Над пропастью во лжи (ч.4)  26

Экономика

19.05.2020 10:37

Сергей Глазьев

7147  9.6 (40)  

Над пропастью во лжи (ч.4)

Нынешний обвал валютно-финансового рынка можно было предотвратить, если бы после объявления США санкций ЦБ ввел меры валютного контроля по защите нашей финансовой системы от внешних атак. Однако доминирующие в среде денежных властей экономические интересы спекулянтов помешали это сделать. Турбулентность валютно-финансового рынка поддерживается манипуляциями, совершаемыми его несколькими крупными участниками с использованием инсайдерской информации. Бездействие ЦБ гарантирует им отсутствие риска при проведении операций по искусственному заваливанию курса рубля с целью извлечения спекулятивной сверхприбыли

Делается это посредством цепочек заранее спланированных операций по покупке и продаже валюты с последовательным снижением курса рубля до определенного уровня, по достижении которого манипуляторы удерживают его до продажи накопленной валюты. После этого они вкладывают полученные сверхприбыли в покупку многократно подешевевших активов, и курс рубля поднимается до равновесного уровня. Через несколько лет операции по заваливанию российской национальной валюты повторяются. Для этого используются искусственно раздуваемые поводы: снижение нефтяных цен, обострение международных конфликтов, объявление новых санкций, эпидемий и прочее. На каждом цикле извлекаются сотни процентов прибыли на обесценении и последующей скупке российских активов, значительная часть которых таким образом перераспределяется в пользу иностранного капитала.

Раскачиваемый таким образом финансовый рынок теряет связь с реальным сектором, формирующиеся на нем цены не отражают реальную ценность активов, и он перестает быть ориентиром для добросовестных инвесторов.

Роковая ошибка

Исходя из закономерностей смены технологических и мирохозяйственных укладов можно предположить, что мировая гибридная война вступает в завершающую фазу. Пик противостояния ведущих держав ожидается к 2024 году. К этому времени способность к самостоятельному воспроизводству российской экономики может быть окончательно утрачена. Если, конечно, в кратчайшее время не удастся перестроить систему управления ее развитием в соответствии с принципами интегрального мирохозяйственного уклада и вырваться из безнадежного состояния финансовой и сырьевой периферии американского цикла накопления капитала.

Объем ЗВР России сейчас превышает величину всей рублевой эмиссии (денежной базы) более чем в два раза. Это означает, что регулятор может установить любой разумный валютный курс

После того как спровоцированная резким скачком цен на энергоносители структурная перестройка экономики на основе нового технологического уклада завершается, а ее энергоемкость многократно снижается, спрос на энергоносители неизбежно сокращается, а цены падают. Именно это происходит в настоящее время. Развернувшаяся после взлета нефтяных цен очередная технологическая революция перешла в быстрый рост нового технологического уклада, который начиная с кризиса 2008 года стал повсеместно замещать старый. Сейчас он входит в фазу быстрого роста, который сопровождается многократно меньшим приростом спроса на энергоносители.

Российские переговорщики с ОПЕК, очевидно, не знали указанных закономерностей и допустили роковую ошибку, спровоцировав развал картеля нефтедобывающих стран. Все это означает существенное ухудшение торгового и платежного баланса России. Его можно смягчить опережающим развитием несырьевого экспорта, которое, однако, не может быть обеспечено в рамках проводимой денежной политики, так как требует масштабного долгосрочного кредитования весьма капиталоемких инвестиций в развитие нефтехимии.

Но если не менять денежно-кредитную политику коренным образом, то придется пережить дальнейшую девальвацию рубля и вызываемую ею инфляционную волну. На фоне сжатия государственного бюджета это приведет к ощутимому падению доходов населения, которое будет многократно усугублено продолжением борьбы с инфляцией путем сокращения денежного предложения и конечного спроса. Это в свою очередь вызовет нарастающее недовольство населения и обострение социально-политической напряженности. К 2024 году оно достигнет очередного пика и существенно ослабит способность государственной власти противостоять американской агрессии.

