ГОЛОСОВАНИЕ



Считаете ли вы, что региональный административный ресурс активно пользуется своими возможностями для ограничения доступа на местные выборы даже некоторых федеральных партий?




Источник — Материал №67758:
Киев: перезагрузка власти и судьба Порошенко

  • Ростислав Ищенко Автор

    19.05.2019 08:34  8.7 (28)

    Киев: перезагрузка власти и судьба Порошенко
    В отличие от событий 2004/5 и 2014 годов, которые украинские политики и эксперты называют революциями, процесс замены Порошенко Зеленским они же называют перезагрузкой. При этом речь идёт не только о смене президента Говорится и о необходимости перезагрузки Рады, перезагрузки власти и даже перезагрузки всей политической системы. Зададимся вопросом: почему в 2004, 2014 и 2019 годах лозунги идущей к власти группировки одни и те же (борьба с коррупцией, повышение... Полный текст статьи
    Киев: перезагрузка власти и судьба Порошенко

    В отличие от событий 2004/5 и 2014 годов, которые украинские политики и эксперты называют революциями, процесс замены Порошенко Зеленским они же называют перезагрузкой. При этом речь идёт не только о смене президента

    Говорится и о необходимости перезагрузки Рады, перезагрузки власти и даже перезагрузки всей политической системы. Зададимся вопросом: почему в 2004, 2014 и 2019 годах лозунги идущей к власти группировки одни и те же (борьба с коррупцией, повышение благосостояния, обеспечение экономического роста, даже прекращение войны в Донбассе обещал уже Порошенко, как только она началась), а термины, для характеристики событий, применяются разные?

    Только потому, что в 2019 году на улицах столицы не было стрельбы и не началось отделение очередных регионов? Так в 2004 году стрельбы тоже не было, а об угрозе сепарации Галиции и усиления автономистских тенденций на Юго-Востоке сегодня на Украине не говорит только ленивый. В ходе прошедшей избирательной кампании де факто было снято табу с термина федерализация, а некоторые политики заговорили даже о том, что для спасения остатков украинского государства необходима уже его конфедерализация (ибо с федерализацией опоздали). Более того, как население, так и эксперты говорят о том, что массовое голосование за Зеленского, на самом деле было голосованием против Порошенко. Поскольку же Порошенко олицетворял собой систему, действовал исключительно в рамках и в интересах системы, а также опирался на безусловную поддержку системы, речь идёт о массовом голосовании населения против системы.

    Таким образом, термин революция должен был бы использоваться как раз по отношению к событиям 2019 года (когда народ выступил против системы), а не по отношению к событиям 2004/5 и 2014 годов, когда и выступления невозможно было назвать всенародными, и направлены они были против конкретного лидера (Януковича), никак не затрагивая институциональных основ системы. Однако термины используются с точностью до наоборот. И это не случайность и не ошибка.

    Можно было бы, конечно, списать всё на особенности украинской информационной действительности, давно погрузившей страну в виртуальную реальность и использующей новояз, в котором привычные всем слова несут противоположную смысловую нагрузку. Но это явно не тот случай. Ведь Порошенко попугивали революцией, на случай, если он начнёт упираться и попытается сохранить власть силовым путём. То есть, люди, отвечавшие за информационное обеспечение украинских событий, сознательно разделяли термины революция и перезагрузка и сознательно описывали события и свои намерения именно при помощи последнего.

    Мы поймём, что имели в виду борцы с «коррупционным режимом Порошенко», если вспомним, что имеем в виду, когда используем термин перезагрузка по отношению к нашим электронным приборам. Употребляя его мы фактически говорим, что какой-то прибор завис. Не сломался, не отказал полностью, не требует замены новым, а просто его электронные мозги где-то допустили ошибку, с которой не могут справиться. Мы не собираемся выбрасывать имеющуюся вещь, она даже не требует существенного ремонта. Достаточно просто нажать кнопку перезагрузки, прибор выключится, включится, проведёт автотестирование, исправит ошибку и заработает в прежнем режиме.

    Фактически оппоненты Порошенко сигнализировали всем заинтересованным и способным принять и понять передаваемый сигнал лицам, что речь идёт не о смене курса и не о смене системы, а лишь о замене обанкротившихся персоналий, в результате деятельности которых система зависла, что несёт угрозу всему коллективу акционеров «проекта Украина». Именно поэтому украинский олигархат с лёгкостью перенёс свою поддержку с Тимошенко на Зеленского (когда выяснилось, что у последнего больше шансов аккумулировать народную поддержку). При этом, несмотря на успешный старт проекта Медведчука/Бойко (который, кстати, также не предполагал коренной ломки системы, но декларировал существенную корректировку курса) он не только не получил общеолигархической поддержки, но ему постоянно совали палки в колёса.

