ГОЛОСОВАНИЕ



Как вы считаете, связан ли арест журналиста Голунова с выступлением Путина на СПбЭФ?






Источник — Материал №67615:
Кто и почему делает ставку на «Иванов, не помнящих родства»

  • Владимир Павленко Автор

    14.05.2019 18:30  9.5 (55)

    Кто и почему делает ставку на «Иванов, не помнящих родства»
    В нестройном хоре хулителей Великой Победы, одержанной советским народом над немецко-фашистскими захватчиками под руководством Коммунистической партии во главе с И.В. Сталиным — Верховным главнокомандующим Вооруженных Сил СССР, Председателем Государственного комитета обороны СССР –прорезался ещё один тоненький голосок. Принадлежит он главе ОВЦС (Отдела внешних церковных связей) Московского патриархата РПЦ митрополиту Илариону (Алфееву). Нападки Алфеева на вождя Великой Победы И.В.... Полный текст статьи
    Кто и почему делает ставку на «Иванов, не помнящих родства»

    В нестройном хоре хулителей Великой Победы, одержанной советским народом над немецко-фашистскими захватчиками под руководством Коммунистической партии во главе с И.В. Сталиным — Верховным главнокомандующим Вооруженных Сил СССР, Председателем Государственного комитета обороны СССР –прорезался ещё один тоненький голосок. Принадлежит он главе ОВЦС (Отдела внешних церковных связей) Московского патриархата РПЦ митрополиту Илариону (Алфееву).

    Нападки Алфеева на вождя Великой Победы И.В. Сталина — далеко не первые. Помнится, лет десять назад он этим уже занимался. И получал от автора этих строк ответ на одном из православных сайтов, смысл которого сводился к тому, что именно советская традиция, в значительной мере сформированная И. В. Сталиным, ведёт свой исторический диалог и прочерчивает свою историческую преемственность с дореволюционной Россией. Повторю эту мысль ещё более четко и членораздельно.

    Между имперской и советской эпохами, каждая из которых знаменовала величайшую веху русской традиции, пронесенной через века, сохранившей нам страну, народ и Историю, традиции, которой мы заслуженно гордимся сегодня и будем гордиться завтра, занозой застряло безвременье буржуазных временщиков-ликвидаторов.

    Оно продолжалось недолго — всего полгода с небольшим. Но и их хватило, чтобы показать стране и миру, что буржуазные выкормыши из числа политиков того времени озабочены только одним. Продолжая грязную и позорную войну, не имевшую ничего общего с защитой Отечества, и проливая в ней реки народной крови, обеспечить себе максимум прибыли, распиливая военный бюджет, и не останавливаясь даже перед сдачей страны иностранному капиталу — одно «дело Военно-промышленных комитетов» чего стоит!

    «Февраль — яркий пример внешнего управления с согласия самих управляемых», — эта удивительная по точности оценка принадлежит отнюдь не В.И. Ленину и не И.В. Сталину. А американскому послу в Петрограде Дэвиду Фрэнсису, который, надо полагать, очень хорошо представлял себе, о чем говорил, зная предмет разговора изнутри.

    Компрадорская буржуазия в Феврале 1917 года, заметим, что при непротивлении и даже поддержке тогдашнего церковного священноначалия, не только предала самодержца, «помазанника Божиего на Земле», но и обрушила русскую историческую традицию и русскую, российскую историческую преемственность и повела дело к ликвидации страны, дав зеленый свет самым разнообразным сепаратизмам — всем вместе и каждому по отдельности. Об этом уже говорилось, причём с приведением соответствующей хронологии.

    Планы компрадорской буржуазии разрушил Великий Октябрь того же 1917 года, который спас страну, сохранил её государственность, а затем, в ходе последующих событий, шаг за шагом с помощью выверенного и продуманного государственного строительства, страну восстановил. В том виде, в котором это было возможно. Потому что к тому моменту, как большевики… нет, не взяли, а подобрали власть, брошенную сдавшей страну буржуазией, распад зашёл очень далеко, и унитарные модели, примененные «в лоб», уже не работали.

    В. И. Ленин собрал Россию на конфедеративной основе, постепенно двинувшись к федерации, а И. В. Сталин, завершив федеративное строительство, опять-таки постепенно вышел на фактическую унитарность, превратив границы между республиками из политических в административные, сугубо формальные.

    И очень важно: все свои преобразования и В.И. Ленин, и И.В. Сталин вели в условиях не только жёсткого внешнего противодействия, но и не менее ожесточённой внутрипартийной борьбы, главным «фронтом» в которой была борьба с Троцким и троцкизмом — этой буржуазно-олигархической «пятой колонной» в РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б). Подробнее об этом опять-таки говорилось, и не раз;

    А теперь к тому спутанному потоку даже не сознания, а скорее эмоций, что исторг из себя Алфеев, который никакого удивления не вызывает, но ответа требует. По порядку.