Китай к этому времени еще более усилится, предъявляя растущий спрос на российские ресурсы и инвестируя в перестройку российской экономики под свои нужды. Таким образом, российская экономика окажется одновременно на периферии старого и нового мирохозяйственных укладов. Она окончательно утратит способность к самостоятельному развитию, а ее экономическое пространство станет полем соперничества западных и восточных корпораций. Это создаст дополнительное политическое напряжение, чреватое утратой национального суверенитета. Чтобы избежать этой ловушки двойной зависимости, необходимо немедленное кардинальное изменение экономической политики.

Антикризисные меры

Правительство объявило о пакете антикризисных мер, которые включают введение механизма субсидирования процентной ставки по кредитам организациям торговли, получаемым на формирование запасов продуктов питания и товаров первой необходимости, а также застройщикам в рамках проектного финансирования; предоставление кредитным организациям возможности временного не ухудшения оценки качества обслуживания долга; отсрочку по налоговым платежам отраслям, пострадавшим от ухудшения ситуации; расширение программы субсидирования доступа субъектов малого и среднего бизнеса к заемным средствам и возможности реструктуризации ранее выданных кредитов и другие меры.


При всей их разумности и, возможно, эффективности для отдельных сегментов экономики они не затрагивают фундаментальных причин уязвимости России от мирового кризиса и американской агрессии. Главная из них в полной открытости российской финансовой системы для атак валютных спекулянтов и подчинении денежно-кредитной политики их интересам. Без приведения политики Банка России в соответствие с требованиями национальной безопасности, конституционными обязанностями обеспечения устойчивости рубля и целями опережающего развития экономики усилия президента и правительства окажутся тщетными. Как это было в 2008–2009 и 2014–2015 годах, когда меры государственной поддержки банковской системы лишь подлили масла в огонь кризиса.

Для обеспечения безопасности и устойчивого развития российской экономики необходимо защитить ее от внешних атак, что предполагает введение избирательных ограничений на трансграничное движение спекулятивного капитала. В качестве таковых могут быть использованы меры как прямого (лицензирование, резервирование), так и косвенного (налог на вывоз капитала) регулирования. Необходимо прекратить использование резидентами иностранной валюты как средства накопления, а также кредитование ЦБ валютных спекуляций. Наряду с введением избирательных ограничений в отношении трансграничных спекулятивных операций целесообразно усилить меры по деофшоризации экономики, ее дедолларизации, прекращению утечки капитала и стабилизации курса рубля. Необходимы также серьезные усилия по регулированию финансового рынка, его защите от мошеннических манипуляций, включая проведение объективных расследований признаков манипулирования рынком с наказанием преступников. Необходимо восстановить государственный контроль над МБ и финансовым рынком в целом, кардинально повысить компетентность и эффективность работы Банка России как мегарегулятора.

27 марта 2020 года Банк России принял решение, в котором объявил: «В текущей ситуации системно значимым банкам целесообразно предоставить льготный режим соблюдения показателя краткосрочной ликвидности Н26 (Н27), чтобы у них было больше возможностей по кредитованию экономики. В дополнение к объявленному снижению платы за право пользования безотзывной кредитной линией с 0,5 до 0,15 процента Банк России увеличил максимальный совокупный лимит по безотзывным кредитным линиям с 1,5 до 5 триллионов рублей на период с 1 апреля 2020 года по 31 марта 2021 года, принял решение по 30 сентября 2020 года не считать нарушением норматива Н26 (Н27) снижение фактического значения норматива Н26 (Н27) в результате недостатка высоколиквидных активов и иных альтернативных инструментов».

Рядовому гражданину в данном решении трудно что-либо понять. Но эта дополнительная ликвидность, о которой речь, превышает весь объем средств федерального бюджета, предусмотренных на поддержку экономики. По опыту предыдущих эпизодов масштабного предоставления Банком России ликвидности в период финансовых кризисов (эпизоды 1998, 2008 и 2014 годов) увеличение БКЛ на 3,5 триллиона рублей почти автоматически означает потерю практически 10 процентов ЗВР (это без малого 50 млрд долл. США) и дальнейшее падение рубля.

Для предотвращения этого предлагается:

  1. Рекомендовать ЦБ РФ ввести правило фиксации открытой валютной позиции (ОВП) банка на каждый операционный день, не позволяя банкам использовать средства БКЛ на покупку валюты.
  2. Поручить ФНС, ФТС и Росфинмониторингу проверять операции коммерческих банков по покупке валюты на предмет фиктивных импортных контрактов с использованием фирм-однодневок и офшорных «прокладок» с тем, чтобы данные операции не служили отмывочным механизмом для вывоза капитала и финансовых спекуляций.
  3. Рекомендовать ЦБ РФ как регулятору своевременно принимать меры по введению ограничений на спекулятивные операции по покупке валюты (резервирование средств, отсрочки по совершению сделок, тотальный контроль за легальностью происхождения и уплатой налогов и пр.), а в отношении зарубежных спекулянтов, доминирующих на валютном рынке, – временные запреты по биржевым операциям.
  4. Рекомендовать ЦБ РФ прекратить операции по абсорбированию ликвидности, выкупить свои облигации и закрыть депозиты – эта мера даст еще три триллиона рублей от сокращения «структурного профицита ликвидности», вызванного завышением ключевой ставки ЦБ.

Для предотвращения спазма деловой и инвестиционной активности следует широко использовать инструменты целевого кредитования производственных предприятий. Банку России развернуть дополнительно к существующим льготным кредитам для МСП на 500 миллиардов рублей специнструменты рефинансирования коммерческих банков под один-два процента годовых для критически важных в условиях кризиса секторов (медицина, образование, агропром и пр.) на общую сумму до трех триллионов рублей под обязательства предприятий и банков, а также для кредитования инвестиций, в том числе в рамках национальных проектов, по специнвестконтрактам. Создать механизм целевого рефинансирования институтов развития, многократно расширив их возможности по кредитованию инвестиций, в том числе по замещению «пересохших» иностранных источников кредита.

Исходя из международного и отечественного опыта первое, что необходимо сделать, – это перекрыть каналы вывоза капитала и финансирования спекулятивных атак против рубля. Именно так поступил Виктор Геращенко после дефолта 1998 года, зафиксировав валютную позицию коммерческих банков.

Меры на валютном рынке

Банку России необходимо четко обозначать целевые параметры обменного курса рубля, обеспечить участникам больше понимания относительно будущих тенденций валютного рынка. Объем ЗВР России сейчас превышает величину всей рублевой эмиссии (денежной базы) более чем в два раза. Это означает, что регулятор может установить любой разумный валютный курс, минимизируя уровень неопределенности и амплитуду курсовых колебаний. Для этого следует ввести «правило курсовой политики» – удерживать курс рубля на заданном уровне длительное время путем проведения своевременных интервенций и мер по нейтрализации спекулятивных атак. При угрозе выхода за пределы установленных границ проводить неожиданное для спекулянтов единовременное изменение курса и затем его удерживать тем же образом. Это позволит избежать лавинообразного «бегства капитала» и валютных спекуляций против рубля в случаях корректировки его курса в связи с изменением фундаментальных условий курсообразования.

В целях стимулирования продолжения процессов евразийской экономической интеграции, совместного прохождения и последующего выхода из кризисных режимов, вызванных глобальной пандемией и негативными процессами на единых рынках ЕАЭС, необходимо принятие неотложных мер, в том числе:

  1. Подписание правительствами и центральными банками стран ЕАЭС соглашения о границах взаимных колебаний национальных валют («валютная змея» по типу существовавшей в ЕС до введения евро) и о механизме демпфирования колебаний (через свопы и механизм ЕФСР, размер которого необходимо увеличить до 1,5–2 трлн руб.).
  2. Для снижения давления на курс рубля принять меры по дестимулированию перетока средств с рублевых на валютные счета путем использования более льготных нормативов, регулирующих операции с рублями (норм резервирования, достаточности капитала и др.), и наоборот – установить повышенное резервирование средств на валютных счетах, особенно в долларах и валютах стран, присоединившихся к санкциям, до 100 процентов.
  3. Ввести в действие «спящие» нормы, предусматривающие наказание за манипулирование рынком. Провести тщательное расследование всех эпизодов обрушения и резкого подъема курса рубля на предмет выявления механизмов и фактов манипулирования рынком. Принять меры по наказанию преступников, организовавших обвалы курса рубля в 2014 году и в настоящее время.
  4. Добиться многократного снижения размаха валютных спекуляций посредством сокращения «кредитного плеча» и числа сессий, а также других общепринятых в мировой практике стабилизационных механизмов на Московской бирже с восстановлением над ней государственного контроля.
  5. Установить минимальные сроки вывода за рубеж и в иностранную валюту финансовых ресурсов, высвобождаемых после продажи гособлигаций и других рублевых обязательств российских эмитентов.
  6. Перекрыть каналы утечки капитала. Обеспечивать свободную конвертацию валюты только по текущим операциям. При этом оплату импорта за иностранную валюту проводить только по факту поставки товаров в Россию или оказания услуг. Ограничить вывоз капитала только операциями, необходимыми для расширенного воспроизводства реального сектора экономики. Ввести лицензирование трансграничных операций капитального характера.
  7. Устранить льготное налогообложение прибыли от финансовых операций, а также ввести налог на валютные спекуляции (так называемый налог Тобина в размере 0,01 процента от суммы транзакции). Данная мера будет необременительной для финансовых транзакций в производительных целях, а деятельность финансовых спекулянтов сделает почти убыточной.
  8. Ввести полную продажу валютной выручки. Стимулировать экспортеров к продаже валюты через использование широкого комплекса мер (налоговых рычагов, резервов, балансовых нормативов), формирующих более выгодные условия хранения и проведения операций в рублях по сравнению с операциями в валюте.
  9. Временно запретить покупку зарубежных, в первую очередь американских ценных бумаг, а также сбросить государственные вложения в эти инструменты. Этот шаг снизит риски российских участников с точки зрения замораживания или ареста их средств, вложенных в иностранные госбумаги.
  10. Минфину России прекратить покупку иностранной валюты и отменить «бюджетное правило». Нефтегазовые доходы бюджета направить на финансирование антикризисных мер, включая закупку критически необходимых импортных товаров прежде всего медицинского назначения.
  11. Прекратить действие системы страхования вкладов в части депозитов в иностранной валюте. Предложить гражданам обменять эти вклады на рублевые на рыночных условиях, а коммерческим банкам – продать располагаемую иностранную валюту Банку России по текущему курсу.
  12. Разрешить заемщикам применять форс-мажор по отношению к кредитам, предоставленным субъектами стран, установивших и вводящих финансовые санкции против России. Ввести мораторий на выполнение обязательств подвергнутых санкциям компаний перед кредиторами и инвесторами из соответствующих стран, а также арест на их доли и акции. В случае ареста валютных активов Минфина и Банка России, государственных банков и корпораций, а также угрозы тотального применения санкций против российских предприятий – введение моратория на погашение и обслуживание кредитов и инвестиций, полученных из государств, применяющих санкции против России, а также арест их активов.
  13. На время действия санкционных мер запретить дочерним структурам банков из стран, применяющих санкции, привлечение новых средств российских вкладчиков.
  14. Отменить выкуп акций Сбербанка правительством у Банка России. Сэкономленные средства Фонда национального благосостояния направить на закупку критически необходимых иностранных товаров, прежде всего медицинского назначения.
  15. Проводить котировки обменных курсов валют в привязке к рублю, а не к доллару и евро. Исключить доллар из валютной корзины.

Эти меры обеспечат резкое сокращение валютных спекуляций, подчинение валютного рынка обслуживанию трансграничных операций реального сектора и долгосрочную стабилизацию курса рубля, что необходимо для нормализации инвестиционного климата, расширения возможностей международного сотрудничества, национальной безопасности и придания рублю функций региональной резервной валюты в ЕАЭС и прилегающей части Евразии.

Фото: google.com


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.