    То есть, олигархат (акционеры «проекта Украина») были согласны на перезагрузку ради исправления ошибки, приведшей к зависанию, но изменения персонального и даже конституционного характера не должны были затрагивать основы системы. Во главе государства может находиться кто угодно, само государство может существовать хоть в форме президентской, хоть парламентской республики, хоть гетманата, хоть нацистской диктатуры, но оно должно и дальше ревностно защищать интересы олигархата и жестоко подавлять любое посягательство на основы системы — на власть узкой группы акционеров «проекта Украина».

    Именно поэтому «борцам с режимом» — «людям со светлыми лицами», рвавшимися голосовать за Зеленского, чтобы сразу всё исправить, объясняли (впрочем безуспешно), что проголосовать они могут, но потом пусть не рассказывают, что они «не думали, что так будет» и что они разочарованы. Впрочем, они сами определили своё голосование, как голосование исключительно «против Порошенко». Систему, с их точки зрения, по какой-то неведомой причине для них должен был сломать Зеленский.

    И вот свершилось! Мечты сбылись! Опасения рассеяны. Интрига с инаугурацией, дату которой никак не могли определить, завершена. Страдания «людей со светлыми лицами», старательно убеждавших себя в том, что мир перевернётся, если Зеленский не вступит в должность 19-го мая, а получит бразды правления только 28-го, окончены. Не 19-го, но 20-го мая избранный президент примет присягу.

    Но власть он получил уже, вернее власть уже перешла к группе выгодоприобретателей, чьей вывеской он является. Обратим внимание на серию совпадений. Накануне того дня, когда Верховная Рада стала на диво конструктивной и согласилась провести инаугурацию 20-го мая, на Украину вернулся Коломойский. До последнего момента Игорь Валерьевич утверждал, что приедет только после инаугурации нового президента (то есть, только после того, как Порошенко утратит власть). Значит, если он решил прибыть за неделю до инаугурации, Порошенко реально утратил власть именно тогда — больше он не может угрожать Коломойскому.

    Далее началась серия отставок высокопоставленных сотрудников режима Порошенко, включая министров. До того, Пётр Алексеевич раздавал ордена, звания, квартиры и прочие приятности, но массовых отставок не было (с корабля сбежали только предатели и сделали это уже давно, некоторые даже до первого тура выборов). Эти действия Порошенко на Украине трактовали, как последнее поощрение самых верных. Но, если присмотреться к списку «поощрённых» повнимательнее, то можно предположить, что Пётр Алексеевич, до последнего момента цеплявшийся за власть всеми четырьмя лапами (заодно и зубами), видя начинающееся противостояние Зеленского с Радой и разброд в его команде (который нёс эвентуальную угрозу, сложившемуся вокруг Зеленского олигархическому консенсусу) ещё надеялся, что счастье ему улыбнётся, Рада и новоизбранный (но не приведённый к присяге) президент начнут открытую борьбу и он, со своим ресурсом из верных (только что облагодетельствованных) силовиков сможет сыграть собственную партию.

    Итак мы видим, что Порошенко окончательно капитулировал, а Коломойский вернулся в страну только после того, как удалось восстановить олигархический консенсус. Рада получила определённые гарантии от роспуска (подкреплённые юридически денонсацией коалиции, что лишило Зеленского легитимной возможности корректно, без портновских натяжек распустить парламент). Зеленскому дали возможность принести присягу 20 мая. Его «молодую команду» слишком рано заявившую свои амбиции, щёлкнули по носу, показав кто в доме хозяин.

    Теперь, если они очень хотят, то могут воспользоваться услугами Портнова, который с удовольствием обоснует право Зеленского распустить парламент в любой момент времени (когда ему только заблагорассудится). Но Портнов не принадлежит к числу хозяев Украины. Он только их высокопоставленный топ-менеджер, обладающий соответствующими талантами и потому послуживший многим. Но, без поддержки хотя бы одного из акционеров «проекта Украина» все его таланты ничего не значат, поскольку обосновать можно что угодно, но, чтобы твоё обоснование услышали и приняли в качестве руководства к действию, надо иметь за спиной деньги и власть. Власти же на Украине последние пять лет даже у Авакова было больше, чем у Порошенко и пока что будет значительно больше, чем у Зеленского. Ну а людей, контролирующих финансовый ресурс, без которого аваковские банды выйдут из-под контроля и перейдут на подножный корм, все на Украине знают поимённо.

    На фоне восстановленного олигархического консенсуса, поставленной в рамки «молодой команды», которой объяснили, что президента будут пользовать не нанятые задёшево менеджеры-говорилки, а акционеры «проекта Украина», внезапно Окружной административный суд Киева открыл производство по иску о запрещении Порошенко и почти двум сотням его высокопоставленных соратников покидать Украину в течение года после президентских и парламентских выборов. Мотивировка забавная — некто считает, что президент, несколько десятков депутатов, министров и прочих высокопоставленных политиков и чиновников могли совершить преступления, поэтому, чтобы они не избегли правосудия, просит запретить им выезд. Я впервые сталкиваюсь с ситуацией, когда в государстве, называющим себя правовым, суд всерьёз рассматривает иск о наложении обеспечительных мер на людей, по одному только подозрению в возможности совершения преступлений, само событие которых пока не доказано.

