Сергей Глазьев о сговоре в Центробанке: «У меня есть доказательства!»  40

Интервью

31.07.2021 11:55

Сергей Глазьев

10819  9.7 (40)  

Сергей Глазьев о сговоре в Центробанке: «У меня есть доказательства!»

Фото: finobzor.ru

Политика ЦБ – это колоссальный тормоз для экономического развития России, считает академик РАН Сергей Глазьев. А ещё регулятор создаёт благоприятную среду для криминализации взаимоотношений банков и предприятия. Центробанк неоднократно пытался «заткнуть рот» своему оппоненту. Не смогли это сделать только благодаря Царьграду, уверен академик

Первая половина этого года выдалась особо прибыльной для банкиров. Заработки кредитных организаций называют рекордными – 1 триллион 200 тысяч миллиардов, что вдвое больше, чем в тот же период прошлого года.

В Центробанке объясняют, что такие рекорды стали возможными благодаря ускорению розничного кредитования, а также ипотеке, которая выросла на 14%. Однако это может обернуться ростом долговой нагрузки населения, отмечает сам же регулятор.

Картельный сговор спекулянтов. Почему его не видит ЦБ?

ЦБ предполагает, что если дела будут идти так же хорошо, то по итогам года банки заработают 2 триллиона рублей, а возможно, и больше. При этом страна уже потеряла из-за действий регулятора как минимум 20 триллионов рублей. В программе «Царьград. Главное» академик Сергей Глазьев представил серьёзный анализ сложившейся финансово-экономической ситуации.

Юрий Пронько: Сергей Юрьевич, вы ожидали, что банки смогут получить рекордную прибыль?

Сергей Глазьев: Наш регулятор делает всё возможное для того, чтобы финансовые спекулянты и монополисты получали сверхприбыли. Более того, Центробанк фактически лоббирует их интересы. Об этом говорит новый тренд по повышению процентных ставок. И если для экономики повышение процентных ставок плохо, то нашим банкам это позволяет получать сверхприбыли.

«Они успешно наживаются на марже между процентами по депозитам и по кредитам, в том числе и по потребительским. А регулятор в это время спокойно закрывает глаза на то, как банки берут за перечисление денег совершенно драконовские комиссии»

Это открытое злоупотребление монопольным положением. Они между собой разделили рынок, поделили предприятия, поделили клиентов, они завышают комиссии, они препятствуют переходу клиентов, перетоку денег между собой. Это картельный сговор между государственными банками, позволяющий им выжимать сверхприбыли.

– А регулятор этому потворствует.

– Регулятор делает вид, что ничего не происходит. Ещё один источник сверхприбыли наших банков – валютные спекуляции: в прошлом году они на девальвации рубля получили порядка 170 миллиардов рублей прибыли.

«Это была такая простенькая операция: глава государства дал поручение в очередной раз спасать экономику, Центральный банк выдал на эти цели кредитов коммерческим банкам почти на 4 триллиона рублей, они эти деньги грохнули на валютный рынок. Обеспечив давление на рынке, они сыграли против рубля, то есть на девальвацию, купив валюту по одной цене, а затем продав её уже по другой. И вот это манипулирование рынком также происходит на глазах у регулятора, у всех участников рынка»

У меня есть математические доказательства того, что наш горе-регулятор работает в интересах финансовых спекулянтов и ростовщиков! Это их целевая функция. Что бы они там ни говорили о борьбе с инфляцией, те методы, которые они применяют в этой борьбе, вообще не работают.

Более того, повышение процентных ставок контрпродуктивно с точки зрения долгосрочной экономической стабилизации, оно влечёт за собой снижение темпов развития экономики и в первую очередь – падение инвестиционной активности. Через два-три года это спровоцирует новую девальвацию рубля.

Кто заинтересован в завышении процентных ставок. Правительство в сговоре? 

– То есть получается такая цикличность.

– Да. Каждые три года у нас происходит девальвация рубля, на которую Центробанк снова и снова отвечает повышением процентных ставок. И каждый раз из-за этого сжимаются инвестиции, происходит технологическая деградация, снижение конкурентоспособности, а затем – новая девальвация ради того, чтобы эту конкурентоспособность выровнять.

И кто больше всего заинтересован в завышении процентных ставок? Финансовые спекулянты, которые играют на доходности ценных бумаг. Они же наживаются на правительстве, которое вынуждено продавать свои облигации, делать займы на рынке, по ценам, которые в три раза превышают объективную оценку рисков.

– Я уже начинаю кое-кого в правительстве подозревать в участии в этом сговоре. В частности – Минфин. Конечно, это моё оценочное мнение, но на такие мысли наталкивают уж больно тесные любовные отношения наших финансовых структур и тех, кто размещает долговые обязательства.

– Конечно, они все между собой переплетены. Поэтому мы вынуждены констатировать:

  • наши денежные власти, включая Минфин и Центробанк, работают в интересах финансовых спекулянтов.

«Ведь тот же обвал рубля в 2014 году был манипулируемым, как и обвал рынка весной прошлого года. Под красивые песни о таргетировании инфляции финансовые власти завышают доходность на финансовом рынке. Это даёт спекулянтам и банкирам получать сверхприбыли в ущерб экономическому росту»


По их вине банки почти перестали заниматься кредитованием инвестиций, а доля этих активов у них упала ниже пяти процентов. Банки сейчас занимаются спекулятивным обслуживанием, финансированием торговли. Одновременно они подсадили население на кредиты, искусственно поддерживая спрос. В конечном счёте всё это ведёт к банкротству миллионов людей.

Ползучее перераспределение собственности под боком у ЦБ

– Но на Неглинной обеспокоены, они считают, что перегрев происходит.

– Они убили один из самых важных ресурсов для развития экономики – сбережения населения. Сегодня, если посмотреть, сколько в общей сложности люди должны банкам, и сравнить с суммами, которые они держат на банковских счетах, то мы получим почти равные величины. А между тем в нормальной экономике сбережения населения являются важнейшим ресурсом для финансирования инвестиций. А сегодня население перестало быть кредитором развития экономики.

– Долговая нагрузка у нас сейчас уже перевалила за 20 триллионов рублей. При этом на депозитах находится примерно 30 с небольшим триллионов. Отсюда надо вычленить узкую группу сверхсостоятельных граждан. В результате мы получим крайне опасную ситуацию. Я не уверен, что в дальнейшем, если кризис будет сохраняться, домохозяйства смогут обслуживать свои долги.

– Статистика говорит о том, что количество банкротств продолжает расти. И каждое повышение процентной ставки даёт этому процессу новый импульс. У нас в состоянии банкротства находится пять триллионов активов – это огромная сумма.

«То есть в стране идёт такое ползучее перераспределение собственности в пользу руководителей госбанков, которые имеют возможность манипулировать условиями кредита. Мне известны сотни случаев, когда сознательно ухудшались условия кредитования предприятий, вплоть до их банкротства»

Сам банк на таких операциях, как юридическое лицо, теряет. Но тот, кто заказывает такие мошеннические операции, как раз и получает сверхприбыль. Кроме того, у них появляется возможность купить это предприятие по цене в 5-10 раз ниже его рыночной стоимости через процедуру банкротства.

Купить они покупают, но управлять-то эти скупщики краденого не умеют. И что они делают? Выжимают из предприятия последние соки.

– Вы согласны с мнением своих коллег, которые уверены в том, что волна банкротств в этом году резко вырастет?

– Эти растущие волны банкротств нам и не видны за волнами пандемии. Более того, я считаю, что в стране сложилось устойчивое преступное сообщество высококвалифицированных мошенников, которые профессионально занимаются банкротствами предприятий. Под них создаётся законодательство – это наш Закон о банкротстве.

– То есть это выведено на государственный уровень?

– Давно уже выведено. Есть уже даже такое явление, как «залоговое рейдерство», когда сначала заёмщик получает нормальные условия кредита, потом его обманывают и доводят до банкротства. А в нашем Законе о банкротстве, отмечу, до сих пор нет определения понятию злонамеренного банкротства по вине кредитора.

У нас между госбанками давно процветают операции по перепродаже предприятий-банкротов. И каждый банк уже оброс собственными дочерними структурами, которые этим занимаются.

Посмотрите, какие решения принимают суды, – по статистике почти в 100% случаев решение выносится в пользу банков. То есть и суды работают в интересах больших денег. И это ещё не всё. В эти преступные сообщества входят и следственные органы – без них там не обходится.

Да и статья о мошенничестве, по которой огромное число предпринимателей, не желающих отдавать свои активы рейдерам, попадают за решётку, не резиновая. Вы видите, какая тут криминализация?

Страшная болезнь нашей экономики

– И это – одна из причин ухода в офшоры. Я беседовал с несколькими предпринимателями, которых сложно упрекнуть в непатриотизме. Так они мне честно признались: уйти в офшоры – единственный для нас способ сохранить активы в России.

– Криминализация института банкротств – это страшная болезнь нашей экономики. Это постоянная угроза перераспределения собственности, причём чем лучше предприятие, чем оно эффективнее, тем больше желающих его отобрать у того, кто его создал.

«И причина, по которой это зло процветает, заключается в том, что крупные государственные банки, монополизировав рынок кредита, завышают процентные ставки, манипулируют условиями кредитов. А регулятор на это закрывает глаза»

И эта система у нас работает из-за недальновидной политики Центрального банка, постоянно завышающего процентные ставки. А сверхволатильность рубля, отпущенного в свободное плавание по воле регулятора, делает невозможными долгосрочные инвестиции. Никто не знает, какая будет завтра процентная ставка, какой будет курс рубля. Все живут сегодняшним днём. И такая неопределённость способствует криминализации.

– В своё время вам пытались за такие жёсткие высказывания закрыть рот.

– Благодаря вам им это не удаётся сделать.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.