (–1/3 мозга), и даже у форели. Снижается эмоциональность и страх — вероятно, в этом причина распространения синдрома Аспергера. Великая перезагрузка, о которой много говорят сейчас, — это перевод одомашнивания на новую технологическую базу, одомашнивание в кубе.

В экономической и технической литературе регулярно дискутируется вопрос о стоимости человека. С него, например, начинает свою замечательную книгу «Мифы экономики» С. М. Гуриев (род. 21.10.1971). Вопрос стоимости, однако, имеет смысл только в отношении объектов, а не субъектов. Ввод таких оценок в государственную политику — путь к одомашниванию человека. Применение статистических методов (а их область применения ограничена объектами), как кажется, позволяет повысить эффективность хозяйственной системы, но для этого нужна согласованная система стимулов для субъектов становиться объектами.

Государство ориентируется на прибавочный продукт, и его задача — заставить производить больше потребностей. Выдающийся российский экономист А. В. Чаянов (29.01.1888—03.10.1937), исследуя традиционное крестьянское хозяйство, обнаружил, что с ростом числа работников производительность труда падает. Зачем производить больше необходимого?

Государства изначально — маленькие пятнышки на карте древнего мира и статистическая погрешность в общей численности мирового населения. Но именно они, начав одомашнивать людей, повернули их от преобразования ландшафта к индустриальному земледелию. Экономист из Дании, Эстер Бозеруп (18.05.1910—24.09.1999) отмечала, что не существует причин, по которым собиратель в большинстве природных условий решил бы перейти к земледелию, если его не вынуждает демографическое давление или некие формы насилия. История земледелия, сопутствующего государствам, очень малá: 240 поколений людей от возникновения и 160 поколений от широкого распространения.

«Варвар» и родственные ему понятия — «дикарь», «неотёсанный», «лесной человек», «горный человек» — были изобретены в государственных городских центрах, чтобы описывать и стигматизировать тех, кто не стал подданным государства.

История пишется победителями. История хозяйственной деятельности человека написана налоговыми чиновниками государств. Вся письменность создана бюрократией для администрирования. Она упрощает язык (китайская династия Цинь, создавшая в 221 году до Р. Х. империю, провела реформу и стандартизацию письменного языка, удалив четверть идеограмм). Эпос о Гильгамеше, Илиада и Одиссея записаны спустя сотни лет после изобретения письменности.

Крах государства, хрупкого и деспотичного, вызывает сожаление у историков, так как лишает их профессии: у археологов оказывается меньше важных мест для раскопок, у историков — меньше записей и текстов, у музейных экспозиций — меньше безделушек больших и малых. «Тёмные» века — это не потерянное время человеческой истории. Есть веские основания считать, что подобные «вакантные» периоды (тёмные века цивилизаций) открывали для подданных государств путь к свободе и возможности повышения благосостояния. Не надо бояться света «тёмных» веков.

Цеховая организация производства

Императив Средневековья, которое тоже называют «тёмными веками человечества», состоит в том, что каждый должен быть на своём месте, каждый должен делать своё дело, и это является исполнением морального долга перед Создателем.

В рамках этого императива производственники объединялись в цеха со сложной системой приёма (лицензирования), обучения и поддержания членства, общественными обязанностями. Целью этого не был прибавочный продукт. Целью было обеспечение качества (Иванов К. А., С. 234).

Состав экономической теории

Полноценная экономическая теория покрывает три элемента:

  • учение о хозяйстве, то есть, собственно экономику;
  • учение о власти;
  • законы общественного развития.

Важность власти в вопросах экономики подчёркивал Адам Смит (цитата приведена выше). Марксисты вопрос о власти решали через понятие классовой борьбы. Альтернативным подходом является анализ элит (людей Власти). В рамках западных экономико-политических подходов, основанных на микроэкономике и теории игр, анализируется смена выборной власти.

Где власть, там целенаправленные интересы и целеустремлённая реализация. Поэтому в экономических учениях встречается пропаганда. В этом нет ничего плохого, если эту пропаганду видеть. Пропаганда приводит к логическим ошибкам в теории. Общие методы выявления ошибок типа широко известны. Например, «идолы Френсиса Бэкона»: представления рода (редукция нового к известному), представления берлоги (опора на личный опыт, за рамки которого не комфортно выходить), представления рынка (мода на мысли и замена понятий именами), представления сцены (предыстория исследования и методов). Логические ошибки — тоже тревожный признак. Так, например, в одной замечательной книге по экономике имеются два раздела:

  • «Миф: «Независимость Центробанка — выдумки, не имеющие отношения к реальной экономике»;
  • «Миф: «Политика и экономика независимы друг от друга».

Кажется, они друг другу противоречат, и потому элемент пропаганды, вероятно, здесь силён. Ведь вопрос о независимости Центрального банка — политическое решение, и значит, как и говорится во втором разделе, политика и экономика зависимы.

Опять же, лучший способ снизить влияние пропаганды — читать первоисточники.

Детерминизм общественных отношений в результате природных условий и наилучших доступных технологий

Различные элементы экономики формируют и формируются общественными отношениями. Основным экономическим фактором являются технологии. Фернан Бродель, описывая влияние сельскохозяйственных технологий, говорит:

«Земледелие … должно было ориентироваться на господствующее растение, а потом строиться в зависимости от этого древнего первоначального выбора, от которого будет в дальнейшем зависеть всё или почти всё… Они <пшеница, рис, кукуруза> были «растениями цивилизации», которые очень глубоко организовывали материальную, а порой и психическую жизнь людей, так что создавались почти необратимые структуры, … «детерминизм цивилизации».

«Главный хлеб» Европы — рожь и пшеница. Они дают умеренную урожайность (сам-три — сам-шесть в XVII веке в зависимости от страны; урожайность во Франции во времена Лавуазье 5 ц/га), требуют полгода полевых работ, оставляя полгода для занятия ремёслами.

«Главный хлеб» Китая — рис, требующий ирригации, тяжёлых специализированных работ в течение 11 месяцев в году, урожайность которого в то же время достигала 20 ц/га очищенного риса.

«Главный хлеб» цивилизаций Центральной Америки — кукуруза (маис) с полутора месяцами сельскохозяйственных работ в течение года и урожайностью до сам-восемьсот со средней сам-полтораста.

«И вот, крестьяне свободны, слишком свободны. Маис орошаемых террас в Андах или побережий озёр на мексиканских плато … приводит в любом случае к теократическим государствам, которые тираничны сверх всякой меры»

— Бродель Фернан. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII веков. Том 1. Структуры повседневности. Глава 2. Хлеб насущный. Раздел «Маис и американские цивилизации».

Разумеется, наилучшие доступные технологии определяются природой: доступными природными ресурсами, климатом, географией. Адам Смит пишет:

«…совершенствование всякого рода промыслов, естественно, вводятся впервые в приморских местностях и по берегам судоходных рек»

— Книга I, глава 3

Фернан Бродель, объясняя, почему Америка была открыта испанцами, а не Китаем, обращает внимание как на структуру течений Атлантического и Тихого океанов, так и на условия судоходства Бискайского залива, явившегося суровой школой для испанских моряков.

Гармония финансовой системы

Хозяйство — сложная динамическая система, подверженная внешнему влиянию обстоятельств непреодолимой силы, в которой переменные состояния не известны и не наблюдаемы, в то время как наблюдаемые характеристики могут вводить в заблуждение. Но самое ключевое — состояние хозяйства определяется свободными решениями субъектов. Хозяйство — это живая система.

Финансовая система в широком смысле слова обеспечивает необходимое перераспределение ресурсов, информации, рисков, переговорной силы во времени и между субъектами хозяйствования. Фактически она оперирует двойниками, отражениями реального сектора. Стабилизация хозяйства осуществляется через финансовую систему путём управления рисками — их диверсификации и покрытия накопленным экономическим капиталом. В этом контексте важны и механизмы накопления капитала, долгосрочных ресурсов, и механизмы диверсификации, а также то создание долгосрочных ценностей, которое происходит за счёт использования диверсифицированных источников краткосрочной ценности.

Пример механизма диверсификации — развитие экономики (совместного) использования в противовес экономике владения. Если вместо приобретения автомобиля, основанного на нерациональных предпочтениях конкретного экономического агента, им будет выплачиваться арендная плата (плата за подписку), это позволит повысить доходы автопроизводителей:

  • для пользователя автомобиля рискованное долгосрочное решение о его приобретении подменяется краткосрочным решением о подписке; решение становится более привлекательным;
  • при этом пользователь в силу нерациональности не осознаёт заложенную в аренду плату за риск;
  • поставщик услуг выигрывает, поскольку растёт спрос на его продукцию, а за счёт диверсификации снижаются риски.

Фактически технология создания длинных денег из элитно-банковской превращается в отраслевую. Запас основных средств экономики концентрируется у крупных производителей, в то время как потребители всё больше и больше несут текущие издержки за счёт текущей выручки (ср. со сравнением экономики разных технологий производства энергии).

Именно в финансовой системе осуществляются все механизмы перераспределения ресурсов. Для этого финансовая модель должна быть:

  • равновесной по Нэшу (Джон Нэш, 13.06.1928—23.05.2015): никому из участников не должно быть выгодно уклоняться от её использования в одиночку, не возможен самопроизвольный и добровольный переход на бартерные технологии обмена при доминирующих и эффективно работающих денежных;
  • оптимальной по Парето (Вильфредо Парето, 15.07.1848—30.08.1923): ничьё положение нельзя улучшить, не ухудшив чьё-то другое.

Оптимальность по Парето имеет количественную метрику — общественное благосостояние (сумма излишков потребителей и прибыли производителей). В этом смысле избыточная прибыль чисто финансовой системы может интерпретироваться как dead weight losses.

Финансовая система втягивает активы реального сектора в оборот через оценку и кредитования будущего производства. Для экономистов прошлого, например, Самуэля фон Пуфендорфа (08.01.1632—13.10.1694) природа не имела ценности, поскольку даже мысль о рационировании доступа к воде, воздуху, лесам, полям им в голову не приходила. Развитие темы устойчивого развития и углеродного регулирования направлено на секьюритизацию природы.

Основная угроза экономике — дисбалансы. Финансовая система с необходимостью содержит в себе положительные обратные связи, и потому способна к катастрофическому разрушению. Показательна история Испании XVI—XVII веков, не выдержавшей последовательные шоки в монетарной области, повышенный риск трансатлантических перевозок серебра, изгнание частной торгово-финансовой элиты (евреев) и сельскохозяйственной элиты (морисков), войну.

Заключение

Связка ключей к курсу экономики почти собрана. За бортом остались спорные концепции, такие как разделение труда. Чтобы их объяснить, не противореча очевидности, в рамках материалистической диалектики требуется использовать мутные идеалистические построения об абстрактном и конкретном труде. Но самое главное,

«Что можно ожидать от человека, который двадцать лет своей жизни был занят изготовлением булавочных головок?»

— Алексис-Шарль-Анри Клерель, граф де Токвиль (29.07.1805—16.04.1859).

Иммануилу Канту (22.04.1724—12.02.1804) приписывается мысль, что нет ничего практичнее хорошей теории. С абриса теории можно углубляться в учебную программу, грешащую слишком практическими вопросами, приличествующими больше техникуму торговли.

Список литературы

Приведённый список, разумеется, не полон, пристрастен и направлен на развлекательное введение школьников в тему экономики. В нём в порядке появления в эссе приведены публикации, на которые сделаны явные или неявные ссылки. Вместе с этим, Капитал Маркса в нём отсутствует, поскольку критерию развлекательности явно не соответствует. Также не приведены ссылки на священные книги ввиду их общеизвестности. Помимо списка целесообразно обратить внимание на творчество людей, чьи имена указаны по тексту эссе.

  1. Гессе Г. Мыльные пузыри.
  2. Аристотель. Политика.
  3. Bossone B. What makes banks special? A study of banking, finance, and economic development//World bank working paper #2048, 1999.— 60 p.
  4. Хазин М. Л. Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики.— М.: Группа компаний «РИПОЛ Классик» / «Сфера», 2019.— 463 с.: ил.
  5. Галактионов М. Париж, 1914. Темпы операций.— М.: ООО « Издательство АСТ»; СПб: Terra Fantastica, 2001.— 704 с.— (Военно-историческая бибилиотека). Именно это издание!
  6. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII веков.
  7. Смит Адам. Исследования о природе и причинах богатства народов.
  8. Глазьев С. Ю. Рывок в будущее.
  9. Найт Ф. Х. Риск, неопределённость и прибыль.— М.: Издательство «Дело», 2003.— 360 с.— Глава II.
  10. Шумпетер Й. История экономического анализа.
  11. Скотт Дж. Против зерна: глубинная история древнейших государств / Джеймс Скотт; Перевод с английского Ирины Троцук.— М.: Издательский дом «Дело», РАНХиГС, 2020.— 328 с.— ISBN 978-5-85006-222-4.
  12. Гуриев С. Мифы экономики: Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики/С. Гуриев.— 3-е изд., переработ.— М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2010.— 295 с.
  13. Шваб К., Маллере Т. Великая перезагрузка.
  14. Иванов К. А. Многоликое Средневековье.— М.: Алетейа, 2001.— 432 с.: ил.— (Vita memotiae).
  15. Мински Х. Стабилизируя нестабильную экономику / Хайман Мински; пер. с англ. Ю. Каптуревского; под науч. ред. И. Розмаинского.— М.; СПб: Изд-во Института Гайдара, Факультет свободных искусств и наук СПбГУ, 2017.— 624 с.— (Новое экономическое мышление).
  16. Ленин В. И. Империализм как высшая стадия развития капитализма.

Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.