Владимир Лепехин: Моя новая книга о фантоме понимания  14

Интервью

12.07.2021 16:00

Владимир Лепехин

6324  8.9 (12)  

Владимир Лепехин: Моя новая книга о фантоме понимания

фото: Scientificrussia.ru

В философском сообществе Москвы обсуждается очередная книга директора Института ЕАЭС Владимира Лепехина под названием «Понимающая философия: смыслы и дискурсы», посвященная вопросам формирования российской национальной идеологии в контексте ключевых проблем современных философских наук. Мы посчитали важным обсудить с автором эту сверхактуальную тему

В.Ю. Бельский: — Владимир Анатольевич, сегодня в СМИ обсуждаются сегодня цифровизация, пандемия, ситуация на нефтегазовых рынках, глобальное потепление, гей-парады, рост цен, личная жизнь Бузовой, наконец… - а вы пишете про какие-то смыслы и дискурсы. Не кажется ли вам, что современные философы не очень-то вписываются в современную картину мира? Ваш мир вообще реален?

Владимир Лепехин: — То, что вы сейчас перечислили, имеет больше отношения не к реальному миру, но к миру виртуальному – к тому, о чем сегодня и пишет в основном мировая и российская пресса. При этом известно, что современные СМИ – глобальный коммуникатор, манипулятор, мистификатор и имитатор реальных процессов. Так что я разверну ваш вопрос в обратную сторону: скорее современный виртуализированный мир не вписывается в ту картину, которую фиксируют для себя философы... Они работают с сущностями, а значит и со смыслами, в отличие от прессы и современных политиков, оперирующих информацией (в том числе – ложной), лозунгами и дискурсами, как речевыми конструкциями, которые в массе своей все больше сводятся к бессмысленной риторике, демагогии и пропаганде. В этом смысле нет никого ближе к верификации реальности, чем философы.

— Не очень понятно. Я понимаю, что такое пропаганда и чем она отличается от непредвзятого комментария. Я все чаще слышу такое слово, как «дискурс», которое вроде бы почти вытеснило из отечественного лексикона понятие «смысл» - видимо потому, что все задолбались его искать… Но не могли бы привести пример различия между понятиями «дискурс» и «смысл»?

— Да пожалуйста. Взять, к примеру, известный дискурс «суверенная демократия»,который был запущен в российское общество в нулевые годы квазиидеологами Администрации президента РФ. Это речевая конструкция, за которой нет истинного суждения. Целеполагание здесь сводится к сокрытию данной конструкцией реального положения дел в России и мире и подлинных целей авторов этого дискурса. Между тем, суть сложившейся ситуации в нашей стране в тот момент времени состояла в том, что в ней сложилась и была осознана новыми элитами система «зависимой олигархии», реакцией на которую стало стремление российского правящего класса попробовать трансформировать названную зависимую (колониального типа) олигархию в какую-то менее зависимую. Улавливаете разницу? То есть, подлинный смысл поставленных правящей в России «группой интересов» перед собой и перед обществом целей состоял в создании в РФ системы более или менее суверенной олигархии. Никто из властвующих, разумеется, никакую демократию в нулевых годах формировать не собирался: напротив: нужно было укреплять олигархическую систему, выстраивать президентскую вертикаль, всячески раздувать чиновное сословие, силовые структуры и проч.

Разумеется, декларировать свои истинные цели идеологи правящей «группы интересов» не могли, отсюда – демагогическая речевая конструкция-лозунг про «суверенную демократию». Точно по такой же схеме можно разобрать дискурсы «Рыночные реформы», «Сильная Россия», «Большая Европа от Лиссабона до Владивостока», «Патриотизм», «Стабильность», «Устойчивое развитие», «Новая нормальность», «Долгое государство» Путина», «Цифровизация», «Борьба с пандемией», «Идеология российской государственности» и проч., в пространстве которых сегодня вынужденно существуют граждане РФ и беспомощно барахтаются российская пресса и самозваные политологи… Так что проблема не в том, что современные философы якобы  «оторвались от жизни», а в том, что они не нужны современным «элитам», сориентированным на тотальный обман граждан, как не нужны этим «элитам» ни наука, ни подлинное знание – если они не приносят немедленные барыши.

— А действительно, зачем нужна российскому обществу современная, допустим, гуманитарная наука? Её ведь, в отличие, к примеру, от математики или физики, не пришьешь к новым видам вооружений, к космосу или новым цифровым технологиям. Кстати, существует такая точка зрения, что современные гуманитарии вообще мешают технологическому прогрессу. Разве не так?

— Технологическому прогрессу куда? В какое будущее? В какой новый миропорядок? В какие новые общественные отношения, в какой новый социально-экономический уклад и в какой политический режим? На все эти вопросы отвечают не математика с физикой, но классические философия и социология. Без них мир вернется и уже в известном смысле возвращается в каменный век – к новому типу рабовладения… Неужели не понятно, что Россия вот уже больше тридцати лет блуждает в потемках и топчется на месте, деградируя по многим и многим направлениям прежде всего потому, что сначала (еще в советское время) утратила общенациональный смысл своего существования (приобретя новые олигархические, групповые жизненные цели, сводящиеся преимущественно к наживе), а в новорусское время его до сих пор не приобрела. Не приобрела адекватных новому времени целей, идеологии и стратегии национального развития. (Владимир Лепехин: «государственная» идеология против идеологии национальной — Зиновьев.Инфо / Zinoviev.Info). Все так называемые «реформы», «национальные проекты» и «целевые программы развития» сегодня в нашей стране почти повально провальные. В настоящее время в РФ процветает разве что только системная коррупция, которая не коррупция даже в традиционном значении этого слова, но системное разграбление страны легализованным криминалом. Так что можно напичкать Россию какими угодно технологиями и новыми вооружениями, но они не будут работать и не приведут к желаемому результату в ситуации отсутствия в нашей стране когнитивно-ценностной и концептуальной вооруженности. Та же цифровизация, которая подается сегодня людям как «волшебная палочка» для российской экономики, на самом деле – еще один разрушительный механизм в руках тех, кто собирается направить его не на защиту интересов народного большинства, но против него.

— Что такое ценностная и концептуальная вооруженность? Идея «нового социализма» или что? Идеология «сильной и великой России»? У американцев, к примеру, нет никакой официальной идеологии – и ничего: живут же, и неплохо живут. И немцы, и японцы, и турки и прочие… Может нужно просто научиться работать?

— Причем здесь «новый социализм»? Это тоже манипулятивный дискурс для той части общества, которая ностальгирует по советскому образу жизни, по тем позициям, которые сторонники «нового социализма» занимали в СССР… А в отношении американцев, японцев и турков вы ошибаетесь. К примеру, США - очень идеологизированная страна, как и многие другие развитые западные страны. Она поднялись на идеологии «исключительного» государства и «гаранта свободы» - потому что могла позволить себе присвоить подобную роль как мировой экономический и военный лидер. Сегодня США теряют мировое лидерство, а потому старая идеологическая конструкция уже не работает, она разваливается руками сумасшедших либертарианцев, выдающих себя за «левых».


Весь мир сегодня рушится или, точнее, трансформируется под воздействием глобального концептуального оружия, которое поддерживается теми более чем десятью триллионами долларов, которые сосредоточены в руках трех десятков семей. И это оружие куда мощнее атомного. (Квантовое управление обществом (Владимир Лепехин) - Яндекс.Видео (yandex.ru) Так что те страны, которые смогут вооружиться концептуально (по примеру, допустим, Китая, Японии, Южной Кореи, Турции или Пакистана), возможно выживут. Остальных ждет незавидная судьба.

— Ну и как Россия может вооружиться? Ваша последняя книжка про «Смыслы и дискурсы» может этому помочь? На какую аудиторию она рассчитана? Очевидно ведь, что наши ведущие олигархи и высокопоставленные чиновники философских книг не читают. Да и лидерам нынешних политических партий подобная материя недоступна. Воюем с ветряными мельницами и обогреваем Вселенную?

Моя недавняя книга – про технологию и методологию ПОНИМАНИЯ. Без понимания сути и генезиса какой-либо проблемы её профессиональное решение невозможно. По факту Россия прошла период, когда в элитах не было востребовано научное знание. Сейчас ресурс обогащения методом прямого грабежа государственных активов начинает ужиматься, да и в обществе накапливается довольно большой потенциал протеста. Отсюда – начало движения (по крайней мере, некоторых представителей правящего класса) к тому, чтобы включить, наконец, голову и задуматься о том, что ждет Россию завтра. В любом случае, чтение философских книг, за которыми нет спонсоров от все тех же российских и зарубежных олигархов, для них пока что абсолютно неприемлемое занятие. В этом смысле вы правы. Но есть ещё профессиональная интеллектуальная среда, которая так или иначе воздействует на прессу, подбрасывая ей новые понятия и идеи и напоминая о подлинных ценностях; а от СМИ ручейки смыслов, разумеется, в усеченном виде, но дотекают до лиц, принимающих решения. Так что подобные книги пишутся для нескольких десятков людей, занимающихся или пытающихся заниматься теорией и методологией познания, идеологиями, аксиологией, технологиями концептуального сопровождения проектов национального развития и т.п.

— То есть, ключевая категория вашей книги – «понимание»? И именно она непосредственно связана со «смыслами», которые давно, повторю, все в России как будто ищут, но никак не могут найти? Но как определить – действительно я понял что-то или нет? Может быть, мне только кажется, что я уже понимаю какие-то процессы, а на самом деле вновь ошибаюсь? Где критерии понимания?

— Многие люди в ответ на чьи-то слова часто говорят – «я услышал»… Так вот, услышать, увидеть или даже ощутить физически еще не значит - понять. Услышать, увидеть и ощутить – это значит воспринять ФОРМУ и образ, часто не поняв при этом СОДЕРЖАНИЯ и смысла какого-либо явления или процесса. Так работает сегодня вся мировая пресса, а вслед за ней – так называемые «вертикали управления»: они сосредоточены на форме: на заголовках, обложках, ярких визуальных образах, известных персонажах, громких событиях, протоколе, дискурсах и проч. Им недоступны сущности. Им «некогда», незачем и не выгодно думать. А кроме того, современные журналисты, чиновники и политики попросту уже не владеют необходимым для понимания инструментарием – их перенастроили на бездумное владение гаджетами. Но почему все же важно выявлять сущности любой актуальной проблемы, а затем работать с ними, в том числе – в идеологическом поле? Как минимум потому, что они и есть то собственно человеческое, которое определяет не только внешние оболочки людей, но их базовые экзистенции.

Сущностные стороны человека напрямую связаны с его мышлением и целеполаганием, с подлинными рефлексиями и мотивами индивидов, которые в условиях надвигающегося «инклюзивного капитализма» становятся балластом и насильно (властью плутократов) отправляются в утиль. Искусственный разум – с точки зрения идеологов глобализма и их пособников в нашей стране - должен управляться заложенной в него цифровой программой, которой, в свою очередь, намерена владеть и распоряжаться узкая группа лиц – анонимные хозяева этого мира. Миллиарды людей, которых в последние годы десятилетия накачивали в пользу «среднего класса», оказались в ситуации, когда они в одночасье могут стать не просто лишними, но подлежащими утилизации… (Наживка для масс. Три касты инклюзивного капитализма. Владимир Лепехин - YouTube.) Противостоять подобной перспективе может только сравнимый по мощи с искусственным интеллектом и альтернативный ему мозг - человеческий, животворящий.

Ну и отвечая на ваш вопрос о критериях понимания, замечу, что такие критерии существуют. Это знает каждый профессиональный философ. Они – в тех строгих логических правилах, в которых происходит процесс мышления, в операциях, направленных на поиск объективного знания. Речь идет не только о логическом следовании, но также о десятках методов, принципов и законов познания какого-либо объекта, владению которыми нужно учиться так же, как, к примеру, математике или физике.

Сегодня процесс понимания – это фантом, с какой стороны к нему не подойди: правящий класс и большинство простых людей не способны понять происходящее, часто уже не хотят ничего понимать, и даже в тех случаях, когда им вдруг становится доступным понимание чего-либо, не готовы отстаивать свое право на публичное представление и продвижение понятого. Отсюда задача – добиться трансформации данного фантома в феномен. В феномен понимания, сориентированный на общественно-полезное действие…

Вот было сказано однажды, что «умом Россию не понять». На самом деле это словосочетание тоже дискурс, подлинный смысл которого состоит в том, что для понимания сущности России одной только логики недостаточно. «Моральный интеллект» - вот еще одна наша национальная альтернатива глобальному все подавляющему и все более аморальному «цифровому квазиинтеллекту», и эту альтернативу нам ещё предстоит осмыслить, создать и отстоять. Об этом, как я надеюсь, будет одна из моих следующих книг.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.