    Интересен этот ход и тем, что обычно, если боятся, что человек убежит, то его либо арестовывают на время следствия, либо, если такой возможности нет и его приходится оставить на свободе, всеми силами убеждают, что ему ничего не грозит. Здесь же мы имеем дело с диаметрально противоположным действием: людям, которые имеют все возможности покинуть страну (они все ещё официальные лица, а Порошенко до понедельника законный президент) как бы намекают, что лучше не искушать судьбу и поступить по примеру Саакашвили, который не стал дожидаться пока его посадят в тюрьму в Грузии, а заранее улетел за её пределы.

    Зачем же Петра Алексеевича и группу его высокопоставленных соратников подталкивают к бегству из страны?

    Во-первых, Порошенко заявил о намерении провести крупную фракцию в парламент и остаться в политике. Пока что опросы показывают, что его политическая сила в новую Раду попадает и может сформировать там третью по величине фракцию. Вторая по величине фракция у Юрия Бойко. Судя по тому, что маргинальный рейтинг «Оппозиционного блока» Новинского начал резко расти, Ахметову также были даны гарантии, что его люди в Раде будут. Для баланса туда также надо запихнуть партию Смешко, Ляшко или Гриценко (можно и всех троих, но это будет уже слишком много). Относительно надёжные договорённости о формировании коалиции и правительства у Коломойского-Авакова пока только с Тимошенко. Но не факт, что «Слуга народа» и «Батькивщина» вместе наберут больше половины голосов. До выборов пока далеко, а собственную партию на базе Вакарчука начал тестировать уже даже Пинчук. Олигархов много и всем нужна своя фракция, как гарантия соблюдения договорённостей. В общем, хоть это и кажется сегодня нереальным, при определённых условиях в новой Раде может сложиться оппозиционное Зеленскому большинство, одним из претендентов на лидерство в котором будет Порошенко.

    Во-вторых, украинские политики помнят, что уже летом 2005 года в Киеве особой популярностью пользовались значки с надписью «Я не стоял на майдане», а на стенах домов в украинских городах писали: «Данилыч, вернись!» Помнят также, что ностальгия по временам Януковича появилась в украинском обществе уже к концу 2015 — началу 2016 года, а в 2018 году опрос показал, что граждане Украины считают Януковича лучшим президентом Украины за всю её историю. Кто может гарантировать, что ситуация с Порошенко не повторится? В таком случае неизвестно, где он будет более опасным для нового режима: в Раде или в тюрьме. При этом, как показывает ситуация с Януковичем и с Саакашвили, убежавший из страны президент, шансов вернуться практически не имеет.

    В-третьих, главная задача Коломойского и остальных «состоятельных кротов», не посадить Порошенко и компанию, а раздеть их до нитки. В стране и даже в тюрьме они могут эффективно сопротивляться. Учитывая их капиталы, связи, информационные возможности и политический вес, если они вступят в бой за собственность, то опасность для нового режима будет нешуточной. После же бегства за границу, они потеряют 90% своего влияния. Ориентированные на них чиновники переориентируются на новых хозяев, находящиеся на территории страны промышленные активы будут конфискованы (или национализированы) по суду. Пользование зарубежными счетами и контроль над зарубежными активами будут осложнены украинскими судебными решениями. Так было со всеми беглецами, от Лазаренко,до Коломойского, так будет и с Порошенко.

    Разворачивающиеся сегодня события показывают, что Зеленскому и его команде готовы позволить поиграть с Радой в роспуск. В связи с восстановлением олигархического консенсуса и минимизацией возможностей «молодой команды» влиять на ситуацию, от того будут выборы досрочными или срочными практически ничего не зависит — состав будущего парламента в целом определён.

    Главной задачей победившей олигархической группировки является вытеснение из страны Порошенко и его наиболее влиятельных сотрудников (и создание для остальных проблем на базе обвинений в коррупции). Таким образом из уравнения убирается второе неизвестное, ситуация предельно упрощается, снижается возможность создания непредусмотренных парламентских коалиций, минимизируется шанс на реванш и создаются благоприятные условия для передела собственности.

    Вот только Пётр Алексеевич всегда был достаточно жаден, чтобы рисковать жизнью ради сохранения имущества и достаточно глуп, чтобы не принимать вовремя назревшие и всеми подсказываемые решения. Он может остаться. Он может отказаться от бегства и выбрать борьбу. Судя по тому, что случилось с Чечетовым и с Семенюк-Самсоненко, в таком случае его вряд ли посадят. Скорее «несчастный случай». Нет человека — нет проблемы.


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+
  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    19.05.2019 11:23

    97.4% 5.3

  • Александр 797 место

    19.05.2019 20:39

    72.7% 0.6


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину