ГОЛОСОВАНИЕ



Как вы оцениваете свою способность пережить потерю работы на срок более года?




Источник — Материал №74328:
«Тегеран-43»: герои, сорвавшие ликвидацию Сталина, Черчилля и Рузвельта

  • Александр Неукропный Автор

    01.12.2019 11:14

    «Тегеран-43»: герои, сорвавшие ликвидацию Сталина, Черчилля и Рузвельта
    25 ноября из жизни ушла легенда советской разведки – Гоар Вартанян. Так сложилось, что она не дожила всего три дня до очередной годовщины исторической Тегеранской конференции, обеспечение безопасности которой стало одной из главных операций в долгой и фееричной «одиссее» семьи Вартанян. Они были самой, пожалуй, «звездной» семейной парой среди бойцов невидимого фронта ведомства Лаврентия Берии. Не только невероятно продуктивной и удачливой, но вдобавок получившей широкую... Полный текст статьи
    «Тегеран-43»: герои, сорвавшие ликвидацию Сталина, Черчилля и Рузвельта

    25 ноября из жизни ушла легенда советской разведки – Гоар Вартанян. Так сложилось, что она не дожила всего три дня до очередной годовщины исторической Тегеранской конференции, обеспечение безопасности которой стало одной из главных операций в долгой и фееричной «одиссее» семьи Вартанян. Они были самой, пожалуй, «звездной» семейной парой среди бойцов невидимого фронта ведомства Лаврентия Берии. Не только невероятно продуктивной и удачливой, но вдобавок получившей широкую известность. А уж это для разведчиков-«нелегалов» весьма большая редкость

    Более того, образы Гоар и ее мужа Геврока стали источником вдохновения для создателей известной советской кинокартины, посвященной тем далеким событиям – «Тегеран-43». Именно они в значительной мере стали прототипами главных героев этого фильма. Как это обычно бывает, кинематографическая версия соответствует жизненным реалиям в самой малой степени. Самое время вспомнить истинную историю жизни и любви этих выдающихся людей, отдав тем самым дань их памяти и подвигу.

    «Вечная любовь» в разведке: плащ, кинжал и три свадьбы

    Для тех, кто не знаком с упомянутым выше кинофильмом (его я настоятельно рекомендую к просмотру всем, кто интересуется военной темой), скажу вкратце, что помимо главной, исторической сюжетной линии, там присутствует и романтическая. Любовь советского разведчика Андрея Бородина и французской переводчицы Марии Луниной, дочери эмигрантов из России, проходит через всю картину, действие которой происходит как во времена Великой Отечественной, так и в 70-е годы прошлого века. И звучит рефреном прекрасная песня «Вечная любовь» в бесподобном исполнении Шарля Азнавура... На самом деле, изложенная кинематографистами история глубоко трагична – сведенные воедино самой страшной в истории человечества войной, влюбленные не могут быть вместе. Мирная жизнь безжалостно разбрасывает их по миру, так и не ставшему после 1945 года ни более целостным, ни более безопасным. На долю героев остаются действительно вечные верность долгу и своей любви да память о кратких минутах счастья, выпавших им посреди всемирного пожара. В реальности все было не просто несколько иначе, а совершенно по-другому. Причем с начала и до самого конца. Во всяком случае, на тот момент, когда Геворк и Гоар встали под жарким солнцем Ирана на пути асов тайной войны Третьего рейха, оба они уже были профессиональными разведчиками. Вот только им обоим на тот момент не было еще и 20 лет. Впрочем, как и абсолютному большинству тех, кто участвовал в предотвращении нацистских планов по уничтожению собравшейся в Тегеране «Большой тройки» – Сталина, Рузвельта и Черчилля.

    Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль на конференции в Тегеране, 1943 г.

    После событий 1943 года и Победы, их история – и как разведчиков, и как счастливой пары, никоим образом не закончилась, а лишь началась по-настоящему. В 1946 году Геворк и Гоар сыграли свадьбу. Первую из трех... Естественно, настоящим во всех отношениях (с подвенечным платьем, счастливыми родителями и венчанием в храме) был первый их союз. Остальные требовались по «легендам» в тех местах, куда забрасывал их крутой и извилистый маршрут на службе Родине на нелегальном положении. И еще – им действительно везло. В Советский Союз они попали в 1951 году – еще при жизни Сталина и Берии, до того ужасающего погрома, который после государственного переворота устроил в «органах» Хрущев. Быстренько закончив факультет иностранных языков Ереванского государственного университета и получив дополнительную специальную подготовку, супруги очень вовремя отбыли в длительную заграничную командировку. На целых три десятка лет – вернуться на Родину им суждено было только в 1986 году. Франция, Греция, Италия, Соединенные Штаты... Многие географические пункты, в которых действовала эта блестящая пара, останутся засекреченными еще долгие годы, если вообще не навечно. Как и подробности абсолютного большинства операций, в которых они участвовали. Во всяком случае, за три десятилетия они не раз успешно оставляли в дураках и ЦРУ, и ФБР, и контрразведки множества стран НАТО. Бог хранил их от провалов на чужой земле и от репрессий на своей. Не угодили ни в одну из многочисленных «компаний» и «чисток», и после возвращения долгие годы, как пишут в официальных документах, «передавали свой богатый опыт молодым поколениям». Полковник государственной безопасности Геворк Вартанян вышел в отставку в 1992 году, малость не дослужив до 70 лет! И он, и его супруга отмечены многими правительственными наградами. Героем Советского Союза Вартанян стал в 1984 году, узнав об этом из шифровки. Впоследствии он говорил, что, как минимум, тремя из пяти лучей Золотой Звезды обязан жене... Впрочем, давайте вернемся в Тегеран 1943 года.

    Поле битвы – Иран

    Естественно, внешняя разведка НКВД (а отношение наши герои имели именно к ней) ни в коем случае не могла бы допустить того, чтобы операции того уровня, что изображены в фильме, проводились без многолетней и самой тщательной подготовки, да еще и с задействованием чуть ли не случайных людей! Можно не сомневаться, никто и не подумал бы проводить первую встречу лидеров государств-членов Антигитлеровской коалиции в месте, где наши разведка и контрразведка не обладали бы сильнейшими позициями и не владели бы обстановкой настолько, насколько это вообще возможно во время войны. Семья Вартанян была одной из ячеек колоссальной резидентуры, которую СССР начал создавать в Иране еще в 20-30-е годы. Во всяком случае, перебрались туда они из Ростова в 1930 году. Время было, скажем прямо, не самым удачным. Бежавший в том же самом году на Запад главный резидент ОГПУ по Ближнему Востоку Георгий Агабеков не только сдал тамошним спецслужбам чуть ли не всю советскую разведсеть в регионе, но еще и умудрился издать книжонку «ОГПУ: русский секретный террор». Его, конечно, отловили и ликвидировали, но произошло это аж в 1937 году, и уже мало чем могло поправить ситуацию. После гнусных «откровений» предателя только в Иране было арестовано не менее четырех сотен человек. Четверых расстреляли. Улучшению отношений между Тегераном и Москвой это все, как вы понимаете, никак не способствовало. Разрушенную резидентуру необходимо было восстанавливать и сделать это было ох, как непросто. Недаром же, по воспоминаниям Геворка, его отца несколько раз бросали в тюрьму, и именно по подозрению в связях с советской разведкой, как оказалось впоследствии – более, чем обоснованных.

    «Тегеран-43»: герои, сорвавшие ликвидацию Сталина, Черчилля и Рузвельта

    Супруги Вартанян в молодости

    Доказать, однако, «асы» из иранских спецслужб, под носом у которых в стране действовали разведки множества стран, так и не сумели. В 1936 году семья перебралась в столицу. Довольно скоро смышленый Геворк догадался, что значительная часть людей, с которыми отец встречается (почему-то по большей части подальше от лишних глаз и ушей), к той части его жизни, в которой Андрей Вартанян был уважаемым коммерсантом, владельцем известной на всю страну кондитерской фабрики, никакого отношения не имеет. А спустя какое-то время он сам уже бегал по «мелким» поручениям отца: сказать кому-то ничего, на первый взгляд, не значащую фразу и принести ответ, передать или спрятать в условленном месте пакет, в котором лежали точно не восточные сладости, а то и проследить за тем или иным человеком... В 16 лет Геворк уже стоял перед резидентом НКВД СССР в Иране Иваном Агаянцем. Грянула Великая Отечественная и Иран рассматривался руководством Советского Союза в качестве одного из главных театров тайной войны, совершенно обосновано, кстати. Неудивительно, что первым заданием Серго Берии, единственного сына главы НКВД СССР, после окончания разведшколы была командировка в Иран. Построенные в свое время в этой стране немецкими специалистами аэродромы Люфтваффе, планировалось использовать для нанесения ударов по жизненно важному для снабжения Красной армии топливом Кавказу. Для взятия страны под полный контроль на конец августа 1941 года планировался переворот, возглавить который должен был шеф Абвера Вильгельм Канарис, по этому случаю самолично пожаловавший в Иран. Не помогло... Сталин нанес удар первым, в страну вступили наши и британские войска. НКВД чистило Иран от нацистской агентуры самым тщательным образом и весьма успешно. Достаточно упомянуть, что руководивший резидентурой Абвера в Тегеране Франц Майер впоследствии отыскался аж в 1943 году, на старом армянском кладбище, где был вынужден отсиживаться, переквалифицировавшись в могильщика. Почему так вышло?

    Мальчишки Берии против асов Канариса...

    Вот тут самое время вспомнить о Геворке Вартаняне. Главным заданием, полученным им в 1941 году от Агаянца, была организация подпольной группы из таких же, как он, местных пацанов, выходцев из СССР. Понятно, что боевики или диверсанты из них были бы те еще... «Злобные энкаведисты» для таких целей подростков могли использовать только в насквозь лживых «перестроечных» кинопасквилях. Главной задачей группы Вартаняна, получившей у куратора шутливое название «Легкая кавалерия», стала вещь в разведке не просто необходимая, а архиважная – наружное наблюдение. Им была поручена самая тщательная фиксация немецких агентов, их перемещений, схронов, явок и конспиративных квартир. Вот почему вошедшие потом в Тегеран волкодавы в васильковых фуражках с такой легкостью находили и брали «тепленькими» вражеских шпионов, считавшихся законспирированными самым глубоким образом, обладавших «непробиваемыми» личинами и «легендами». Они просто знали, кого и где искать. А главная заслуга в этом принадлежала мальчишкам из «Легкой кавалерии». Откуда, кстати, именно такое название? Их главным «оружием» в борьбе против гитлеровцев были не Парабеллумы, толовые шашки или рации, а старенькие дребезжащие велосипеды, на которых эти пацаны могли поспеть за кем угодно и куда угодно, носясь, как угорелые, среди базаров, садов и трущоб Тегерана. Фрицы, передвигавшиеся на автомобилях, выигрывали в скорости, но знание «Легкой кавалерией» каждого уголка и каждой окольной тропки в лабиринте улиц и переулков восточного города, зачастую сводило это преимущество на нет. Стряхнуть «севших на хвост» пацанов на великах, уйти из-под прицела их горящих азартом глаз, было практически невозможно. Впрочем, что я все «пацаны» да «пацаны»? Все в том же 1941 году вслед за своим старшим братом в «легкую кавалерию» пришла и единственная в ней девушка. Хотя... Какая там «девушка»?! В тот момент, когда Гоар активно включилась в разведывательную работу, ей не было еще и 15-ти!

    Впоследствии Геворк Вартанян не раз задавался вопросом: как же так вышло, что они, не имевшие ни опыта оперативной работы, ни чего-либо, хоть отдаленно тянувшего на профессиональную подготовку и выучку, умудрялись обставлять профессионалов высочайшего класса, «волчар» тайной войны из Абвера и спецподразделений СС? По его глубокому убеждению, «арийцев» подводили их самоуверенность и глубочайшее презрение, испытываемое ими ко всем без исключения «унтерменшам». Ну, крутятся вокруг какие-то мальчишки... Да тьфу на них! Что они могут, эти маленькие недочеловеки?! Под ногами только путаются, ну, да и черт с ними. Разведка, как известно, подобных вещей не прощает. За собственное высокомерие несостоявшиеся «властители мира» впоследствии расплатились кто пулей в голове, а кто долгими и очень проникновенными беседами в подвалах НКВД. Группу головорезов Отто Скорцени, заброшенную в Иран на парашютах в рамках операции по ликвидации «Большой Тройки», от места их приземления – окрестностей Кума до Тегерана, сопровождала тоже «Легкая кавалерия». От глаз ее бойцов не укрылись и сеансы радиосвязи, проводившиеся двигавшимися к столице боевиками. Перехват, расшифровка – и НКВД стали известны координаты высадки еще одного эсэсовского десанта, во главе которой должен был стоять сам Скорцени. «Главный диверсант рейха», к огромному сожалению, в тот раз избежал тесного знакомства с людьми Лаврентия Павловича. Однако «Большой прыжок», результатом которого должны были стать смерти Сталина, Черчилля и Рузвельта, был сорван, несмотря на все попытки довести его до конца. Последних диверсантов НКВД добивали на том самом армянском кладбище, где почти три года прятался резидент Абвера, к которому они прорывались в надежде на помощь. После этого шпионская сеть нацистов на территории Ирана фактически прекратила свое существование. Впрочем, проблемы для СССР в стране на этом не закончились. А значит, была работа и для «Легкой кавалерии».

    ...И сэров из МИ-6

    Как я уже писал множество раз, уверенность в том, что наши «союзнички» в лице Великобритании и США на полном серьезе собирались изо всех сил помогать СССР в борьбе с гитлеровским нашествием, а впоследствии строить рука об руку с ним новый справедливый мир, сегодня может быть присуща исключительно выдающимся светочам наивности. Тем, кто способен в упор не замечать совершенно очевидные вещи. Такие, к примеру, как этот факт: свою разведшколу в Тегеране британцы открыли в 1942 году. Вот только набирали они в нее никак не этнических немцев и не иранцев даже. Однозначное преимущество при наборе предоставлялось выходцам из советских республик Кавказа и Средней Азии, знавших, к тому же, русский язык. Действовала вся эта «шарашка» под видом молодежного радиоклуба чуть ли не в открытую. И Вартанян получил от Агаянца новое задание: стать курсантом этой школы во что бы то ни стало! Сам он потом признавался, что как раз тут особых проблем не возникло. По основным параметрам он подходил почти идеально, а в остальном «рулившие» процессом сэры из разведки ее Величества мыслили предельно шаблонно: приличный юноша из хорошей семьи, жаждет приобщиться к «Западному миру», да и заработать при этом. По словам Геворка, вербовщиков особо подкупило его откровенное признание в том, что на нелегкую шпионскую стезю его толкает погоня за «длинным фунтом». Короче говоря, «в ряды» он был принят. А вот дальше у англичан начались какие-то непонятности и неприятности. Забрасываемые ими в СССР диверсанты (а готовили, как оказалось, в этой школе, в первую очередь специалистов именно в этой области), один за другим то ли гибли, то ли исчезали совершенно бесследно. Некоторые, правда, исправно выходили на связь, но у их кураторов чем дальше, тем больше крепла уверенность в том, что работают они под контролем НКВД. И, положа руку на сердце, именно так оно и было... Ибо все данные на них уходили в Москву куда раньше, чем новоиспеченных агентов успевали переправить через границу Союза. Естественно, стараниями Вартаняна и его верных товарищей из «Легкой кавалерии», взявших школу под самый плотный «колпак».

    Супруги Вартанян

    Одним словом, вся шпионская возня британцев в Тегеране закончилась полнейшим позором. Принялись проводить проверки, ища «крота», но Геворк все их проходил с легкостью, чему, опять-таки, способствовали фирменная британская спесь и шаблонность подходов. Дошло до того, что весь этот цирк осточертел Агаянцу и он, вызвав на личную встречу главу резидентуры Лондона полковника Спенсера, открытым текстом потребовал от того прекратить «безобразия». Англичанин пытался юлить, как уж на горячей сковороде, сваливая все на «недобитых нацистов», однако с Агаянцем такие штуки не проходили. Пришлось сэрам свою гнусную деятельность свернуть от греха подальше. А вот Вартаняну полученные в науке у них знания о методах и подходах спецслужб страны, в самом скором времени превратившейся в одного из главных врагов, очень даже пригодились впоследствии. Кстати говоря, за все долгие десятилетия нелегальной разведывательной работы, за решеткой он оказался всего раз – и в том же Тегеране, где более старшие парни, работавшие в связке с его «Легкой кавалерией», проведя ликвидацию весьма опасного нацистского пособника, умудрились «наследить». Незадачливых ликвидаторов успели «выдернуть» в СССР, но замять дело не удалось. Ниточка привела таминат (тайную полицию Ирана) к Геворку. Железных доказательств против него не было, одни подозрения. Поэтому после трех месяцев «отсидки», на протяжении которых Гоар носила ему передачи и мучилась неизвестностью, парня отпустили. Зато лупцевали на допросах, по его воспоминаниям, самым жесточайшим образом. Ничего, выдержал... В одном из своих интервью, которые, после снятия с него в 2000 году строжайшей секретности, полковник Вартанян успел дать немало, он сказал следующее: «Мы были такими фанатиками своей Родины!» Сказано это было с огромной гордостью... И, кстати, за свои сумасбродные, головоломные, смертельно опасные дела, пацаны из «Легкой кавалерии» не получали даже ломаного динара. В конце своей жизни их постаревший вожак сказал: «Мы счастливы, что отдали нашей профессии всю свою жизнь!»

    Так оно и было... В отличие от киношных героев «Тегерана-43», у Геворка и Гоар Вартанян не было в жизни одного – детей. Увы, для разведчика-нелегала это совершенно недопустимая роскошь, источник страшной уязвимости, непозволительный риск... Всех себя они отдали служению Отчизне. Их продолжением стали десятки и сотни учеников, многие из которых и сегодня идут их путем, защищая свою Родину, оставаясь незримыми и неведомыми для тех, на страже чьего покоя они стоят. А еще – наша с вами память. Память о величайших героях нашей страны, которая должна быть такой же, как и их любовь к ней – вечной.


    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

+


Ответить



Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину