Евгений Спицын: «Пример Ленина показывает, как надо действовать на крутых поворотах истории»

Интервью

22.01.2024 15:00

Валерий Береснев

1494

Евгений Спицын: «Пример Ленина показывает, как надо действовать на крутых поворотах истории»

Считал ли «вождь пролетариата» Россию слабым звеном капиталистической системы, что помогало ему побеждать и кому он передал власть после четвертого инсульта

«Мало кто из ленинского окружения понимал его диалектику, так что Владимиру Ильичу зачастую приходилось идти наперекор ближайшим соратникам и вынуждать их совершать вместе с ним смертельные кульбиты, которые в итоге доказывали его правоту. Приверженность диалектике и способность к быстрым переменам и были самым ценным и в Ленине, и в Сталине. А сегодня все слепо плетутся по течению», — говорит историк и писатель Евгений Спицын

О том, что побуждает нас сохранять ленинские памятники, как Керенский-старший помог Владимиру Ульянову получить золотую медаль, почему так трудно продавливалось решение о вооруженном восстании в октябре 1917 года и является ли «Письмо к съезду» фальшивкой, Спицын рассказал в интервью

«Ленин, как мы знаем, был основателем первого в мире социалистического государства. И в этом смысле он, безусловно, является фигурой исторического масштаба»Фото: CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org «Ленин, как мы знаем, был основателем первого в мире социалистического государства. И в этом смысле он, безусловно, является фигурой исторического масштаба» 

«Керенский-старший благоволил Владимиру Ульянову как талантливому ученику»

Валерий Береснев: — Евгений Юрьевич, в России на сегодняшний момент сохраняется около 6 тысяч памятников Ленину — так, по крайней мере, гласит информация из открытых источников. Но при этом на государственном уровне никакого официального почитания Ленина нет, многие монументы на периферии находятся в плохом состоянии. Цветы для Ленина по «красным датам» обычно несет народ и коммунистические активисты, но не представители власти. Можем ли мы сказать самим себе, зачем нам нужны эти многочисленные памятники, подвести под это какое-то идеологическое обоснование?

Евгений Спицин: — А какое здесь требуется обоснование? Владимир Ильич Ульянов-Ленин принадлежит к определенному периоду отечественной истории, который называется советским. Ленин, как мы знаем, был основателем первого в мире социалистического государства. И в этом смысле он, безусловно, является фигурой исторического масштаба, причем не только общероссийского, но и мирового. Поэтому сохранение ленинских памятников в разных уголках нашей страны, равно как и сохранение Мавзолея, — это сбережение нашей исторической памяти, и приплетать к этому какие-либо конъюнктурные идеологические составляющие, ей-богу, не стоит. Если мы начнем становиться на позиции каких-либо исторических штампов или приоритетов, то тогда у нас в РФ постоянно будет происходить «памятникопад» — в зависимости от того, кто в данный момент находится на вершине государственной власти. И по такому пути мы далеко уйдем, но совсем не в нужном нам направлении.

Я считаю, что нам надлежит сохранять память обо всех периодах отечественной истории и при этом ставить памятники наиболее крупным отечественным деятелям государственной власти, культуры, науки, искусства и так далее. Правда, нам необходимо запретить в категорической форме — на законодательном уровне — устанавливать монументы и памятные знаки всем предателям нашего государства и нашего народа. Это непременное условие, причем на путях поиска реального общественного единения. Потому что установка памятников таким персонажам, как, к примеру, барон Врангель, Александр Колчак или Петр Краснов, вызывает, как правило, огромный негативный резонанс и, соответственно, раскалывает наше общество. Как можно возводить памятник тому же атаману Краснову — нацистскому прихвостню, который открыто перешел на сторону Гитлера, называл его своим «вождем» и в итоге был повешен в Москве по приговору военной коллегии Верховного суда СССР?

— Ну хорошо, а «ленинопад» в нашей стране остановлен? Все-таки и у нас после 1991 года многие памятники Ленину демонтировали, Так, к примеру, произошло в Калининграде — бывшем Кёнигсберге, где монумент убрали с центральной площади, так случилось в Белгороде и так далее.

— Конечно, это так, но все равно как такового «ленинопада» в России не было! Не творилось такого безумия, как на Украине! Хотя действительно в некоторых областных центрах памятники Ленину убрали с центральных площадей под разными предлогами, переименовали улицы… Но это было сделано не от большого ума, и я думаю, что сейчас какое-то протрезвление по данному поводу у нас происходит. Поскольку печальный опыт Украины охладил многие горячие головы — как относительно фигуры самого Владимира Ильича, так и касательно сохранения памяти о нем.

— Тогда перейдем непосредственно к биографии Ленина. Говорят, что Владимир Ильич даже по своему происхождению был достаточно интересной фигурой — в нем текла калмыцкая кровь, а также немецкая, шведская, еврейская… Есть сведения и о том, что Ленин мог разговаривать на татарском языке. Насколько это достоверно?

— Вспомните Николая Карамзина, который сказал: «Поскреби любого русского — и татарина найдешь». Да, наша держава изначально создавалась как полиэтничное государство, в отличие от той же Польши, которая преимущественно моноэтнична. Хотя и в составе польского государства в разные периоды его существования можно обнаружить «каждой твари по паре»: не только этнических поляков, но и балтов, и германцев, и восточных славян, и так далее. Однако это не возводилось в принцип. А у нас изначально в основе нашего государства находились несколько этнических групп: прежде всего это, конечно, восточные славяне, далее — отдельные ветви балтов, финно-угров… При этом, безусловно, в нашем этногенезе активно участвовал тюркский элемент. Это и есть четыре наших основных составляющих, причем с самых первых шагов возникновения российской государственности.

Кстати, надо иметь в виду, что у нас до сих пор не решен вопрос об этнической принадлежности княжеской династии Рюриковичей. Сейчас большинство трезвомыслящих ученых отвергают традиционную «норманскую теорию» происхождения Рюриковичей, но нам все равно до конца непонятно, кто такие «русы» и к какой этнической группе они принадлежали. Известно, что княжеская династия, которая стала у нас править, была именно «русской», а не славянской. Так вот, этническая принадлежность «русов» и по сей день является предметом довольно жарких историографических споров. То, что «русы» изначально не являлись славянами, тоже совершенно очевидный факт.

Соответственно, происхождение Ленина легко укладывается в русло нашей традиционной полиэтничности. Его мать, Мария Александровна Ульянова, имела и шведско-немецкие, и еврейские корни, а отец, Илья Николаевич Ульянов, имел, помимо прочих, калмыцкие корни. Но ведь человека следует оценивать не по тому, какая кровь течет в его жилах или какие гены ему передались по наследству, а по его культурно-ментальному коду. И в этом смысле Ленин, являясь европейски образованным человеком, разумеется, был русским. Он думал на русском языке, говорил на нем и оставил нам богатейшее теоретическое и эпистолярное наследие.

— Правда ли, что в Казанский университет Владимир Ульянов поступил во многом благодаря Федору Михайловичу Керенскому, отцу будущего «временного правителя России» Александра Керенского?

— Я бы не сказал, что это произошло благодаря Федору Керенскому. Просто, когда Владимир Ильич, будучи ребенком и юношей, учился в симбирской мужской гимназии, то директором этой гимназии действительно являлся отец Александра Федоровича Керенского — будущего политического антипода Ленина. Федор Михайлович благоволил своему талантливому ученику, и во многом благодаря этому Владимир Ульянов по окончании гимназии получил золотую медаль, хотя имел в аттестате зрелости одну четверку — по логике.

Поступить на юридический факультет Казанского университета было личным выбором Владимира Ильича. При этом, конечно же, Федор Михайлович Керенский, пользовавшийся, кстати, авторитетом у своих гимназистов, оказал влияние на выбор Лениным профессионального и жизненного пути. Но преувеличивать роль Керенского-старшего я бы не стал. Это первое. А второе — надо иметь в виду, что Ленин проучился в Казанском университете всего пару-тройку месяцев, после чего был исключен за участие в одной из студенческих забастовок. А уже через небольшой период времени он поступил на юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета, однако учился там как заочник, сдал экзамены экстерном и окончил курс досрочно и с отличием.

«Можно определенно сказать, что каких-либо тесных личных отношений до революции 1917 года у Ленина со Сталиным не было»

Фото: Общественное достояние, commons.wikimedia.org «Можно определенно сказать, что каких-либо тесных личных отношений до революции 1917 года у Ленина со Сталиным не было» 

«Знакомство со Сталиным произошло в 1906 году, и Ленин сразу проникся к нему уважением, как к ценному кадру»

— В эти же годы происходит трагедия со старшим братом Ленина Александром Ульяновым — в 1887-м его вместе с другими народовольцами казнят за попытку покушения на императора Александра III. Эта казнь в самом деле сильно повлияла на становление Ленина как революционера? Как звучало в одном анекдоте — «он за брата отомстил»?

— Я не могу влезть в шкуру Владимира Ильича, но думаю, что казнь старшего брата, к которому он был очень привязан, безусловно, сыграла свою роль. Но и тут не надо преувеличивать значимость этого события в определении дальнейшего жизненного пути Ленина. Давайте вспомним, что он воспитывался в той же атмосфере, что и Александр Ульянов, как и другие члены его семьи и ближайшего окружения. И определенную роль в его становлении сыграли и его отец Илья Николаевич, и его мать Мария Александровна. То, что при этом, утешая маму после гибели Александра, Ленин обронил ставшую в советское время крылатой фразу: «Мы пойдем другим путем», — скорее всего, надуманная идеологема. Но в реальности он и в самом деле пошел другим путем — отказался от участия в террористической деятельности революционных народников, так как считал совершенно бессмысленной подобную форму политической борьбы. К тому же Ленин уже с младых ногтей не разделял идейные установки народнического движения, между тем как его старший брат как раз являлся ярким представителем революционного народничества.

Кстати, следует различать революционное народничество и либеральное. Революционное было связано с появлением сначала первой, а затем второй организации «Земля и воля» (различают два состава этого общества: в 1861–1864 годах и в 1876–1879-х — прим. ред.), а также других движений, которые главной формой борьбы с существующим самодержавным режимом считали террор. Но в рамках народнической доктрины существовало и довольно внушительное течение так называемых либеральных народников, представленных, в частности, «чайковцами» под руководством Николая Чайковского или же организацией «Черный передел», которую возглавлял Георгий Плеханов. Далее — общества Николая Михайловского и Сергея Южакова и прочие.

Ленин полагал, что народнические организации, особенно либерального толка, во-первых, неверно отражают существующие реалии, а во-вторых, выдвигают абсолютно нереальные программы социального и экономического развития страны. А так называемая теория малых дел лишь отвлекает народные массы, прежде всего пролетариат, от подлинной борьбы за политическую власть.

— Начиная со второй половины 1890-х годов Ленин с головой уходит в революционную деятельность. Скажите, а как состоялась его первая встреча со Сталиным — его будущим преемником на посту главы Советского государства?

— Впервые они познакомились в 1906 году, весной, когда в Стокгольме проходил IV «объединительный» съезд РСДРП. Объединительным его назвали потому, что на нем была предпринята попытка восстановить единство Российской социал-демократической рабочей партии, которая к тому моменту уже раскололась на большевиков и меньшевиков. Но в условиях спада революционного процесса и угасания революции 1905 года возникла необходимость это единство вернуть. Сталин тогда привлек внимание Ленина, как активный сторонник его платформы и человек, всегда поддерживавший его предложения и те резолюции, которые он выносил на всеобщее обсуждение. Вдобавок Сталин сразу проявил себя как знаток национального вопроса, притом что у большевиков дела с этим обстояли неважно, никто в этой теме реально не разбирался. А Иосиф Виссарионович подходил к национальному вопросу глубоко и профессионально, и Ленин проникся к нему уважением, как к ценному кадру. Но каких-то особо теплых, дружеских отношений у него тогда с Владимиром Ильичом не сложилось. Надо учитывать, что Ленин в основном проживал за границей, а после поражения революции 1905–1907 годов вообще перестал ездить в Россию, даже инкогнито. Что до Сталина, то он как раз вел активную революционную работу на территории Российской империи и, напротив, крайне редко выезжал за границу. Так что можно определенно сказать, что каких-либо тесных личных отношений до революции 1917 года у Ленина со Сталиным не было.

— Чуть позже со Сталиным познакомился и Лев Троцкий, и его впечатления, судя по его же воспоминаниям, были не такими благоприятными, как у Ленина. Дескать, на пороге появился «без предупредительного стука», «во взгляде его не было ничего похожего на дружелюбие». В общем, Троцкий характеризует Сталина как малообразованного и невоспитанного типа.

— Такие оценки Троцкого носят, на мой взгляд, внеисторический характер. Потом, когда Лев Давидович примется за написание политической биографии Сталина, он это представит именно таким образом. А если же подходить к событиям конкретно исторически, то это далеко не так. Это первое обстоятельство. Второе: следует иметь в виду, что до 1917-го Троцкий со Сталиным тоже практически не виделись, поскольку первый, как и Ленин, в основном пребывал за границей, а в последние годы перед революцией вообще проживал на территории США. Следовательно, поздние мемуарные свидетельства Троцкого внеисторичны — на них поневоле ложится тень его личного конфликта с генсеком. Насколько я помню, за написание книги о Сталине Лев Давидович засел в 1938 году, когда уже находился в Мексике.

Что до отношений Сталина и Ленина, то Иосиф Виссарионович всегда высоко ставил авторитет Владимира Ильича и до конца жизни называл себя его учеником. Правда, он не всегда с ним соглашался — у них случались и разногласия как по вопросам строительства Советского Союза, так и по национальным вопросам и прочему. Но это были расхождения тактические, а не стратегические — в главном они были единомышленниками.

— Правда ли, что Ленин уже и не ждал революции и свержения царизма при своей жизни?

— Нет, это заблуждение. Правда в том, что, выступая в Швейцарии в среде молодых революционеров, он как-то сказал: «Мы, старые большевики (а себя он причислял именно к старому поколению — неслучайно одна из его партийных кличек была Старик), может быть, не доживем до решающих битв грядущей мировой революции». Но Ленин никогда не утверждал, что в Российской империи не произойдет революции. Напротив, он считал, что в условиях империалистической бойни, то есть Первой мировой войны, как раз созрели необходимые условия для революционных событий. В 1915 году в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» он сформулировал знаменитую теорию «слабого звена» внутри империализма, поправив таким образом Маркса и Энгельса в отношении сроков и места возникновения начального очага мировой пролетарской революции. Ленинская идея, как известно, состояла в том, что в условиях империализма в цепи ведущих капиталистических держав возникает «слабое звено» (под которым Владимир Ильич подразумевал Россию) и именно ему суждено стать отправной точкой для начала всемирного революционного процесса.

— Согласно некоторым историкам, в октябре 1917 года Ленин мало участвовал в подготовке революционного переворота, а продолжал скрываться от Временного правительства. Кто же тогда ведал всеми практическими делами?

— Вопрос, когда же Ленин в октябре 1917 года вернулся в Петроград, давно обсуждается в историографии. К примеру, активно участвовал в этой дискуссии известный ленинградский историк Виталий Иванович Старцев — он посвятил ей немало работ. Спор в основном шел о деталях и датах — когда же Владимир Ильич тайно приехал в столицу: то ли в самом конце сентября, то ли в самом начале октября. Но то, что он вернулся в Петроград не позднее 5 октября, — это установленный факт. Потому что уже 10 октября в Питере проходит первое расширенное заседание ЦК РСДРП (б), где принимается решение о начале подготовки к вооруженному восстанию. В этом мероприятии Ленин принимает участие наряду со Сталиным, Троцким, Зиновьевым, Каменевым, Свердловым и другими большевиками. 16 октября снова состоялось такое же расширенное заседание ЦК, которое опять-таки было целиком и полностью посвящено вооруженному восстанию. Именно на нем возникли разногласия между Лениным, Каменевым и Зиновьевым. А уже 18 октября Лев Борисович Каменев дает интервью газете Максима Горького «Новая жизнь», в котором открыто заявляет о том, что большевики готовят восстание, но лично он, а также товарищ Зиновьев, как члены ЦК, против этого, так как считают выступление большевиков преждевременным. «Наша обязанность сейчас, в данных обстоятельствах, высказаться против всякой попытки брать на себя инициативу вооруженного восстания, которое было бы обречено на поражение и повлекло бы за собой самые гибельные последствия для партии, для пролетариата, для судеб революции», — утверждает Каменев. Ленина, безусловно, это интервью взбесило — ведь оно открывало врагам все планы революции, и он потребовал исключения Каменева и Зиновьева из партии. И лишь благодаря заступничеству Иосифа Сталина и Якова Свердлова эти штрейкбрехеры не были выброшены из партийных рядов. Впрочем, им до конца жизни припоминали этот октябрьский эпизод. Даже в знаменитом «Политическом завещании Ленина», или в «Письме к съезду», так и было сказано: «Октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью».


Впрочем, разногласия между Лениным и Каменевым по этому вопросу и вообще по курсу на социалистическую революцию возникли еще в период VII Петроградской конференции РСДРП (б), которая проходила в мае 1917 года. И уровень разногласий был таков, что когда проходили выборы в ЦК партии, то Льва Каменева туда просто не избрали. Так что Ленин вынужден был взять дополнительное слово и обратиться к делегатам с предложением переголосовать. Поскольку, по его словам, взгляды Каменева — это не только его личные взгляды, но и взгляды значительной части партии. Значит, споря и переубеждая товарища Каменева, мы тем самым переубеждаем ту часть партии, которая пребывает в иллюзии относительно возможности взять власть парламентским путем, не прибегая к радикальным революционным формам прихода к власти. Замечу, что когда большевики на самом деле пришли к власти, то первым председателем ВЦИК — (Всероссийского центрального исполнительного комитета съезда Советов) — был избран вовсе не Михаил Иванович Калинин, а Лев Борисович Каменев. Таким образом, именно он стал первым главой Советского государства. Другое дело, что когда против свершившейся Октябрьской революции в начале ноября 1917 года выступил Викжель (Всероссийский исполнительный комитет железнодорожного профсоюза), то Лев Каменев был одним из тех, кто первым подал в отставку. Затем его примеру последовали Григорий Зиновьев, Владимир Милютин, Виктор Ногин и другие члены большевистского руководства, которые на тот момент занимали наркомовские посты.

Одним из условий, которые Викжель тогда выдвинул советской власти, было переформатирование советского и создание однородного социалистического правительства вместе с эсерами, народными социалистами и представителями других социалистических партий. А также невключение в состав этого коалиционного правительства двух человек — Троцкого и Ленина — ни под каким видом. Мы знаем, как большевики вышли из этого кризиса: они пошли на союз с левыми эсерами, а уже 4–6 ноября был сформирован новый состав Временного советского правительства. Именно Временного — я хочу это особо подчеркнуть, потому что до созыва учредительного собрания совнарком (совет народных комиссаров) носил такой же временный характер, как и свергнутое Временное правительство. Что до Викжеля, то он впоследствии просто был упразднен. Судьба учредительного собрания нам тоже известна.

<a href=

Фото: Общественное достояние, commons.wikimedia.org Троцкий, Ленин и Каменев. 1919 год 

«Ленин был подлинным диалектиком, для которого критерием истины являлась лишь практика»

— В одной из своих статей вы назвали Ленина мастером «рискованных политических кульбитов». На чем основана такая характеристика?

— На всех крутых поворотах истории и политики большевиков Ленин первоначально был в меньшинстве. Мало кто из его окружения понимал ленинскую диалектику, так что Владимиру Ильичу зачастую приходилось идти наперекор ближайшим соратникам и вынуждать их совершать вместе с ним «смертельные» кульбиты, которые в итоге доказывали его правоту. Мы уже говорили с вами о том, как в октябре 1917 года «продавливалось» решение о вооруженном восстании, которому потом суждено будет войти в историю как Великая Октябрьская социалистическая революция (впрочем, в историографии 1930-х ее именовали «Великой пролетарской революцией»). А раскол РСДРП на большевиков и меньшевиков на II съезде партии в 1903 году? Это ведь тоже было крайне рискованно, но Ленин пошел на это и в своей позиции оставался непреклонен. А знаменитые ленинские «Апрельские тезисы»? Владимир Ильич шокировал ими не только «министров-капиталистов», но и собственную партию, которая плохо представляла себе, почему не следует поддерживать Временное правительство и как именно переходить к новому, пролетарскому этапу революции. Понадобилось три недели, чтобы VII всероссийская конференция РСДРП (б) взяла на вооружение ленинский курс «Вся власть Советам!», который и принес большевикам победу.

Следующий яркий пример — Брестский мир, подписанный 3 марта 1918 года. Переговоры с немцами тянулись уже три месяца, Лев Троцкий носился со своим спекулятивным лозунгом «Ни войны, ни мира», а Николай Бухарин и другие «наши горе-левые» предлагали перейти к революционной войне. И то и другое ставило под угрозу само существование молодой советской республики. «Для революционной войны нужна армия, а у нас армии нет», — возражает Ленин и настаивает на подписании Брестского мирного договора. Да, на первый взгляд похабного и унизительного, по которому Россия теряла Украину, часть Белоруссии, Прибалтику, не говоря уже о Финляндии, обязывалась разоружить собственный флот, передав черноморские корабли Германии, демилитаризовать армию и тому подобное. Но проходит всего полгода, и кайзеровская Германия капитулирует, а Ноябрьская революция ставит крест на Брестском мире. Так что история вновь показала, что и в этом случае Ленин был абсолютно прав.

Еще одна иллюстрация: переход Советской России к НЭПу — новой экономической политике. На Х съезде в начале марта 1921 года Ленин выступает с докладом «О замене продразверстки продналогом». «Если кто-либо из коммунистов мечтал, что в три года можно переделать экономическую базу, экономические корни мелкого земледелия, то он, конечно, был фантазер, — заявляет он. — И — нечего греха таить — таких фантазеров в нашей среде было немало. И ничего тут нет особенно худого. Откуда же было в такой стране начать социалистическую революцию без фантазеров?» Но теперь, по словам Ленина, настало время переходить от фантазий к реальной политике.

У большинства делегатов съезда ленинское заявление вызвало просто шок, они даже увидели в нем предательство идеалов Октября. Правда, никакой дискуссии не возникло. С содокладом выступил тогдашний нарком продовольствия Александр Цюрупа, и все! Тем не менее переход к НЭПу состоялся. И в этом бесспорная заслуга Ленина, который никогда не был кабинетным доктринером, слепо следовавшим марксистской догме. Напротив, Ленин умел действовать решительно и напористо, он был подлинным диалектиком, для которого критерием истины являлась лишь практика.

— Выстрел Фанни Каплан в Ленина, совершенный 30 августа 1918 года, сильно подорвал его здоровье? Это стало причиной его скорой кончины?

— Да, это правда. Действовала ли Фанни Каплан в одиночку, совершая это покушение? Не знаю. Думаю, что одиночка такое не могла бы совершить. Это первое. А второе: имеются большие сомнения, что в вождя революции действительно стреляла Каплан. Ее состояние здоровья — близорукость, расстроенная психика — заставляет усомниться в этом. То, что она присутствовала на месте покушения, бесспорно. Но что из этого следует? На этот счет существует богатая историческая литература, пытающаяся установить действительных организаторов и исполнителей покушения на Ленина. Даже если Каплан участвовала в этой акции, то, скорее всего, она играла роль подсадной утки, которая увела следствие в сторону от реальных злоумышленников. Это, кстати, стало очевидно уже в ходе судебного процесса над эсерами и меньшевиками в 1922 году.

— В качестве возможного заказчика некоторые эксперты называют Якова Свердлова, который якобы метил на место Ленина и действительно после покушения какое-то время исполнял его обязанности.

— Нет, это все байки и ерунда абсолютнейшая. Все последние заметки и статьи о Свердлове как «заказчике» основаны исключительно на фантазиях авторов этих заметок и никоим образом не опираются на какие-то документальные источники. Правда об этом покушении, я думаю, лежит несколько в другой плоскости. Но это отдельный разговор.

«На фоне болезни Ленина резко обострилась борьба внутри политбюро ЦК»Фото: общественное достояние, commons.wikimedia.org «На фоне болезни Ленина резко обострилась борьба внутри политбюро ЦК» 

«К моменту болезни Ленина в партии и правительстве сформировались две группировки»

— Когда Ленин начал отходить от власти и терять контроль над ситуацией?

— Ленин никогда по своей воле не отходил от власти — это заблуждение. Но в мае 1922 года он заболел и вынужден был отстраниться от практической работы. Тогда у него случился первый инсульт, за которым вскоре последовала череда новых инсультов. Историки спорят о том, когда и как они произошли, но, по всей видимости, у Ленина было четыре инсульта: вначале в мае 1922-го, затем либо в конце сентября, либо в начале октября, следующий — в марте 1923 года и четвертый, смертельный, — 21 января 1924-го. Именно он и свел Ленина в могилу, что неудивительно: для гипертоников четвертый инсульт, как правило, всегда последний. Мало кто его переживает. Кстати, у Сталина тоже было как минимум три инсульта.

Но самый первый инсульт еще не являлся для Ленина фатальным ударом. При этом, конечно, на фоне его болезни резко обострилась борьба внутри политбюро ЦК.

— И власть фактически перешла к триумвирату Сталин – Зиновьев – Каменев?

— Я бы не стал так говорить. Просто к моменту болезни Ленина и вплоть до его окончательного отхода от власти в партии и правительстве по факту сформировались две группировки. Первая группировка — это Лев Троцкий и Ко: в сущности, реальная оппозиция в лице тех же Эфраима Склянского, Христиана Раковского, Карла Радека, Георгия Пятакова, Владимира Антонова-Овсеенко и других. Вторая группировка, противостоящая им, — это триумвират в составе Льва Каменева, Григория Зиновьева и Иосифа Сталина, а также Бухарин и его группа.

В реальности уже осенью 1922 года произошло первое перераспределение властных полномочий. Каменев вел заседания совнаркома и политбюро, которое в ту пору было очень узким по своему составу. В него, помимо Ленина, входили Каменев как зампред СНК, Зиновьев как председатель исполкома Коминтерна и одновременно глава ленинградской парторганизации, Троцкий в качестве наркомвоенмора (военного министра) и председателя Реввоенсовета, Сталин как генеральный секретарь ЦК РКП (б), а в недавнем прошлом нарком Рабкрина (наркомата Рабоче-Крестьянской инспекции) и нарком по делам национальностей. Затем Бухарин, которого преподносили чуть ли не как главного партийного теоретика, Молотов как второй секретарь ЦК, Калинин как всероссийский, а затем и всесоюзный староста, то есть официальный глава Советского государства, и так далее. Внутри этого политбюро и был сформирован триумвират, имевший целью не дать Троцкому реализовать свои непомерные властные амбиции.

— А как быть с амбициями самого Сталина? Как было сказано в «Письме к съезду»? «Товарищ Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть»… Хотя, насколько я знаю, вы считаете «Письмо к съезду» фальшивкой?

— Дело в том, что историк Валентин Сахаров в своей монографии привел довольно убедительные и аргументированные доводы в пользу того, что «Письмо к съезду» — это действительно фальшивка.

— Написанное не Лениным, а Троцким и его сторонниками?

— Не знаю. Сахаров выдвигает на этот счет разные версии. В числе возможных авторов он называет и Льва Троцкого, и его первого заместителя по наркомату и Реввоенсовету республики Эфраима Склянского. Впрочем, в том же ряду он упоминает и жену Ленина Надежду Крупскую, и даже сестру Ленина Марию Ильиничну Ульянову. Все они в той или иной мере могли быть заинтересованы в составлении именно такого политического завещания Ленина, созданного (и это настораживает) в тот период, когда Ильич практически ничего уже не писал и не диктовал — просто потому, что был не в состоянии это делать.

— Насколько ленинские идеи актуальны сейчас и представляют ли они опасность для современного капитализма?

— Думаю, что самое ценное в ленинском наследии — это как раз не его идеи. Строго говоря, никаких новых идей, существенно отличных от идей Маркса, Энгельса и других теоретиков марксизма, Ленин не выдвигал. Владимир Ильич ценен не столько как теоретик, сколько как теоретик-практик. Его сильной стороной было то, что он рассматривал марксизм не как догму, а как руководство к действию. И поэтому на крутых поворотах истории он умел оценить их содержание и направленность и резко поменять политический курс.

Поневоле напрашивается аналогия с сегодняшним днем. Сейчас, применительно к нынешней политической ситуации, у нас любят повторять, что нельзя быстро все поменять. Однако при желании, как показывает пример Ленина, можно не просто сделать все очень быстро, но и совершить настоящий революционный переворот. Возьмите, к примеру, события Гражданской войны и индустриализации. За каких-то 10 лет, с 1919 по 1929 год, большевики трижды коренным образом меняли свой экономический курс: от военного коммунизма к НЭПу, а затем через НЭП к политике ускоренной индустриализации, коллективизации и культурной революции. И каждый раз это были коренные преобразования революционного характера, диалектика в действии…

Приверженность диалектике и способность к быстрым переменам и были самым ценным и в Ленине, и в Сталине. Будучи марксистами по убеждению, они рассматривали марксизм как способность научно оценивать стремительно происходящие процессы в обществе. Когда количественные изменения неизбежно влекут за собой качественный переход. То, что мы и называем, собственно говоря, революцией в общественных отношениях. А ныне у нас никто толком не читал ни Ленина, ни Маркса с Энгельсом, ни Сталина — ни коммунисты, ни антикоммунисты. Поэтому все слепо плетутся по течению. Никто из них не предопределяет крутые повороты и направленность политики, как внутренней, так и внешней. Они плетутся в хвосте не ими выстраиваемых политических схем и просто пытаются успеть за чередой событий, подстроившись под нее. И зачастую оказываются в проигрыше.

Классический пример такого политического поведения — император Николай Второй. Чем это все для него закончилось? Когда у нас говорят, что Россия, дескать, исчерпала лимит на революции, мне хочется сказать: «Ну, извините, любая революция в общественных отношениях — это процесс объективный и не подвластный чьим-то хотелкам». И самой главной виновницей любого революционного процесса является прежде всего власть, которая как раз оказывается неспособной правильно оценить происходящие в обществе изменения, то есть накопления количественных изменений, которые неизбежно станут качественными. Таков закон, и он работает не только в России, но и во всем мире.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/620560


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.




ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.