    Первое. Бутовский полигон, к которому ступая по солженицынским стопам и продолжая его ложь и демагогию, он апеллирует. Отнюдь не раболепствующий перед советской историографией, но придерживающийся исторической правды исследователь Виктор Земсков, в отличие от Алфеева, доктор исторических наук, свидетельствует:

    «Человеческая жизнь бесценна. Убийство невинных людей нельзя оправдать — будь то один человек или миллионы. Но исследователь не может ограничиваться нравственной оценкой исторических событий и явлений. Его долг — воскрешение подлинного облика нашего прошлого. Тем более когда те или иные его аспекты становятся объектом политических спекуляций. Всё это в полной мере относится к проблеме статистики (масштаба) политических репрессий в СССР»

    Ещё в начале 1954 года в МВД СССР была составлена справка на имя Н. С. Хрущева о числе осуждённых за контрреволюционные преступления, то есть по 58-й статье УК РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, за период 1921—1953 годов. (Документ подписали три человека — Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко, министр внутренних дел СССР С. Н. Круглов и министр юстиции СССР К. П. Горшенин).

    В документе говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, за (этот) период за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания — 642 980 (см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9401. Оп. 2. Д. 450).

    Таким образом, спекулируя на теме Бутовского полигона, Алфеев демагогически подменяет собственной субъективной и к тому же эмоциональной оценкой не специалиста объективные исторические процессы, в которых не только не пытается разобраться, но и с готовностью выступает ретранслятором позиции сил, враждебных России и нашему народу. Заинтересованных в том, чтобы подорвать наше единство и разрушить точку опоры, которой стала Великая Отечественная война и Великая в ней Победа.

    Спекуляции на том, что и 643 тыс. — «это много», разбиваются о масштабы приписок, совершенных «солженицынствующими» фальсификаторами с их якобы «66 млн жертв»; истерика, поднятая Алфеевыми & Co явно замахивается совсем на другие цифры, чем те, что отысканы в архивах и приведены В. Н. Земсковым.

    Мы уж не говорим о том, что к теме войны, о которой вроде бы пытается рассуждать Алфеев, «оценивая» роль в ней И. В. Сталина, Бутовский полигон не имеет никакого отношения, это — разные темы. Важно и другое: что репрессии 1920−1930-х годов, которые Алфеев пытается повесить на Сталина, осуществлялись на местах, и как следует из трудов многих историков, кстати, в отличие от не историка Алфеева, докторов исторических наук — Юрия Жукова, Юрия Качановского и других, объяснялись местными условиями.

    Во-первых, страхом местных руководителей за свою судьбу и обусловленным этим желанием «бежать впереди паровоза», со всеми сопутствующими этому перегибами. Во-вторых, сведением ими счетов со своими оппонентами там же, на местах, прикрытым «генеральной линией» советского федерального центра, как они её интерпретировали.

    И в-третьих, это очень важно, — для дискредитации линии этого центра и лично И. В. Сталина. Грубо говоря, репрессии были как сталинскими, направленными против коррупции и контрреволюционного предательства определенной части партийной верхушки, той самой, из которой впоследствии вышли и «оттепельщики», и «перестройщики», и «реформаторы», так и антисталинскими, рассчитанными на то, чтобы воспользовавшись моментом, подорвать авторитет вождя в народе.

    Более того, репрессии в низах именно антисталинскими и были, напомню пример того же Хрущева с его «соцобязательствами» по расстрелянным и высланным по Москве. И не случайно на полях его записки с соответствующими предложениями в ЦК Сталин собственноручно написал «Уймись, дурак!».

    Важный момент: в самой Церкви даже завзятые антисоветчики, немножко более глубокие, чем Алфеев, этот нюанс улавливают. Так, председатель одной из патриарших комиссий о. Дмитрий Смирнов, регулярно осуществляющий нападки на Сталина, ставит ему в заслугу «уничтожение ленинской гвардии». Смирнов здесь наводит тень на плетень в другом: ни один из бывших партийных руководителей, попавших под каток репрессий в 1930-е годы, ни к какой «гвардии» не относился.

    И борьбу с ними на партийном фронте вёл не только Сталин, но и сам Ленин (хрестоматийный пример предания гласности Зиновьевым и Каменевым секретного решения ЦК РСДРП (б) об Октябрьском вооруженном восстании, оформленного как несогласие с линией партии).

    В связи с этим заведомой неправдой является утверждение Алфеева о том, что РПЦ, канонизировав новомучеников и исповедников, тем самым якобы выразила негативное отношение к И. В. Сталину. Канонизация — акт персонального прославления перед Богом, и никаких политических коннотаций, как позитивных, так и негативных, она не содержит и не несёт. Причисление к Лику Святых — это не о земной суете, это — о Божественной Вечности.

    Об этом неоднократно говорил и Патриарх Кирилл, и не только действующий, но и предыдущий предстоятель Алексий II, а также многие другие священнослужители. Алфееву, видно, неизвестна, или он позабыл оценку действительной роли советского лидера, сформулированной одним из прежних патриархов Алексием I. Приведем её, чтобы отдать вождю дань церковной памяти и тем самым оттенить бесцеремонность представителей нынешней иерархии РПЦ в пересмотре, казалось бы, незыблемых исторических оценок:

    «Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет…

    Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами — пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники.

    Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках. Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы.

    И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством. Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, «в путь всея земли», горячей молитвой», — такими словами обратился к РПЦ и верующим Алексий I в марте 1953 года.

    Строго говоря, сан священника, а тем более иерарха, коим является митрополит, не позволяет Алфееву ни брать под сомнение эту позицию, ни разбрасываться волюнтаристскими политическими оценками, ибо тем самым он попросту необоснованно «приХватизирует» и узурпирует мнение Церкви, не имея на это никакого права. И к тому же ей вредит, серьёзно подставляя в общественном мнении, которое после таких заявлений Алфеева вправе предъявить церковному клиру обвинение во вмешательстве в политику, что противоречит Уставу РПЦ и Основам ее социальной концепции. А также противопоставляет Церковь народу, уровень поддержки Сталина в котором достигает 70%.

    Еще раз Алфеев говорит заведомую неправду, когда квалифицирует действия И. В. Сталина в 1930-е годы как нанесение ущерба обороноспособности страны, которое выразилось в «ослаблении армии». Подобно многим верхоглядам, неспособным заглянуть в суть вещей, он никак не связывает зачистку значительной части высшего командного состава РККА с развернувшейся в партии и в армии борьбой с наследием Троцкого. Алфеев просто не берет в расчет общеизвестный факт, что значительная часть высшего и среднего командования вышла из периода, когда военным строительством в должностях глав Реввоенсовета и Наркомвоенмора руководил Троцкий (1918−1925 гг.).

    После того, как сам Троцкий в декабре 1935 года договорился с нацистами о взаимодействии в будущей войне против СССР, которая должна была закончиться его воцарением в Кремле при поддержке вермахта и расчленением страны на рейхскомиссариаты, сохранять эти кадры в военном командовании было ошибкой. Конкретные, отдельно взятые командиры и командующие, возможно и были преданными советским патриотами. Но неизвестно, как бы они повели себя в ситуации, когда выбор диктовался бы не ситуацией на фронте, а политическими раскладами в верхах, из которых начали бы поступать противоречивые инструкции и приказы. Мы разве не видели, как это происходило в том же 1991 году?

    Самый надежный способ обездвижить военных, отключив поддержку ими действующей власти, — устроить на их глазах разборку в верхах с неясным исходом. Да и мировая история знает немало случаев предательств генералитета, один из последних — практически бескровное взятие в апреле 2003 года американцами Багдада. А шеф нацистского СД Шелленберг в своих мемуарах свидетельствует, что контакты германского Генштаба с тем же Тухачевским, главной креатурой Троцкого внутри советской военной организации, были установлены еще в середине 1920-х годов, во время его берлинской стажировки.

    Ну и последнее. Насчет «приписывания» Сталину в годы «культа личности» победы в войне, которая-де на самом деле принадлежала «всему народу». Война, конечно же, была выиграна народом, ибо побеждает всегда народ, который сражается с оружием в руках за свою свободу, честь и независимость. При одном НО: план на войну, разрабатываемый Генштабом, утверждается Верховным Главнокомандующим, который всегда несёт полную и всеобъемлющую историческую ответственность за его реализацию. И, следовательно, за результаты всенародной борьбы.

    Ведь тот же самый народ почему-то не смог ничего противопоставить тому же германскому милитаризму, ведомому прусским генералитетом, в Первую мировую войну, несмотря на определенный вклад Николая II в восстановление управления войсками после принятия на себя Верховного Главнокомандования. Просто у царя не получилось выстроить надежную, функциональную и управляемую государственную систему, способную проводить в жизнь его волю, а Сталин — минуточку, не монарх, а светский лидер! — это сделать смог.

    Именно в этом их историческая разница. Представим себе взвод, роту или полк, где каждый сам себе командир. Такой, извините, сброд разве способен на победу? Конечно, нет. Или, чтобы было понятнее Алфееву, в храме без настоятеля и остального священноначалия может ли состояться Божественная литургия? Кто ее будет служить? Не говоря, уж о таинствах исповеди и причастия…

    Именно через призму этой единоличной ответственности за судьбу страны Сталин, кстати, и воспринимал донесения того же Рихарда Зорге, которого всуе, по следам на редкость бездарного и непрофессионального, если не сказать лживого фильма, упоминает в своих наветах на вождя Алфеев. Такие донесения Сталину на стол ложились ежедневно десятками: любой глава государства начинает рабочий день с сообщений спецслужб, легальной и нелегальной агентуры, причем не одной-единственной, а всех имеющихся.

    И сохранявшаяся до самого 22 июня неопределенность и противоречивость этих донесений, из которых Алфеев в курсе только того, что сообщал Зорге, а об остальных попросту не осведомлен, не давала вождю ясности. Не было однозначных оснований для принятия решения — того или иного. Приходилось, лавируя, выжидать, чтобы не наделать непоправимых глупостей, результатом которых в той ситуации вполне мог стать единый фронт Запада против СССР.

    «Мерой сталинских достижений», а отнюдь не провалом, крупный американский историк и политический кукловод Генри Киссинджер, владеющий несравнимо большим, чем у Алфеева, объемом информации, в своей книге «Дипломатия» (М., 1997) назвал смену предвоенных приоритетов Гитлера, в частности, его нападение в первую очередь на Запад. И только потом на СССР, и это позволило выиграть два года на подготовку. Но что нашему «герою» Киссинджер?

    И чтобы Алфееву всё стало ясно до конца. Какую личную ответственность как глава ОВЦС он готов понести за провалы последних лет на «константинопольском» и украинском направлении? Уточним: соответствует ли он, по его собственной совести, занимаемому месту или сохраняет его из карьерных соображений, рассчитывая забраться ещё выше? Ведь в отличие от подготовки гитлеровской агрессии против СССР, все процессы последних лет в церковной сфере развивались открыто и имели широкое публичное освещение.

    Почему же их вектор оказался прочерченным против задач всеправославного единства и национальных интересов России, для которой РПЦ остается важнейшим инструментом собирания Русского мира? «Чем кумушек считать — трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться», — завещал подобным руководителям «дедушка Крылов». А то в своем глазу эти руководители, провалив всё, что можно и продемонстрировав вопиющую несостоятельность и профессионально-дипломатическую непригодность, бревна не видят. А вот у И. В. Сталина, благодаря глобальному политическому, социально-экономическому и промышленному наследию которого мы до сих пор ещё держимся, они настырно, с упорством, достойным лучшего применения, пытаются отыскать соринку.

    И набираясь нескромной дерзости, ещё и проповедуют, ничтоже сумняшеся, свои антиисторические фальсификаты с высоких трибун и амвонов. Хотя, судя по настроениям паствы, эти фальсификаты своей цели не достигают и лишь усиливают в её среде поддержку имени и дела И. В. Сталина. И чем больше Алфеевы, витийствуя, клевещут — тем быстрее и круче будет эта поддержка возрастать. Так что зря они, забыв об интересах страны, народа и Церкви, делают ставку на «Иванов, не помнящих родства». Не пройдет у них этот лукавый номер!


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Станислав Кравченко 18 место

    14.05.2019 19:59

    60.7% 1.0

  • Лев Серебрянников 7 место

    14.05.2019 20:10

    92.4% 1.0

    +
  • Глеб Жеглов 1149 место

    14.05.2019 20:34

    21.2% 0.2

  • Виктор Ветров 279 место

    14.05.2019 21:33

    67.5% 0.5

  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    14.05.2019 21:48

    97.5% 5.5

    +
    • Лев Серебрянников 7 место

      14.05.2019 22:43

      92.4% 1.0

    • Вадим Мижинский 9 место

      15.05.2019 10:50

      90.8% 2.5

  • Александр Клюев 105 место

    14.05.2019 22:12

    68.4% 0.5

    +
    • RULIK OUTFACK 58 место

      15.05.2019 00:44

      83.1% 1.1

  • RULIK OUTFACK 58 место

    14.05.2019 23:54

    83.1% 1.1

  • Николай Вализер 76 место

    15.05.2019 00:07

    58.2% 1.1

    +
    • RULIK OUTFACK 58 место

      15.05.2019 00:49

      83.1% 1.1

      +
      • Николай Вализер 76 место

        15.05.2019 10:50

        58.2% 1.1

  • Алексей 2672 место

    15.05.2019 09:36

    0% 0.0

    +
    • Станислав Кравченко 18 место

      15.05.2019 11:21

      60.7% 1.0

  • Владимир Донцов 626 место

    15.05.2019 20:19

    44.4% 0.5

  • Шишка Иван 643 место

    16.05.2019 10:38

    74.2% 0.5

    +
    • Ооками Идживаруи 552 место

      16.05.2019 13:09

      100% 1.0


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину