Британия в 2022-2027 гг.: формирование «Новой Ганзы»  43

Аналитика и прогнозы

14.07.2022 11:00

Андрей Школьников

14478  9.5 (22)  

Британия в 2022-2027 гг.: формирование «Новой Ганзы»

Важнейшей геополитической задачей Британии на ближайшие 5 лет (2022-2027 гг.) становится формирование собственного панрегиона, в основу которого должен лечь праволиберальный проект «Новая Ганза». Суть его – ослабление, фрагментация и получение контроля над Северной и Западной Европой для последующего ограбления и эксплуатации этих территорий. В ближайшие годы основным противником этих планов будет ЕС, в среднесрочной перспективе – Континентальные элиты Европы/Ватикан и Россия

Авантюрная, сверхнаглая, наполненная интересными ходами и обманом как врагов, так и союзников, политика премьер-министра Бориса Джонсона позволяла говорить о начале открытого и явного противостояния с ЕС/Германией уже через 1-1,5 года. В этот расклад, однако, вмешались внешние события – возникла срочная и актуальная необходимость в демонстрации миру давно не виданного единства Старого и Нового Света. Все раскалывающие лодку проекты, как и потенциальные попытки просто начать делать что-то выходящее за рамки похвального западного единомыслия, например – через ростки независимой политики, оказались сейчас вне пределов допустимого и подвергаются точечным ударам.

Общий тренд и логика на формирование собственной зоны влияния остались неизменными, вот только срок начала явного и открытого противостояния между Британией и ЕС, а позже Германией, сдвинулся до 2024-2025 гг., т.е. до наступления в Европе социально-экономической катастрофы. Рассмотрим особенности планов и действий Туманного Альбиона на среднесрочную перспективу.

Британские спецслужбы

Геополитическое и геостратегическое усиление Британии и возросший уровень ее субъектности не подлежат сомнению, в последние 5-7 лет, особенно на фоне того, что происходит в других европейских странах и ЕС в целом, она набирала влияние, можно сказать, стремительно. Возникает резонный вопрос, за счет использования/конвертации каких ресурсов осуществляются эти перемены.

У Британии не так и много активов, обеспечивающих преимущества в геостратегической борьбе: система и традиции разведки, связи внутри мировой элиты, признанное положение второго по значимости финансового центра в мире (пока это ещё имеет значение), система воспитания элит, высокий патриотизм всех слоев населения и умение вести когнитивные войны. В то же время Британия не может похвастаться ни армией, ни флотом, ни сильным ВПК, ни высокой автономностью, сбалансированностью и устойчивостью экономики, ни сильными смыслами, ни высокой пассионарностью. Хотя имеющиеся налицо козыри здесь умеют порой разыгрывать на редкость эффективно.

Особенно тут нужно упомянуть о британской разведке, которая строится на традициях профессиональных династий (элементах сословного общества) с наследованием связей и контактов. Представители одной и той же семьи, очень часто принадлежащей к высшим слоям аристократии/истеблишмента, работают на разведку столетиями, поколениями. Они, как правило, специализируются на конкретном регионе/стране, где поддерживают контакты с наследственными представителями местных элит. Фактически личные связи, подкрепляемые и упрочиваемые в каждом поколении и передаваемые от отца к сыну, и становятся элементом «вербовки», превращения «объекта» в потомственного агента влияния.

Все это подкрепляется обучением представителей элит третьих стран в Британии, где, собственно, и закрепляются установленные связи. При подобной постановке дела зачастую становится необязательной даже непосредственная вербовка британскими спецслужбами таких элитариев, нужный результат легко достигается через дружеские, партнерские отношения, подкрепляется совместными бизнес-интересами, а иногда и браками. Влияние британских спецслужб вообще очень сильно в странах с наследственной элитой, оно даже не требует англофильских настроений, большая часть его идет через личные привязанности, симпатии и «дружбу семей/родов».

Отсутствие в России выраженной наследственной элиты играет нам в плюс, эффективность связей сквозь поколения, конечно, падает. Однако любой потомственный элитарий, родители которого замечены в тесных и дружеских отношениях с англичанами, без сомнения, должен браться на карандаш. Аналогичные меры должны приниматься и в отношении элит тех стран и народов, которые войдут в наш панрегион.

Повторить систему, подобную британской, мы не сможем, да, впрочем, и не нужно, вреда от формирования наследственной элиты намного больше, чем любых выгод. Но вот признаем все-таки, что для дипломатии и отдельных спецслужб наличие династий, придающее особый блеск, престиж и респектабельность «шпионской» работе, способно ведь давать не только импульс для производства все новых сверхприбыльных и высокотехнологичных «бондиан», но и большой потенциал развития самих названных институций…

Таким образом, неоспоримо, что британские спецслужбы, используя естественные для сословного общества профессиональные династии, «дружбу» и сотрудничество с элитными кланами и семьями третьих стран, продолжают быть весьма важным и сильным инструментом влияния. В сочетании с высокой лояльностью британских элит и общества своему государству получается отменно устойчивый и надежный симбиоз личных, семейных и государственных интересов, который в умах внешних наблюдателей уже давно превратился в некий эталон служения династии и отечеству.

И, да, пользуясь весом и связями внутри англосаксонских стран, Британия зачастую перетягивает на себя непропорционально большое влияние, так Украина в последние годы оказалась под надзором британских спецслужб.

Перманентный управленческий кризис ЕС

На фоне конфликта в 2022 году на территории бУкраины в Европе открылась подготовка к эпической борьбе между Германией и Британией: если первая стремится усилить контроль над экономикой и политикой ЕС, то вторая – развалить единую Европу. В 2020-2022 гг. можно было наблюдать скрытые подковёрные тычки – по одну сторону расположились резкие, агрессивные, авантюрные, мобилизованные островитяне, с другой – аморфные, оплывшие, больные и безвольные политики континента.

Высокая плотность интересов, связанность и необходимость «большим» и «сильным» в брюссельской сборной практически по любому вопросу договариваться со сворой «мелких», «слабых», но кусачих – все это привело к созданию современной солидарно-консенсусной системы в ЕС, способной существовать лишь при постоянном поступлении внешнего ресурса, за счет которого и происходит достижение внутреннего компромисса. Мантры по удовлетворению интересов всех сторон звучат регулярно, но в условиях игры с нулевой суммой всегда остаются проигравшие и недовольные, так как понятия о справедливости сильно различаются. Попробуйте, к примеру, добиться консенсуса даже по малозначимому вопросу от жильцов многоквартирного дома или от мам в школьном чате – вы столкнетесь с ором, криками и особыми мнениями.

В ЕС все намного хуже, так как вопросы реально значимы, каждый хочет добиться «победы», чтобы хорошо выглядеть в глазах своих избирателей и внутренних партнеров/конкурентов. За несколько поколений с момента окончания Великой Отечественной войны процедуры внутриевропейского согласования были выверены и стали частью политической культуры. Современные европейские политики, похоже, в своем большинстве не способны даже думать по-разному. Сформировалась четкая иерархия, в какой последовательности и насколько учитываются запросы и пожелания каждой страны в зависимости от заявленной темы, кто и на сколько в своих запросах может превысить разумное, и т.д.

Условно: в вопросе экономики максимальны и удовлетворяются на 90% интересы Германии, далее идут крупные страны – 80%, и так до мелких лимитрофов, чьи запросы идут с 50-процентным сокращением. Если кто-то изначально выходит за рамки разумного и дозволенного, его начинают бить всем кагалом, как это часто в последние годы бывало с Польшей и Венгрией. В итоге все считают и позиционируют себя немного выигравшими, подчеркивая направления, где у них больше изначального веса. Только ведь закон сохранения никуда не девается. Пока было развитие и ограбление периферии, все было просто, по мере же их убыли и разрушения глобального мира этот механизм работать перестает.

Подходы и предложения европейцев по Украине замечательно демонстрируют абсурдность, политическую импотенцию и тотальную утрату реальности. В их табели о рангах статус России и Украины вообще стоит намного ниже основных стран ЕС. Долгими месяцами европейцы согласовывали свои «предложения» внутри себя, приходили к «консенсусу», устраивающему всех значимых игроков внутри ЕС, а также евробюрократию, после чего гордо доводили результаты до внешних стран с незамутненной детской уверенностью: осталось согласовывать совсем немного, 90% возражений снято.

Судя по отсутствию контактов с Россией после телефонного турне Эммануэля Макрона и скоропостижного визита канцлера Австрии весной 2022 года, в Москве уже перестали слушать этот бред. Постепенно становится всё яснее – даже неадекваты в Киеве от подобной «дипломатии» устали.

И, да, Британия тоже решила поиграть на этой особенности ЕС, выйдя в одностороннем порядке из соглашения по Серверной Ирландии…

Таким образом, ясно, что политическая система и процедуры принятия решений в ЕС делают из него потенциальную жертву для внешних сил. Крючкотворная система компромиссов и согласований не позволяет Брюсселю одновременно решать более одного сложного вопроса, так как тут же начинаются связанные требования и сложность торгов растет, как степенная функция. Пока не решен вопрос по Украине, никакой другой темой ЕС заниматься не в состоянии, в том числе, конечно, и односторонним нарушением Лондона условий Brexit’а.

«Новая Ганза»

В середине 2022 года наметилось ослабление внешнеполитической деятельности и активности главного надзирателя за всем – США на ближайшие 2,5 года (до следующих выборов президента) отходят от европейских дел. Это немедленно привело к усилению попыток Британии взяться за/временно перехватить англосаксонские/праволиберальные рычаги влияния на Европу,  используя политические инструменты, контакты по линии разведок и внутриевропейских агентов влияния вроде Польши. В июле 2022 года Британию одернули, притормозив планы и действия, но стратегии и программы уже оказались засвечены.

Итак, в 2024-2027 гг. Британия планирует противостояние с Германией, а после её ослабления – с Континентальными элитами и Ватиканом, за влияние и власть на территориях Новой Ганзы: Скандинавии, Бенилюкса, большой части Франции и Пиренейского полуострова. Польский проект Межиморья сам по себе неинтересен, он является лишь  приманкой для ослабления России и Германии/Континентальной Европы, не более. Как только эти карты будут отыграны, Британия сдаст всю Восточную Европу без всяких сожалений.

К большой игре за «Новую Ганзу» Великобритания стала готовиться в 2021-2022 гг.: расставлялись фигуры вроде Эммануэля Макрона, набирались карты, определялись козыри – чтобы после начала социально-экономической катастрофы и ухода США с континента (2024-2025 гг.) начать роббер. В ближайшие годы британцам, а если шире, то англосаксам, нужен перманентный конфликт в Европе, уничтожение её экономической и военной мощи и субъектности ударами «об Россию», что пока успешно получается.

Иллюзорные проекты Британии


Рис. Иллюзорные проекты Британии

Задачи Британии в рамках этой будущей борьбы и подготовке к ней – рассинхронизация, ослабление общеевропейской политики, «покупка» отдельных стран собственными эфемерными, иллюзорными проектами. Проект «Межиморье», подогревающий польские амбиции, и конфликт с Россией и Германией, как и Тюркский каганат, ориентированный на независимую турецкую линию, формируются ровно в этой парадигме.

В конце июня 2022 года была вброшена еще одна идея – возрождение «Римской империи» для южной Европы, о которой практически 1700 лет грезили все кому не лень, включая Бенито Муссолини и творцов ЕС. Следом можно ожидать «креатива» по восстановлению Испанской империи/Империи Габсбургов для «союза» с Латинской Америкой, Империи Карла Великого, чтобы обратить внимание франко-германского ядра на себя самих, чуть ли не земель викингов с эвентуальной посадкой в их центре ясеня Иггдрасиль и т.д. – и так вплоть до реальной цели, «Новой Ганзы», которая изначально замаскирована другими геополитическими построениями.

По-видимому, крупнейшей геостратегической ошибкой Европы в 17-18 веке был отказ от возвращения и христианизации исторических греко-римских территорий – Севера Африки и Ближнего Востока, благо демография и военное преимущество тогда это позволяло. Сейчас у Европы была бы естественная периферия, оберегающая ее от неоварваров и защищающая ее подбрюшье. Но время упущено, в текущих условиях ослабление границ, формирование единого экономического, политического и т.д. пространств приведет лишь к ускорению гибели остатков западноевропейской цивилизации под наплывом неоварваров, и не более.

Обещая Польше «Межиморье» и Турции «Тюркский каганат», т.е. статус региональных держав с контролем над большими территориями в рамках большого британского панрегиона, Лондон активно расшатывает и так испытывающий проблемы ЕС. Начата попытка «замотивировать» Италию и усилить давление со стороны Египта, Турции и других соседей ЕС на еще один союз. Ведь их требования к ЕС будут вскоре синхронизированы в рамках предложенной повестки и договариваться Европе с ними станет много сложнее.

Ситуация с Францией сложнее. С одной стороны, политику Эммануэля Макрона очень сложно назвать профранцузской, особенно учитывая его биографические связи. С другой, любое предложение возрождения Великой Франции будет означать запуск национального возрождения, усиления армии, контроля над Западной Африкой и т.д. Все остальные проекты виртуальны, Польше, Турции, Италии и т.д. предлагается бросить все внешнеполитические силы и ресурсы для достижения несбыточных договоренностей, меморандумов о сотрудничестве, установлении культурных связей и т.д. со странами и народами, которым данные союзы не нужны. От Британии, как главного союзника, данные процессы не требуют ресурсов и реальной помощи. С Францией же подобный фокус не пройдет – все соглашения и меморандумы ещё сохранились, нужно начинать действовать, тратить ресурсы, направлять войска в Африку и др., чего Лондону, разумеется, совсем не хочется.

И, да, ситуация дюже забавна, когда вышедшая из ЕС страна не только оставляет Брюсселю для контактов, общения и документооборота свой язык, бойко заученный всеми по усредненному стандарту, лишенный естественной креативности и чужой практически для всех, но и навязывает свою повестку и проекты, противоречащие друг другу, а отдельные «политики-интеллектуалы» на это ведутся…

Таким образом, полагаю, что в ближайшие 2-3 года, до начала социально-экономической катастрофы в ЕС и ослабления вопросов безопасности, Британия будет исподтишка пакостить ЕС и Германии, чтобы в 2024-2027 гг. начать активное противостояние с целью разрушения ЕС и формирования собственного панрегиона, частью которого будут пытаться сделать «Новую Ганзу».

Параллельно основным планам Британия планирует инициацию/помощь в запуске проектов младших партнеров, прекрасно понимая небольшой их шанс на успех. Если хотя бы один из этих проектов «выстрелит» – это будет несомненной удачей, но, главное, сама попытка их реализовать значительно ослабляет единую Европу, заставляя отдельные её страны тратить ресурсы, внимание и силы на сепаратные действия, зачастую противоречащие общеевропейским проектам и интересам.

В среднесрочной перспективе (2023-2027 гг.) такие акции будут приоритетным направлением для Британии на пути формирования ее собственного панрегиона.

Оперативная пауза

Стратегировать и планировать, играя первым номером и определяя траекторию и ход развития событий, вероятно, весьма приятно, но внешние события и действия других игроков заставляют пересматривать стратегии, брать паузы и искать обходные пути. В начале 2020 года политический курс Британии сменился на более агрессивный и авантюрный, внешнеполитические амбиции и градус напряжения, как того и требовали обстоятельства, повысились. В начале же июля 2022 года спешная и резкая перемена случилась с очевидно обратной целью – снизить напряжение, спрятаться, уйти с линии огня.

Описывая в марте последствия санкций со стороны западных стран для российской экономики, я указывал на грядущие проблемы в экономике самой Европы – начиная с лета, бегство капитала в США и перенос сроков возможного обрушения рынков/Долины пирамид на август-октябрь 2022. Экономическое положение становится все хуже: стагфляция уже не скрывается, энергетический кризис свирепствует, так, в ЕС уровень промышленной инфляции вырос до 36,4%, а поскольку это опережающий индикатор, то через 4-6 месяцев увидим сопоставимые значения и в конечном потреблении. Начавшееся повышение ставки ФРС с озвученными планами выйти практически на 4%, ускоряет обрушение Долины пирамид. Во втором квартале большие проблемы долгового рынка и облигаций стали видны ясно, продолжение следует.

По многим другим показателям и индикаторам мировая экономика плотно заходит на траекторию обрушения начала 2020 года и/или запуск Великой депрессии 1929-1930 гг. В 2020 году удержать ситуацию удалось только блокировкой/остановкой реального сектора экономики с помощью covid-19.

Отставка премьер-министра Британии Бориса Джонсона стала событием интересным и необычным из-за его вдруг явленной динамики. Несколько причин сошлось разом, превратив размеренный ход событий в водевиль и шапито. 06.06.2022 г. парламентская фракция Консервативной партии отказалась поддержать вотум недоверия, – а уже через месяц несколько десятков самых влиятельных и/или лояльных премьер-министру депутатов ставят ультиматум о его отставке, демонстративно и массово покидают министерские посты (в Британии министры назначаются из числа действующих депутатов), наплевав на карьеру, партийную дисциплину, лояльность и традиции.

Случилось ли за месяц что-либо в публичной сфере, что могло привести к такому развитию событий? Нет, проигрыша в войне, государственного дефолта, подтвержденного безумия или сверхгромкого сексуального скандала не было. Судя по всему, произошло наложение нескольких факторов. Может ли причиной происходящего быть ухудшение внутренней экономической ситуации в Британии? По сравнению со США и ЕС ничего выдающегося не происходило, проблемы нарастали, но оснований для паники и скоропалительных решений не было, в ситуации месячной давности ничего кардинально не поменялось.

Флешмоб однопартийцев вплоть до молодых заднескамеечников с отказом от министерских постов – нонсенс, они знают, что у них нет перспектив и шансов удержаться. Стало быть, к консенсусу пришли партийная верхушка/значимая часть элиты страны. Скорость принятия решения говорит о том, что Лондону необходимо резко фиксировать убытки и останавливать текущие действия/программы, брать паузу и подвешивать ситуацию (единственное, что делала хорошо Тереза Мэй). Это очень напоминает сдачу из-за шантажа сильной и реализуемой угрозой, ударом, которого нельзя отвести (санкции ЕС, удар по финансовой системе и т.д.).

Формат происходящего продемонстрировал выбор «козла отпущения» и приостановку части перспективных долгоиграющих геополитических проектов, в первую очередь в противостоянии/дестабилизации Европы: разрыв соглашения с ЕС по Brexit, поддержка конфликта на Украине, польский проект «Межиморье», турецкий проект «Тюркский каганат» и др., вплоть до «Новой Ганзы».

Ничего нового за прошедший месяц Британия делать не начала, да и за отдельные неверные действия всегда можно тихо одернуть, поправить. Борис Джонсон одномоментно стал проблемой по многим критериям, «поддать» ему точечно стало невозможно, так как разрушительный эффект его политики, как и качка общемировой лодки, возрос слишком резко. Действительно, за июнь 2022 года изменились внешние условия – состоялось признание мировой рецессии и ведения подготовки долгового рынка к обвалу. Времени оказалось столь мало, что Джонсону даже не дали сохранить лицо, обломав его через колено.

И, да, как стратегу мне жалко ухода Бориса Джонсона, ровно так же, как было жалко Дональда Трампа и будет жалко Реджепа Эрдогана. Но как русский человек – аплодирую происшедшему стоя, на несколько месяцев Британия выведена из субъектной игры…

Таким образом, заключаем: усиливающаяся субъектная и независимая политика Британии, олицетворением которой стал Борис Джонсон, столкнулась с реальностью. В ближайшие месяцы риски обвала Долины пирамид или запуска очередного неэкономического способа остановки и/или обнуления экономики (например, кибершторма, общемировой техногенной катастрофы, новой «эпидемии») выросли. На Западе началась зачистка и ослабление любых потенциальных центров сопротивления – именно об этом свидетельствуют убийство экспремьер-министра Японии Синдзо Абэ, бегство ряда консервативных политиков из своих стран под угрозой убийства и странных смертей.

Будь ситуация не столь критичной, отстранение Бориса Джонсона было бы обставлено пристойнее и спокойнее. Его сверхавантюрная, смелая и наглая политика временами была блестящей по своей эксцентрике и чудачеству, он не переходил красных линий, просто красные линии сдвинулись, и он оказался в глубоком тылу «непрухи» без помощи и поддержки.

До джонсоновского абшида начало явного и активного противостояния Британии и ЕС/Германии можно было ожидать через 1-1,5 года, но в свете изменения ситуации можно думать, что в ближайшие 2-3 года Лондон будет вести себя умеренно и активизируется уже в 2024-2027 гг., когда придет его время нарезать свою зону влияния.

Резюме

В среднесрочной перспективе (2022-2027 гг.) стратегическая цель Британии в отношении «Континента» ясна и понятна – подготовка формирования «Новой Ганзы», т.е. фрагментация северной, западной части Европы и отдельных анклавов для создания подконтрольной и подлежащей грабежу территории/панрегиона. Текущие задачи в этом направлении ясны:

  • обеспечение недееспособности ЕС – перегрузка и парализация системы принятия решения;
  • дальнейшее размывание идентичности европейцев;
  • формирование фальшивых/иллюзорных региональных проектов, для окраин ЕС, осложняющих жизнь в первую очередь Германии, во вторую – Франции;
  • отвлечение ЕС от одностороннего отказа Лондона строго следовать условиям Brexit’а и проводимой им антиевропейской политики.

Ативность в этих направлениях со стороны Британии зашкаливала: подстегивание противостояния на бУкраине, блокировка/перегрузка управленческих контуров ЕС и запуск виртуальных проектов по формированию «региональных блоков» («Межиморье», «Тюркский каганат», «Новая Римская империя» и др.) позволяли прогнозировать уже в 2023-2024 гг. запуск проекта «Новая Ганза» и начало открытой активной фазы противостояния.

Ситуация в мире, однако, вынудила внести корректировки. Все большее ухудшение экономической ситуации привело к резкой и обидной отставке Бориса Джонсона с приостановкой внешнеполитических проектов. Активной политики со стороны Британии и запуска конфронтации с ЕС/Германией следует теперь ожидать в 2024-2027 гг., до того времени действия Лондона будут менее заметны.

И, да, какое отношение ко всему происходящему имеет Украина? Никакого, это сущность меньшего масштаба. Игра, наконец, пошла по-крупному…

Фото:kauppalehti.fi


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.