Советский простой человек  20

Письма читателей

12.10.2021 18:30

Vladimir Marchenko

1617  9.3 (20)  

Советский простой человек

фото: liveinternet.ru

…По полюсу гордо шагает,

Меняет движение рек,

Высокие горы сдвигает

Советский простой человек.

Отбросивши сказки о чуде,

Отняв у богов небеса,

Простые советские люди

Повсюду творят чудеса.

 

И звезды сильней заблистали,

И кровь ускоряет свой бег,

И смотрит с улыбкою Сталин —

Советский простой человек.

 

— Лебедев-Кумач

Мир держится на простых советских людях.

Весь мир. От полюса до полюса, от нулевого меридиана до 179 градуса.

Они всё ещё встречаются, хотя сделано уже всё возможное и невозможное, чтобы их не было.


И их всё ещё достаточно, чтобы держать мир на своих плечах.

Но их критически мало. Ещё немного – и мир рухнет, придавив собой наивных и прожжённых, умных и дураков, провидцев  и мещан.

Презрительное прозвище «совок», обращённое к простым советским людям, не имеет с ними ничего общего. На самом деле «совок» – это противоположность советскому человеку, его отрицание.

Настоящий советский человек ещё не сформировался полностью, он выковывался из крови и грязи, стали и машинного масла, чертёжной доски и радиомонтажного паяльника, свободы и творчества. Советский человек снёс режим «совков», которые мешали ему, но по неопытности не справился с обломками и оказался ими придавлен.

Повсюду я встречаю простых советских людей. Я вижу их среди русских и татар, евреев и негров, немцев и кавказцев. Они спрятаны среди народов, как сваи, на которых стоит фундамент дома. Разрушатся сваи – и дом упадёт.

Что такое советский человек?

Это человек Просвещения. Это человек мысли и творчества, свободы и любви. По сути, это сверхчеловек, который ещё не осознал, что он и есть сверхчеловек, и потому скромен и тих.

Во-первых, советский человек – это мыслитель. Поэтому он скептик и агностик по природе, он ни во что не верит, кроме любви, да и ту почитает как физиологическую функцию, возникшую как стимул продолжения рода. Он может быть атеистом или даже деистом, но никогда – теистом. Для него не существует ни священных книг, ни непререкаемых авторитетов. Священная книга для него – лишь предмет научного исследования, а авторитет – не более чем источник мыслей, которые должны быть научно подтверждены. Никакой научный тезис не может быть принят на веру, он должен быть подтверждён экспериментом или общечеловеческой практикой. Любую информацию, откуда бы она ни исходила, он принимает за относительную истину лишь после того, как найдёт способ подтвердить её хотя бы тремя независимыми источниками. Люди, неспособные мыслить, принимают его за конспиролога, поскольку советский человек ни на грош не верит ни в какие официальные версии событий. Тезис Декарта «подвергай всё сомнению» – альфа и омега его мировоззрения.

Поэтому советский человек – это человек свободы. Он не признаёт никаких ограничений, кроме тех, которые сам себе установил. При этом он отдаёт себе отчёт, что 99 из 100 окружающих его людей сами не способны установить для себя режим разумного ограничения и нуждаются в кнуте, прянике и ограде, чтобы хотя бы не причинять вреда себе и другим. Только это и нужно советскому человеку от государства. Поэтому советский человек – стихийный анархист, даже если он немец; государство в принципе вообще излишне, это всего лишь временная подпорка недоразвитого общества, вроде ходунков для ребёнка.

Советский человек – ни в коем случае не расист, но он не понимает, почему надо оказывать предпочтение негру перед белым только потому, что он негр, или наоборот. У каждого есть в природе своё место, его надо найти и занять, но выгонять другого с его законного места – это преступление перед природой, а стало быть, и перед нашим общим будущим. По этой же причине женщина должна быть женщиной, а мужчина – мужчиной, но в основе их отношений лежит свободный выбор, а не насилие. Свобода женщины – показатель уровня развития общества, поэтому советский человек, будучи целиком на стороне Афин, уважает и Спарту. Но стремление больной части общества навязать людям «третий пол» и прочее подобное вызывает в советском человеке такое же отторжение, как одевание женщины в хиджаб. То и другое противоестественно и потому недопустимо. Это временные явления, которые исчезают с прогрессом. Никто лучше скептического советского человека не осознаёт, насколько далеки мы от понимания сущности жизни как таковой, чтобы позволить себе экспериментировать с человеческой природой.

Советский человек – это всегда трудяга, даже если он лентяй. Он с удовольствием предаётся dolce far niente, но только для того, чтобы отдохнувший мозг выдал ему какую-нибудь свежую мысль. Советский человек не допустит, чтобы его работа, чем бы он ни занимался, была халтурной. Часто он вообще перфекционист, что очень мешает ему достичь собственного потолка. Халтура – это привилегия «совка», который трудится непонятно на кого неизвестно для чего. Гоголевский Петрович, который принёс шинель с «выражением таким значительным, какого Акакий Акакиевич никогда еще не видал», а когда Акакий Акакиевич отправился в новой шинели в департамент, «вышел вслед за ним и, оставаясь на улице, долго еще смотрел издали на шинель и потом пошел нарочно в сторону, чтобы, обогнувши кривым переулком, забежать вновь на улицу и посмотреть еще раз на свою шинель с другой стороны», – с точки зрения отношения к своей работе совершенно советский человек.

Советский человек – это всегда специалист. Он отлично сознаёт свои возможности и никогда не станет заниматься тем, что не сможет сделать хорошо. Поэтому «эффективные менеджеры» и «универсальные руководители», готовые возглавить хоть завод, хоть консерваторию, – для него не более чем бледное подобие Остапа Бендера.

Советский человек может быть певицей или инженером, писателем или учёным, геологом или актрисой, футболистом или философом, гимнасткой или космонавтом. Он может казаться чрезмерно вежливым или несколько грубоватым; он может не переносить табачного дыма или дымить как паровоз; он может быть трезвенником или пьяницей, спортсменом или доходягой, справлять золотую свадьбу или менять жён/мужей каждый год, – но он всегда внутренне свободен, он всегда скептик и всегда творец.

…Много ещё чего можно сказать о простом советском человеке, но не буду, потому что вы и сами встречаете его, может быть, каждый день. В современном обществе он всегда где-то сбоку, он «неформат», его не устраивает ни архаизация, ни дикая модернизация, потому что это ненаучно и противоречит природе; ни революция, ни стабильность, потому что то и другое обходится слишком дорого и тормозит прогресс.

Цивилизация зависла в точке бифуркации – она сваливается в какое-то новое состояние, но невозможно предсказать, в какое. Если советские люди всех континентов не сумеют овладеть процессом развала и направить его в сторону Просвещения и Прогресса, – произойдёт то же, что с Советским Союзом, архаизация и деконструкция. Но уже не на 1/6 части суши, а на всей Земле. И будет тогда то ли всеобщий Афганистан, то ли всеобщий Китай – два места на Земле, в которых советскому человеку решительно нет никакого места.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.